Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Flashback » I'm shipping up to Boston (c)


I'm shipping up to Boston (c)

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Название: I'm shipping up to Boston (c)
Время: за несколько дней до похорон Сальваторе Маскарди
Место: Бостон, неизвестный клуб номер один, неизвестный клуб номер два
Персонажи: Стивен Мэтарин, Даррен Кейн
Саммари: Что общего может быть у ирландцев? Родина, пиво и... первоклассный секс.

0

2

Само собой, никуда Даррена из холостяцкой квартиры Стивена Мэтарина не отпустило. Его вообще отпускало мало и ненадолго, потому что жизнь с новообретенным братцем… ну, не братцем, но каким-то там родственником седьмая вода на киселе, но тем не менее… короче, его проще было братом называть, особо не заморачиваясь… жизнь с ним оказалась приятной, хоть и не лишенной странностей. Даррен немного подумал о том, чтобы не сидеть на шее, сделал вылазку в «Дублин» и через пару часов уже мог похвастаться работой бармена, который сам мог решать, взрослые или детские порции следовало наливать друзьям-ирландцам. А через неделю сам Большой Эд сдержанно сказал, что «выскочка по крайней мере наливать умеет, а драться его можно научить». Мэтарин на его выкрутасы реагировал довольно флегматично, если вообще реагировал. Даррена это сильно устраивало: отчитываться порой было некому – квартира вечерами часто пустовала. Возвращаться на рассвете было можно и даже нужно, но водить в дом посторонних было строжайше запрещено. Даррен не спросил ни единого разу, даже благодарен был.
В один из вечеров он привычно собирался в один весьма приятный клуб, втайне радуясь жизни и благодаря дядю Роберта за все хорошее. Не успел он натянуть майку и влезть в довольно тесные джинсы, а также провести некие манипуляции с внешностью, как в квартире материализовался собственный братец Стив.
- О, привет, - вежливо поздоровался Даррен. – Я сегодня в ночное, рано не буду. Там деньги за берлогу положил в шкафу.

0

3

Сколько бы Мэтарин ни говнился по поводу своего нового "приобретения", он не мог не признать, что от Даррена, несмотря ни на что, была определенная польза. Парнишка не собирался становиться иждивенцем и каким-то чудом уже через несколько дней начал бегать на работу - и куда!
Стив уже понял, что этот в любую щель без мыла влезет, но удивлялся от этого не меньше.
Об оплате за жилье речь не заводилась - ему было достаточно, что мелкий не таскает у него сигареты, регулярно пополняет запас кофе и не особо свинячит в доме.
Да и, как бы сие ни звучало банально, прикольно иногда было с кем-нибудь потрепаться за жизнь вечерком под пиво…

Сегодня Стивен подзадержался с работы, но это ни в коей мере не нарушило его планов на вечер.
- Там деньги за берлогу положил в шкафу.
- Ага... - уже с порога он приготовился обломать братишке радужные мечты.
- Еще раз так сделаешь - засуну их тебе в...мм, - он подошел к Даррену и критически осмотрел его со всех сторон. - Нет, не выйдет, там уже нет места. А теперь снимай этот пи***ц и одень что-нибудь нормальное. Потому что насчет "ночного" ты попал в точку...
Мэтарин бросил на пол рюкзак и исчез за дверью крошечной кухни, где сразу же зашумела вода, забулькал чайник и хлопнула дверца холодильника.
Через пару минут Стивен появился оттуда с пивной кружкой, в которой дымился горячий кофе, и бутербродом.
- Сегодня у нас культурная программа. В одном очень хорошем месте одни очень хорошие люди играют очень хорошую музыку. Слышал когда-нибудь Мерфиз?.. Если нет, считай, что зря просрал все свои двадцать лет...
Дожевав свой нехитрый ужин и в три глотка ополовинив кружку, он порылся в своем шкафу и переодел дневную черную футболку на вечернюю. Разница между ними была лишь в том, что вторая была чистой. Стив обычно затаскивал вещи до совершенно непрезентабельного вида, но в одном его нельзя было упрекнуть - все они были почти стерильны.
- В этом ты туда не пойдешь, - обернувшись, заявил он Кейну не терпящим возражений тоном. - Ну хоть накинь что-нибудь...
Он бросил в Даррена одной из своих рубашек.
- Я не хочу, чтоб нас распяли уже на входе.

