Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Архив » Ирландские корни


Ирландские корни

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название: Ирландские корни
Время: за день до похорон Маскарди
Место: южный Бостон, квартира Джо О'Нилла
Персонажи: Джо О'Нилл, Драгана Слович
Описание: внебрачная дочь вышла на след блудного отца

0

2

По соседству с блестящим, звонким, живым Восточным Бродвеем в ирландском квартале южного Бостона притаилась Марин-Роуд. Фонари на этой улице горели через один, поэтому здесь уже властвовали сырые осенние сумерки. Как гуталин темнота растеклась по узким закоулкам и пустынным проспектам. Сонную тишину маленькой Ирландии лишь изредка нарушал далекий бродвейский гул или лай дворняги. Крохотный закуток мегаполиса казался бы заброшенным, если в окнах кирпичных домов не горел бы свет.
Джо О'Нилл затянулся, и в космическом мраке вспыхнул багровый кончик сигареты. Из окна своей квартиры Христос видел улицу, на которой вырос.

За тем углом он выкурил первую папиросу.
На той скамейке впервые поцеловал девушку.
В том переулке диллер убил его отца.
У того тротуара черные до смерти избили друга.

А эта халупа — его дом.

Почти четверть века, со дня смерти папы, все здесь оставалось прежним. Только серые обои ветшали, полы гнили, потолки проседали. Джо, валет бубновой масти, мог бы позволить себе королевские апартаменты. Но, вопреки уговорам, оставался жить в убогой лачуге. О'Нилл был самым одиноким человеком в Бостоне, в Штатах, а быть может и во всем мире. Он потерял друга, мать, любимую. Даже с женщиной Христос спал больше двух лет назад. А старая сгнившая квартира воплощала его прежнюю, счастливую жизнь.
Выпустив колечко сизого дыма, Джо опустился в отцовское кресло и прикрыл глаза.

Отредактировано Джо О'Нилл (2010-10-24 01:31:15)

0

3

Все шло так быстро, так странно, так запутанно... Вспышки плавили мозг, голоса вокруг мешали думать... Не было возможности сосредоточиться. Хочется закричать, швырнуть чем-нибудь. Но это не то, что сейчас нужно было.
Драгона умела выбирать цель и ее достигать. И сейчас у нее была цель. Маленькая, пускай ничтожная цель. Но Драгана поставила ее перед собой, и теперь такси мчало по заданному адресу навстречу ее цели. А пока было время подумать. Девушка приоткрыла окно, закуривая. Чудовищная гадость, но привычка - это привычка. Тонкая сигарета в губах юной леди. Не это ли любят мужчины? Этакая эротическая фантазия... Но ей было плевать на их причуды и фантазии.
Когда-то, уже так давно, по сути своей, ее мать ходила по этим улицам, продавая себя за гроши... Сейчас она ходит по этим улицам и каждый еимок(?) стоит сотни... Пока только сотни, но уже скоро весь Бостон будет говорить о ней. А пока она достигла уже гораздо большего, чем собственная мать.
Яркие огни ночного города никогда не привлекали ее, лишь возможности. И плевать, день, вечер или ночь...
Такси мягко подъехало к старому кирпичному дому. Расплатившись, Драгана вышла из машины и поправила джинсовую куртку. Подняв глаза, девушка посмотрела на два одиноко горящих окна в доме.
И вот здесь живет мой отец?
В душе зарокотало отвратительное чувство разочарования. А, собственно говоря, чего она ждала? Что это будет дорогой особняк? И ее отец будет купаться в деньгах? Стал бы он тогда снимать проституток, тем более таких, как ее мать. Вздохнув, Драгана решила все же закончить начатое и прошла в подъезд, поднимаясь на нужный этаж. Ей не составило проблем найти этого человека. Мать знала его имя, была фотография, а пара полезных людей узнали, что живет он в той же халупе, что и 20 лет назад. Это могло быть и не так, и он мог давно умереть, но проверить все же стоило.
Девушка поднялась на этаж и тихо пошла по темному коридору с обшарпанными стенами и пыльным половиком, чуть приподнимая полы длинного легкого сарафана. В такой одежде она редко ходила, но для первой встречи с собственным папочкой стоило одеться. Драга шла и думала, что она скажет? Что будет делать? Решимости у нее хватит на все, только вот что выбрать... "Привет, я твоя дочь"? или "Привет, ты 20 лет назад снял проститутку и теперь ты мой отец"? Да это просто смешно...
Подойдя к двери, она поправила растрепавшиеся на ветру улицы длинные волосы и постучала. Дверь открыли не сразу, и она думала уже уйти, но внутреннее упорство не давало ей сделать этого. Волнение выдавал лишь окурок в теребящих его пальцах. Косметики минимум, юбка максимум, никаких каблуков, все закрыто. Любой отец должен быть доволен... Но у нее же все не как у людей.
Дверь открылась. На пороге высокий мужчина с суровым лицом, явно давно забывший о бритве.
Теперь понятно в кого у меня рост...
Драга подняла глаза. спокойно смотря на мужчину.
-Вы Джошуа О`Нилл? Меня зовут Драгана. Мне нужно с Вами поговорить.