0

4

- Еще раз так сделаешь - засуну их тебе в...мм…
Даррен насмешливо вскинул при этих словах подбородок и с великим наслаждением дал себя осмотреть.
- Еще скажи: опять как пидор вырядился, как ты умеешь, - добродушно обронил он. – Стив, какая раз…
- Слышал когда-нибудь Мерфиз? – раздалось вслед за этим, и у Даррена засосало под ложечкой.
Он же собирался брату сказать, что пойдет в клуб и точка, что ему, как всякому нормальному двадцатилетнему, требуется полноценный секс и прочие невоздержанности, но музыкой в ушах прозвучало название легендарной группы, а вслед за этим мелодия раздалась в мозгу и сорвалась с губ.
- Вот же ж, бля, - с чувством сказал Даррен и бросился на брата Стива, чтобы пообниматься в порыве искреннего восхищения. – Вот брат ты мне, ей боги, боги мои бессмертные! Ты ж… я ж… - от эмоций слова наползали друг на друга, и оставалось только бессвязно бормотать.
Даррен отпрянул от Стива, покружил по комнате, закурил и только после посмотрел на Мэтарина со смесью обожания и раболепия.
- Засовывай что и куда угодно, брат. Я даже ща переоденусь, клянусь. Только скажи, что ты не пошутил, и мы действительно пойдем?
Он затушил сигарету в пепельнице, которой служила старая банка из-под кофе, и схватил гитару. Играл Даррен не то, чтобы профессионально, но пару аккордов из любимой песни показать смог.

0

5

Мэтарин покорно позволил повисеть у себя на шее, после чего стряхнул с себя Кейна и достал свою сигарету.
- У тебя ровно десять минут на сбор.
Пока Даррен фонтанировал своими восторгами, он успел отыскать купленные заранее билеты и сгреб немного наличности им на выпивку. За голенище ботинка отправился небольшой кулачный нож – есть шансы, что не найдут на входе, а соваться на такого рода мероприятия вовсе без средств самозащиты мог только самоубийца.
То ли на радостях, то ли еще отчего, но младший был нынче образцом послушания.
Избавившись от гламурного лоска, он был одобрен придирчивой комиссией в лице Стивена, и через указанные десять минут мотоцикл нес их обоих по направлению к центру города...

Ночной клуб «Авалон» был, конечно, местом претенциозным. Но в такие дни, как этот, ни Мэтарин, ни его родственник  не смогли бы почувствовать себя здесь чужими.
Пришедшая на концерт публика будто только что выползла из самых паршивых портовых пабов. То тут, то там мелькали панковские ирокезы и крепкие бритые затылки.
Стив довольно усмехнулся и, бросив байк неподалеку на парковке, повлек Даррена к хвосту очереди.
- Не отставай.
Запускали внутрь на удивление организованно и быстро – в качестве концертной площадки Авалон уже давно завоевал себе хорошую репутацию.
Пройдя все ступеньки фейс-контроля (хотя, по какому принципу тут было отсеивать неугодных, если на каждой роже было написано как минимум одно задержание за нарушение общественного порядка), они наконец оказались в полутьме главного зала.
По периметру располагались барные стойки, у которых уже сейчас было не протолкнуться. По сцене сновали звуковые техники, заканчивая последние приготовления. Возбужденный гул голосов выдавал общее нетерпение.
- Послушай сюда, - Стивен остановился на полпути к бару и повернул Кейна к себе лицом. – Прошу тебя мамой, папой, господом богом и всеми святыми – не вздумай нарываться. Если начнется свалка (а она непременно начнется), лучше держаться от них, - он махнул рукой на окружавшую их толпу. – …как можно дальше. Договорились?

0

6

- Договорились?
Вот можно подумать, что Даррен всегда сам нарывался. Он же не был виноват в том, что вокруг столько дебилов, которым трудно вести себя не дерзко. Он просто за справедливость выступал, боролся, так сказать, с несправедливостью подручными средствами. И кто виноват, что под руку попадались порой тяжелые предметы? Даррен вот собирался это все брату рассказать, чтобы тот завязывал со своими нравоучениями, но в этот момент у бара стало чуть свободнее, и Кейн просто махнул рукой: дескать, разберемся. И сунулся за пивом, размахивая долларами как входным билетом в лучшую жизнь.
Им владело предвкушение чего-то, и вряд ли оно было связано с концертом. С чем-то другим. Даррен мазнул взглядом по толпе, проорал бармену "Гиннес! Два!", побарабанил пальцами по барной стойке, ожидая заказ.
- Нет Гиннеса! - заорал в ответ бармен, чем вызвал приступ недоверия, Даррен даже бровь заломил.
- Это как - нет? - громко удивился он.
Тут же на него свалился какой чел, приобнял за плечи и сунул в морду кружку:
- Никакого уважения к честным людям. Заставляют пить всякую х... Ты посмотри на эти помои! Честному человеку предлагать...
- Чувак, сочувствую, - поспешно согласился Даррен, отодвигаясь, и окликнул Стива: - Брат, Гиннеса нет!
Это прозвучало так, словно мир закончился только что, реки потекли вспять, а небо упало на землю.

0

7

Стивену не понравился этот неопределенный жест. Очень не понравился. Это могло значить только то, что для Даррена его просьба прошла мимо ушей, как и многое другое из того, что говорил ему Мэтарин.
Он тяжко вздохнул (снова, мать его), устало протер глаза и поплелся к бару вслед за братишкой.
Тот уже, кажется, успел разведать обстановку.
- Брат, Гиннеса нет!
Стив тихо, но витиевато выругался. Он в принципе пил редко, и знаменитое темное пиво было почти единственным из всего существующего в этом мире спиртного, что он мог употреблять без особого напряга. Глоток крепкого, густого гиннеса из бочки действовал на него, как успокоительное.
- Что за проблемы? - с усмешкой обратился он к бармену. Тот пожал плечами:
- Еще не привезли.
- Минут через десять начнется бунт, вот увидишь, - шепнул он на ухо Кейну, попросив им по кружке килкенни. - Не фыркай, это тоже неплохо, на безрыбье...
Народ подваливал к бару группами, недовольно ныл и отходил - кто с пивом, кто с пустыми руками.
Тем временем со стороны сцены послышались приветственные крики, аплодисменты и первые звуки настраиваемых инструментов.
Харизматичный Уоллес в своем неизменном килте и с волынкой наперевес завел было с публикой оживленный диалог на тему взаимной любви, как кто-то из зала вдруг крикнул ему, что в баре нет гиннеса.
И понеслась...Те, кто еще не знал о постигшем всех несчастье, взвыли в один голос - в сторону бара полетели уже пустые (!) пластиковые стаканы. Стив подхватил Кейна под руку и отволок его в сторону от главной линии обстрела, поближе к сцене - ровно для того, чтобы успеть увидеть, как Мерфиз дружно уходят обратно за кулисы.
- В чем дело? - пристал он к стоявшей неподалеку компании панков.
- Они сказали, что вернутся только когда привезут гиннес, - ответил один из них, в приступе негодования сминая в татуированной лапе тонкий пластик стакана.

0

8

Это было охренительное единение толпы и самого себя. Единое целое мыслящее нечто, в котором Даррен ощущал себя по-настоящему своим. Мёрфиз - убийственно потрясающие Мёрфиз - тоже явились частью толпы. Они отказались выступать, пока не привезут Гиннес, от этого чувство единения только усилилось. Даррен обнял Стива за плечи и проорал ему в ухо:
- Это я понимаю, это концерт! Черт, им даже выступать не надо, уже зашибись.
Он смотрел на сцену во все глаза, вертел башкой - в сторону бара, смотрел на зрителей, снова на сцену, на Стива. Его флегматичность, кажется, дала трещину - Мэтарин горел глазами и вообще выглядел довольно оживленным, если сравнивать с его обычным флегматичным настроем. Даррен и сам возбужденно потягивал килкенни, хотя не признавал никакого пива, кроме темного. Мучительно хотелось слэма или врезать кому, но Даррен держал себя в руках, а заодно обнимал брата за плечи, чтобы эти руки хоть как-то занять.
Наконец, спустя полчаса ожидания на сцену вышел Линч и, переждав вопли толпы (Кейн орал тоже), схватил граблей микрофон и, усмехаясь, сказал:
- Пиво в баре. Мы даем вам десять минут.
Толпа точно была живой, потому что она изогнулась и накрыла все бары, оставив свободной середину зала, гул стал громче, музыка ожесточилась и вдруг отозвалась протяжными звуками бас-гитары. Даррен не успел опомниться, как Стив исчез, чтобы сразу же появиться с четырьмя стаканами темного пива.
- Вот люблю тебя, что тут скажешь, - ляпнул Даррен и запоздало прикусил язык.