0

4

Дуло револьвера — первое, что встретило Драгану, когда дверь открылась. Питон Магнум калибра 357 — мощное и надежное оружие. Если выстрелить из него в голову с такого расстояния, пороховые газы разорвут череп, и весь подъезд забрызгает мозгами.
Христос не ждал гостей. Его халупу на Марин-роуд брезговали навестить даже федералы. Поэтому, когда в дверь постучали, первым делом Джо снял пушку с предохранителя.

Щелчок.

И вот теперь он держал на мушке щуплую девочку. Мутно-желтый свет от лампы едва освещал коридор, но и этого хватало, чтобы разглядеть тонкую плоскую фигурку незнакомки. Перед широким, как сам Бог, Джошуа Драгана казалась даже меньше, чем есть на самом деле.
- Мне нужно с Вами поговорить, - сказала она.
- Ну так говори, - выдохнул Христос клуб едкого сигаретного дыма в ответ. Дешевым куревом в его доме пропахло все: мебель, стены, посуда. Даже сам О'Нилл вонял «Complete» - сигаретами, которые выпускает индейское племя скуасин из штата Вашингтон. Полтора доллара за пачку - выгодное вложение, если речь идет о здоровье.

Отредактировано Джо О'Нилл (2010-10-24 12:12:41)

0

5

Взгляд в дуло пистолета всегда неповторим. В этом дуле ты видишь всю свою жизнь, успевает распрощаться с ней, выбрать самые запомнившиеся моменты. Есть два варианта: убежать, но не факт, что убежишь. И остаться. А если ты остался, можешь сохранить хорошую мину при плохой игре и уйти с достоинством. Или же взмолиться о пощаде, рыдая и поливая соплями все вокруг. Драгана же выбрала первый вариант со спокойным взглядом на мужчину и ровным биением сердца. Хотя нет, сердце рвалось из груди. Возможно от неожиданности пистолета, упирающегося ей чуть ли не в гланды, возможно от величины мужчины, рядом с которым она чувствовала себя дюймовочкой, хотя всегда чувствовала себя выше остальных. А возможно от резкой встречи, к которой она все-таки оказалась неготова.
Мужчина стоял и смотрел на нее, выпуская в девушку клубы вонючего дыма.
- Ну так говори
Драгана поморщилась от дыма. Голос у папаши был подстать его внешности.
-Прямо здесь? Ну ладно... Моя мать, Мария, но врядли Вы ее помните, сказала мне, что Вы мо отец. Если Вы меня впустите, я докажу. Хотя могу и здесь, в принципе.
Драгана пожала плечами, доставая из вязаной сумки - мешка фотографию, на которой был изображен он и ее мать. Фотография была потрепанной, старой. Фон на фото напоминал обстановку вокруг. Казалось. что она была сделана здесь, возможно даже в этой квартире. На языке вертелись милые и забавные фразачки типа "Здравствуй, папа, я твоя дочь", от которых самой девушке даже было смешно.
Он продолжала споконо стоять, протягивая мужчине фотографию.

Отредактировано Драгана Слович (2010-10-26 22:33:31)

0

6

Каждое утро Джошуа О'Нилл просыпался с мыслью о том, что он — отбившийся от стада агнец. На протяжении пятнадцати лет компанию ему составляли только сигареты, Бог и детектив Коломбо. Христос был закован в одиночество и приговорен к смерти.

Вы
мой
отец

Девочка показала фотографию, на которой он обнимал женщину. Белая, как обезжиренное молоко, кожа; короткие, точно у мальчишки, волосы; большие, словно фары фольксвагена, голубые глаза. Это Мария — грошовая сербская шлюха.
Они встретились, когда Джошуа было семнадцать. Его единственного друга убили, его больная мать медленно догнивала в квартире с просроченной арендой. И Джо нуждался в утешении. Одержимая семью бесами блудница оказалась последним во всем мире человеком, способным сострадать Христу. Она приходила каждый вечер и трахалась, пока стрекотал секундомер:

Щелчок
Щелчок

ЩЕЛЧОК
Клацнул выключатель, и в квартире загорелся свет. Джо опустил револьвер, и теперь только Драга могла разглядеть отца как следует.
Долгие годы кровавой работы наложили на него свой отпечаток и придали лицу настороженность зверя, готового к схватке. Глаза под набрякшими веками двигались медленно и казались лишенными выражения. Несомненно, было во внешности О'Нилла что-то звериное. Особенно в этих сонных с виду глазах могучего хищника, уверенного в своей силе.
- Заходи, - кивнул он.
Квартира Джо —  это образец аскетизма. Бесформенное кресло, просиженная кушетка, старый телевизор и большое распятие на стене — вот и все, что составляло интерьер. От влаги обои в грязно-бурых разводах вспухли. Вдоль стен тонкими кишками тянулись влажные ржавые трубы. Халупа гнила и разваливалась, но Христос хотел, чтобы все осталось как прежде. Он превратил свой дом во мрачный храм, где поклонялся беззаботной жизни, которая со временем становилась все более омерзительной.
Джо присел на отцовское кресло и, уперев локти в колени, уставился на девочку. Движения  его были медленными, почти  неуклюжими. Словно он изнемогал под тяжестью собственных мускулов. В любой обстановке это был  человек пугающего вида. Тем более, что Мангнум он все еще держал в руках.

0

7

Драгана не привыкла первая заводить разговор, тем более искать для этого подходящих слов, дабы понравиться человеку. Она считала себя выше этого. Но сейчас случай был другой...
Мужчина опустил пистолет, долго рассматривая фотографию. В это время Драга могла спокойно и незаметно рассмотреть его. Вряд ли она пошла в него чем-то большим кроме роста. Хотя она же не видела его в молодости. Впрочем, он ли это нужно было еще доказать... Для этого она и пришла в принципе. Когда мужчина закончил с немыми воспоминаниями, он отошел от двери, бросив девочке "Заходи".
Драгана вошла в помещение. Она не любила подобное желтое освещение. Желтый - цвет отчаяния, болезней, разрушения. Особенно это ощущалось здесь. Загнивающее место. В таких дырах обычно живут лишь крысы или наркоманы, болеющие туберкулезом или чем еще пострашнее. Наверняка ее мать жила в подобном месте... Здесь не было ни романтики, ни достоинства старины, ничего, что могло бы привлечь ее. Девушка прошлась по коридору, идя за мужчиной, стараясь не дотрагиваться ни до чего. Хотелось надеть защитный костюм. Наверное, на лице Драганы было изображено все, что она испытывала к этому месту. Но судя по хозяину этой квартиры, его все устраивало.
Сев в свое кресло, он посмотрел на нее. Девушка не знала, с чего начать разговор. Она обходила немногочисленную мебель в комнате, рассматривая ржавые узоры на потолке. Затапливали... Эта квартира напоминала е о доме в Белграде. Наверное, по-этому, ей захотелось поскорее покинуть это место.
-Она сказала, что ты можешь все еще жить здесь... Я решила проверить... Вижу ты не любишь изменения...
Спокойно и тихо произнесла она, поднимая на мужчину светлые глаза. Она очень хотела, что бы он сейчас начал доказывать, что она ему никто, что этого не может быть, что мало ли кто мог быт ее отцом и прочее. Драгана была готова к подобному разговору, но такая спокойная встреча выбила ее из колеи... Словно он всегда ее ждал... А может действительно ждал?
-Ты знал, что она была беременна, когда уезжала из Америки?
Драгана резко повернулась, смотря прямо в глаза хозяину квартиры.

Отредактировано Драгана Слович (2010-10-24 16:26:38)

0

8

Тем временем куцый окурок погас, и Христос теперь жевал горький пожелтевший от смолы фильтр. На гостью Джо смотрел с прежним угрюмым спокойствием. Лицо его, жесткое, шершавое, казалось лишенным обычных человеческих эмоций.

Счастья
Удивления
Страха

Дубленые мышцы потеряли эластичность, поэтому физиономия О'Нилла навсегда запечатлела холодность и жестокость. Это серое от курения и бессонницы лицо он носил, словно легендарную железную маску с тех пор, как убил первого человека.
- Ты знал, что она была беременна, когда уезжала из Америки? - спросила девочка.
Мутно-голубые глаза, стерильно-бледная кожа. Тонкая и острая, как спица, Драгана во всем походила на свою мать. От отца в ней не было ничего: ни широкой груди, ни кряжистых плечей, ни даже седеющей бороды.
- Я на акушера похож? - мрачно поинтересовался Джо в ответ.
Он был честен с собой. Вся мирская жизнь Христа похожа на существование гондона. В том смысле, что используют его, только когда ебутся. Поэтому, пока девочка топтала полы, Джо раскладывал веером на кушетке стадолларовые купюры из бумажника.

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе...»

Сто
Двести
Триста

«...на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут...»

Четыреста
Пятьсот
Пятьсот десять

Единственная разница между гондоном и Христом заключается в том, что сын божий — не резиновый.