0

9

Мэтарин наблюдал за восторгами брата с ленивой снисходительностью. Что поделать - бостонцы в этом плане были немного избалованы.
Наверное, как и жители любого другого города, которому посчастливилось стать колыбелью для какой-нибудь хорошей банды...
- Черт, им даже выступать не надо, уже зашибись.
- Как это не надо?.. - рассмеялся Стив, примостившись рядом с боковыми колонками у парапета. - Мы сюда не на их дружелюбные лица пришли поглазеть.
Первый гиннес был выпит почти залпом - собственно, для этого и бралось по два на руки.
И только когда зазвучали волынки, и он почувствовал, как то ли от этих звуков, то ли от ударной порции пива живее побежала по жилам кровь, он почувствовал себя почти счастливым.

А толпа, кажется, только этого и ждала. Еще каких-то десять минут назад все эти люди мирно курили, потягивали пиво и переговаривались в ожидании начала, и вот уже зал все больше становился похож на поле брани.
Несмотря на собственную эйфорию, Стивен был начеку. Пока у Даррена руки были заняты пивом, а внимание - музыкой, можно было не опасаться за то, что он ломанется в самую гущу неистовствующих фанатов.

0

10

Слэм начался почти сразу, и Даррен почувствовал непреодолимое желание ломануться в самую его гущу с первых же аккордов. Волынка усиливала творящееся безумие, несколько чуваков в юбках забрались на плечи друзей и показывали голые зады все желающим, наглядно демонстрируя то, что ирландцы - настоящие мужики. Даррен чувствовал возбуждение. Пиво - черт, нельзя было с ним так - было выпито за два глотка, стакан смят в хилом кулаке, но смят, Кейн расправил плечи и взглянул на Мэтарина с видом победителя. В конце концов, возможно, он был потомком великого Бору, кто знает эти запутанные генеалогические ветви?
Словом, толпа поглотила Даррена на любимой песне.

Далее, он перестал соображать - тело реагировало только на музыкальные взрывы, а глотка издавала рев, пока он бросался на совершенно незнакомых людей, толкал их, получал в ответ. Пару раз ему врезали по лицу - один раз локтем, другой - коленкой, когда какой-то чувак сорвался с плеч своего товарища и начал падать, но толпа подхватила его и унесла к сцене. Кейн понимал, что не со зла, даже не разозлился сам и вообще - не обратил внимание, пока на него не пролили что-то сверху, губу начало щипать, он слизнул языком жидкость, понял, что это кровь, смешанная с пивом, и истерически захохотал, снова бросаясь в гущу таких же возбужденных чуваков. Потом его схватили за талию и просто швырнули в толпу, он обернулся, запоздало барахтая в воздухе ногами, несколько десятков рук приняло его на себя...

Отредактировано Даррен Кейн (2010-11-05 17:58:42)

0

11

Был ли хоть малейший шанс удержать младшего от общего безумства? Стив сомневался.
Когда взъерошенная макушка исчезла в гуще народу, он переждал немного, но уже через короткое время не выдержал и, движимый плохим предчувствием, направился следом.
Заметно уступая большинству собравшихся в мощности мускулов, он выигрывал за счет роста, как минимум на полголовы возвышаясь над толпой.
Добравшись до пятачка, где шел самый жесткий слэм, он только успел протянуть руки, на которые принял очередную жертву массового берсеркерства. Жертва рычала и ругалась на уже знакомой смеси английского и гэлика, разбрызгивая в разные стороны капли пива, пота и собственной крови.
Кейна Мэтарин признал только по одежде. Выматерившись, он сгреб пацана за шиворот и выволок из круга.
С раздражением распихивая со своего пути танцующих, он пробился обратно к их месту, где не так штормило, ведя мелкого за собой как на буксире.

А толпа становилась все более буйной с каждой новой песней.
Стивен с сожалением обернулся к сцене - это была одна из его любимых, под которую он и сам, возможно, с удовольствием бы поорал.
Но из разбитой губы Даррена, грозя залить все вокруг, все еще текла кровь.
- Стой спокойно, - он прижал Кейна к парапету, чувствуя, что тот взбрыкивает, как молодой жеребец, рвущийся из стойла на свободу. - Успеешь еще себе шею свернуть.
Достав из кармана упаковку салфеток, он обтер парнишке лицо и окровавленные руки.
- Подержи вот так, - он прижал платок к ссадине, не обращая внимания на чувствительные толчки в спину - метавшимся в угаре зрителям было уже совершенно насрать, в кого врезаться. - Ума не приложу, почему у тебя все через задницу...

0

12

...Руки оказались братскими. Вернее, не совсем братскими, но Мэтарин за пару недель успел стать близком настолько, что Даррен порой охреневал от этого. Невозможно было проникнуться к этому флегматичному челу какой бы то ни было симпатией, но факт оставался фактом - Даррен проникся. И даже больше, если быть честным. Нет, он отбивался, как мог, от этих его заботливых рук, а в груди разливалось теплом осознание того, что он, Кейн, никому не нужный, вот, нужен оказался.
- Стой спокойно, - тут Даррену послышалась в его голосе забота, но вокруг грохотало, и кто его там понимал, что. - Подержи вот так, - он покорно прижал платок ладонью и попробовал улыбнуться, а в губе отозвалось болью.
Толпой Стива притиснуло очень близко, Даррен смотрел на него, лыбился, как полный кретин, а в груди гулко ухало, и счастье казалось немыслимым, почти полным. Для полного катарсиса не хватало чего-то еще, чего-то...
- Ума не приложу, почему у тебя все через задницу...
Он откинул голову назад и захохотал во все содержимое легких, а там было много, даже Линч, сорвавший уже голос, позавидовал бы.
- У меня так всегда, - признался Даррен, качнувшись навстречу Стиву, обнимая его за шею, чтобы проорать ответ в ухо. - Это так бывает, если ты ублюдок, я же говорил.
От волос Стива пахло травами - да, что там - травой, смесью трав, запахи щекотали ноздри, Даррен еле сдержался, чтобы не чихнуть, и ткнулся носом в его шею, потирая кончик носа. Сразу же музыка в ушах смолкла, поддых ударило новое желание - он мазнул губами по шее Стивена, а потом поцеловал его, придержав за затылок, чтобы не вздумал вырваться. И пох как-то было на то, что вокруг шел концерт. И что Стив такие нежности вряд ли одобрил бы.

0

13

- Это так бывает, если ты ублюдок, я же говорил...
- Да, да, я помню...
Мэтарин не успел сформулировать ничего глубокомысленного на тему безгрешности отдельных членов современного испорченного общества - очень крепкий, но не очень братский поцелуй помешал ему поймать мысль.
Стивен совершенно бездумно ответил на сие проявление "родственной" привязанности, но через пару вздохов спохватился - совращение малолетних никак не входило в его ближайшие планы на жизнь.
Да и вкус спиртового лосьона с антибактериальных салфеток вперемешку с кровью его определенно не вдохновляли на продолжение поцелуя.
- Ну все, все, хорош... - он с трудом отодрал от себя едва стоявшего на ногах Кейна и кое-как перевел дух.
Теоретически, морфий, конечно, подавлял львиную долю всех этих "основных инстинктов", которые безумно раздражали его. Но слишком уж наглой была провокация...
Он притиснул парнишку к себе за плечи, но теперь это хотя бы отдаленно можно было принять за пьяные объятия. А этого вокруг них уже хватало...

- Что, несовершеннолетним больше не наливать? - усмехнулся Стив, слегка покачиваясь в такт музыке. У него самого шумело в голове вовсе не от выпитого.