Отредактировано Джо О'Нилл (2010-10-24 21:22:02)

+1

9

Ответ мужчины Драгану почти насмешил. Мужская логика... Классика жанра. А о такой ситуации, что Мария могла ему сказать, он видимо не догадывается... Ладно...
-Проехали... - тихо произнесла она, смотря на то, что делал Джо.
Вот теперь пошла знакомая игра! Теперь правила Слович были знакомы, и уже было более привычно. Значит, решил откупиться - это  стандартное поведение. Не удивил. Драгана оперлась о подоконник, складывая руки на груди и смотря спокойно и чуть холодно на него.
-Можешь убрать обратно. Мне твои жалкие пожитки не нужны. Наверное год пособия собирал. Ненужно, купи себе лучше пачку нормальных сигарет.
Девушка усмехнулась, смотря на веер денег. Видя эту квартиру, действительно казалось, что эти деньги мужчина экономил и собирал с различных подработок...
-Я уже выросла для алиментов, да и откупаться тебе от меня ненужно, не приду больше, можешь не волноваться.
Драгана открыла сумку, доставая пачку тонких сигарет и закуривая. По комнате поплыл, смешиваясь с дымом мужчины клубничный аромат дамских сигарет. Девушка, прикрыла ненадолго глаза, обдумывая, может лучше она ему денег подкинет, она-то из этой дыры уйдет, а ему еще тут жить...  Или может ремонт оплатить? Ей были одновременно и жалко этого человека, и смешно. Что обычно люди, живущие в подобных местах, видят в жизни? Ей хватило сил уехать из подобного места на родине…

Отредактировано Драгана Слович (2010-10-26 20:50:06)

0

10

Серо-зеленые мятые купюры подрагивали на сквозняке, и изрезанный белыми складками Франклин выглядел почти живым. Грант на полтиннике, Джексон на двадцатке, Гамельтон на десятке, Линкольн на пятерке — все они являются олицетворением смертных грехов.

похоти
обжорства
алчности
уныния
гнева
зависти
гордыни

Какой бы пропуск в Ад вы не приобретали, неизменно на вас смотрит мертвый американский президент.
Христос с молчаливой сосредоточенностью разглядывал банкноты. Даже насмешка собственной дочери не могла нарушить вселенского спокойствия. Любой, кто прошел семь кругов Ада скажет: деньги - последнее, что нужно грешнику. Поэтому Джо собирался с легким сердцем расстаться с ними. С ними, с сербской шлюхой, с блудной дочерью — со всем, что могло нарушить затворничество искалеченного отшельника. Но когда Драгана сказала

Больше
Не приду

Джошуа испытал тот гадливый озноб, который испытывает смертник на зеленой миле. Закаленный кровью, болью и даже смертью, Христос боялся только одиночества.
- Не уходи... - просипел он едва слышно.

Отредактировано Джо О'Нилл (2010-10-27 00:20:44)

0

11

Что это? Просьба? Или же попытка показать, кто здесь устанавливает правила? Драгана не могла понять. Ее встречают с настороженностью, это ясно. Ей сухо отвечают, достают деньги - все это нормально. Но... Но просить остаться... Зачем же он их достал? Намекнул, что ему не помешает прибавить? Девушка посмотрела на эту выцветшую от многочисленных рук зелень, помятую от времени, и перевела взгляд на лицо мужчины. Грубые черты лица, глаза, в которых не было видно эмоции. А были ли они вообще? Эта мысль заставила усмехнуться.
-Почему? - спокойно спросила она чуть тише того, как говорила ранее. - Разве ты так просто мне поверил?
Хотелось много чего добавить. Или тебе так не хватает денег и внимания, что ты готов поверить первой встречной? Но озвучивать подобное Драга не стала. Все-таки хоть он и мог не верить, она все же знала правду. И знала, что мать депортировали из США, что она осталась бы здесь, возможно и с ним... А знала ли? Или это были мысли и желания ее матери, внушенные самой Анне. Чего уж сейчас на эту тему рассуждать...
Девушка посмотрела вокруг, но пепельницы не нашла. Мусорить здесь не хотелось, не смотря на общий беспорядок. Неохотно оторвавшись от подоконника, она вышла в коридор, молча ища кухню или ванную.
Коридор, туалет, кухня...
Сначала из крана полилась ржавая вода. Прошла пара секунд, и на дне раковины образовалось некоторое количество воды, в которую и полетел окурок.
-На что ты живешь? - спросила Драгана, вернувшись в комнату, вытирая руки. В какой-то степени она была рада тому, что Джошуа не начал рвать и метать, доказывая, что она не может быть его дочерью. Возможно обстановка действовала так, но Анна в один миг почувствовала себя уставшей. Не хотелось двигаться, спорить. Даже на громкий эмоциональный разговор не было сил.

0

12

Флешбек заморожен.

0


Вы здесь » Boston-city » Архив » Ирландские корни