0

14

- Что, несовершеннолетним больше не наливать?
Даррен утер ладонью губы, но это было брезгливостью, или чем таким - скорее, он сам не понял, что на него нашло, и в последний момент даже разозлился на самого себя.
Стив так странно вздохнул, прежде чем его обнять, что это снова и снова вспоминалось - вздох, какой-то расфокусированный взгляд. Он походил теперь на привычного Мэтарина и не походил с вовсе. Даррен склонил голову на его плечо, играя пьяного вусмерть, а хотелось сжать ладонью его загривок и снова - чтобы в губе опять резануло. Его трухануло - не сильно, но вполне ощутимо.
- Мне двадцать. И я твердо стою на ногах, - возразил он Стиву, прижимаясь сильнее - словно пьяному собрату стало плохо. Ноги и правда держали с трудом. И это не было опьянением.
Его пронзило пониманием того, что на них просто не обратили внимания, что горячие соотечественники смяли бы их в лепешку за то, что он только что исполнил. И где? На концерте Мёрфиз...
- Спасибо, брат, - громко сказал Даррен. - Ох...ый концерт. Я...
В этот момент толпу швырнуло на них, какой-то чувак, выставив руки, придавил их, прижал друг к другу сильнее, и Даррен покачнулся, теряя равновесие - поставить ногу было просто негде. Он схватился за парапет, повис на нем, но руки были слабые, они и так дрожали, что тут говорить, а вес тела в таких обстоятельствах и вовсе не держали.
- Твою мать! - заорал он и, спрыгнул прямо на того чувака, чтобы двинуть ему от души пару раз.
Если бы Даррена спросили, почему он так сделал, он бы, не задумываясь, ответил - чувак помешал.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-11-08 00:39:11)

0

15

- Мне двадцать. И я твердо стою на ногах...
Незаметно для Даррена Стив возвел глаза к небу, прося господа о терпении. Его счастье, что в Массачусетсе, в отличие от некоторых штатов, возраст "икс" наступал в восемнадцать, а не в двадцать один год. Иначе Кейн уехал бы домой сразу, даже не успев проникнуться духом Бостона.
Может, это было бы и к лучшему...
А ему сегодня определенно не везло. Мало того, что все попытки донести до родственника очередную полезную мысль пропадали втуне...Выбравшись отдохнуть, Стивен уже успел позлиться, понервничать и перевозбудиться на ближайшие полгода как минимум. А это было последнее, чего ему хотелось от жизни.

Из колонок снова что-то грянуло, он на секунду оглох - а когда пришел в себя, обнаружил их обоих в самой гуще хорошего месилова. Где-то там, в мешанине рук, ног, бодающихся голов и мощных плеч затерли мелкого, и единственной трезвой мыслью сейчас было как можно скорее вытащить его оттуда...
Сам Мэтарин никогда не лез в драки и собирался еще припомнить братишке вынужденное преступление принципов. Не особо надеясь на кулаки, он отпугивал слишком буйных ножом, непонятно как оказавшимся в руке.
Выдрав Кейна из рукопашной с каким-то уродом, он не глядя рванул к выходу - дело принимало серьезный оборот, в зал набивалась секьюрити, толпу начали поливать из шлангов.
Весело, не базар - но чревато. Даже крепыши-докеры не отделывались синяками, а симпатичную мордашку Даррена и вовсе превратили бы в паззл...
Матерясь сквозь зубы, Стив преодолел очередной кордон из квадратных охранников и вместе со своим "багажом" вывалился на улицу.
Больше всего на свете ему хотелось дать пацану хорошенько по шее - а самого разбирал смех.
- Твою ж мать, Кейн... - прислонив парня к стене, он слегка встряхнул его за воротник и попытался изобразить на лице праведный гнев вместо ухмылки. - Я уже понял, что ты, ***дь, настоящий ирландец, но в следующий раз...
А что, собственно? Будет вытаскивать свою задницу сам? Мэтарин солгал бы, если б заявил такое. И самым хреновым было то, что Даррен, кажется, тоже это понимал.

0

16

Даррена накрыло, это можно было утверждать со всей серьезностью. Дядя Роб любил шутить, что некоторые, мол, дрова рубят, а младшему Кейну понадобилось ломануться в гущу пьяных людей, которые превосходили его по мощи и по комплекции. Не то, чтобы собственная конституция как-то влияла на восприятие мира - он себя трусом не привык называть, да и вообще - не в таких потасовках был на родине замечен. То, что произошло на концерте, не укладывалось ни в какие общепринятые рамки. Он был ирландец - телом и душой. Любил пиво, драки и красивых полногрудых девок. Но было то, что отличало его от многих, и об этом Даррен предпочитал помалкивать. Виной его срыву (как наркоман, дорвавшийся до наркоты) была убийственная и всепоглощающая серьезность Мэтарина.
Старший брат Даррена, Бриан, был очень вспыльчивым, отец мог крушить все на своем пути, сам Кейн - унаследовал семейный темперамент, но Стив ломал его картину мира. Невозможно быть таким спокойным в любой ситуации, кривить в усмешке губы и смотреть так, словно собеседник в упор не замечен.
Если бы Даррен пошел к психологу (что стоило бы последнему места работы, ибо Кейн всегда умел выносить мозг), тот объяснил бы, что так ведут себя малые дети - пытаются привлечь внимание вопиющим поведением.
Но вряд ли в этой жизни Даррен даже задумался бы о психологии как науке.
Когда Стив оторвал его от какого-то очередного дерзкого чувака, Даррен возмущенно завопил, но покорился. Они вывалились на улицу, причем, Мэтарин сразу потащил его в сторону - подальше от входа, и как только они отошли на дюжину футов, двери распахнулись, и секьюриты начали выпинывать первую партию горячих ирландских парней.
- Я уже понял, что ты, ***дь, настоящий ирландец, но в следующий раз...
Он хмыкнул, понимая, что в следующий раз Стив снова пойдет за ним и за волосы вытащит, но не хотелось больше следующего раза. Пока.
- Слышь, ну, прости... - он склонил виноватую голову и попробовал улыбнуться разбитыми губами. - Я... типа... неправ был. Наверное.
Нес такую херь, что самому было стыдно, и не знал, че еще сказать, только бы его не спросили: а что, собственно, вы, молодой человек, исполняли на концерте?
- Мать мою, - согласился он. - Такая она сука, я тебе передать не могу. Я тебе говорил, что она с отцом сделала? О... брат, - он глянул на него, пытаясь понять, злится Стив или нет. Утер губы тыльной стороной ладони и ойкнул от боли.
И тут он захотел виски. Пойла. Теплого, безо льда и всяких предисловий. Даже на языке оказалось послевкусие.
- Где твой байк? - спросил Даррен, улыбаясь. - Я счас все компенсирую. Поедем пить, я тебе покажу изнанку этой гребаной жизни.

0

17

Немного переведя дух, Мэтарин выпустил братца из цепкой хватки и полез за сигаретами.
Это жалостливое «ну прости» снова выбило его из колеи. Он действительно ожидал воплей оскорбленного достоинства и обиды за прерванное развлечение – но эта покаянная поза лишала его всяческой инициативы дальше промывать Кейну мозги.
Стивену совершенно не улыбалась перспектива становиться для столь недавно обретенного родственника «мамочкой». Вот только, непонятно какого хрена, но он все чаще чувствовал себя именно так. Не привыкший блюсти даже себя самого, он категорически не желал принимать на себя какую-либо ответственность за другого человека. К несчастью для него, ответственность незаметно навязалась сама, и было совершенно непонятно, что теперь с этим делать…
Стив сердито пыхтел сигаретой.
- Я счас все компенсирую. Поедем пить, я тебе покажу изнанку этой гребаной жизни.
Мимо них потянулись недавние «бойцы» и остальная публика, решившая, видимо, что все самое интересное уже позади и можно расходиться по домам.
Что и говорить, финал выступления был несколько подпорчен, хотя в целом зрители, кажется, остались довольны.
- Ты думаешь, я не насмотрелся на эту изнанку?.. Наивный, - пробурчал себе под нос Мэтарин и пошагал вслед за одной из групп людей к обширной стоянке.
Сегодня он, как никогда, был солидарен с младшим – домой не хотелось совершенно. Время было еще раннее – особенно для тех, кто привык задумываться о сне не ранее двух-трех часов пополуночи.
Поэтому Стив покорно позволил потащить себя на другой конец города в очередное злачное место, которое по дороге успел расхвалить ему Даррен…

В этих районах он бывал редко – неудивительно, что обитатели окраин немного заблудились в поисках пункта назначения, успев еще пару раз поругаться и помириться, выбирая практически наугад верное направление. 
- Они, что, прячутся от полиции нравов?.. – ворчал Стивен, пока они плутали пешком по темным закоулкам, в неисчислимых количествах притаившимся за фасадами центральных улиц. 
Догадка оказалась весьма похожей на правду: отсутствие всякой вывески и чуть ли не условный стук в наглухо запертую дверь, которым Кейн возвестил об их прибытии, также говорили в пользу данного предположения.
- Надеюсь, нас выпустят отсюда живыми, - вздохнул Стив, вынужденный снять свои ставшие совершенно бесполезными в почти кромешной темноте коридора очки. Откуда-то снизу несся глухой ритм музыки.

0

18

"Полумрак" представлял собой закрытый клуб для своих. Со стороны никогда не скажешь, что в подвале неприметного дома, под тусклым фонарем расположен вход в святая святых бостонской богемы - в самом порочном понимании этого слова. Чужаками здесь считали не тех, кто по выражению Стива "одевались как пидоры", но других - пришлых, с любопытными глазами и брезгливыми выражениями на лицах. Такие обычно долго в заведении не задерживались, а то и вовсе уходили сами, унося с собой тайну того, как они вообще узнали о существовании "Полумрака".
Клуб полностью оправдывал свое название - два небольших зала освещались крайне скупо, давая возможность посетителям чувствовать себя как дома, вольготно раскинувшись на диванах, стульях, нависая над барной стойкой, где можно было улыбнуться симпатичному бармену и попросить еще виски. Убранство клуба и вовсе заставляло думать об уютной пещере, напрочь выбивая из головы мысли о шумящем над головой городе. Хозяин "Полумрака" хотел назвать его "Сумерки" или "Сумеречная зона", явно импонируя одноименному сериалу, но тут некстати на общественность свалилась Стефани Майер со своей бессмертной сагой, которую любой порядочный посетитель "Полумрака" за книгу не считал, предпочитая, к примеру, обсуждать творчество Энди Уорхола и, как следствие, его последователей.
Все в этом месте было наполнено двойным смыслом, все разговоры таили в себе изнанку, а группа, томно играющая на сцене, вызывала мысли о том, что все песни их были написаны в посткоитальной эйфории.
Когда их со Стивом пропустили внутрь, Даррен сразу пошел к бару, по пути кивнув парню на входе, тот сдержанно кивнул в ответ, продолжая общаться с девушкой, на голове которой красовался малиновый беспредел.
Уже у бара, младший Кейн обернулся на Стива и слегка ухмыльнулся, окинув беглым взглядом публику, которая как по заказу подобралась шикарная. У самой стены за столиком сидели два парня, держа друг друга за руки и о чем-то шепчась. На противоположном конце за столиком устроились человек пять девушек, которые хрипло смеялись и бесконечно курили. У бара задумчиво курил абсолютно лысый мужик в коротком черном платье, которое подчеркивало его крепкую задницу и ноги, вызвавшие бы зависть любой манекенщицы.
Даррен поздоровался с барменом и уже было собрался сказать волшебную фразу "виски, яблочный сок и лед отдельно", как вдруг на его плечи обрушился шумный хохочущий фонтан по имени "Нэнси".
- Даррен, привет, милый! Ты где всю неделю шлялся?
Кейн, улыбаясь, развернулся к Нэнси и, придирчиво оглядев мальчишку с ног до головы, сказал:
- Привет, котенок. Ты сегодня невероятно хорош, - и мазнул губами по его щеке, имитируя недружеский поцелуй.
- Ох, мамочки, - сразу же всплеснул руками Нэнси, вглядываясь в его лицо. - Это кто тебя так, малыш? Ты подрался?
- Я был на концерте и дрался, - гордо подтвердил Даррен и, махнув подбородком в сторону Стива, продолжил: - Знакомься, это Стив, мой... м-м-м... мой приятель. Стив, это Нэнси. Самый качественный минет по эту сторону океана.
Нэнси шлепнул его по руке и стрельнул глазками в сторону Стива.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-11-23 13:38:20)

0

19

Очки Мэтарин все-таки надел обратно, когда глаза немного привыкли к темноте – это помогало ему не отвлекаться на мелочи, полностью погружаясь в созерцательный процесс. А посмотреть было на что…
Заведение оказалось вполне себе уютным – он вообще любил подобные камерные местечки, и ему, за очень редким исключением, было неважно, что за публика его окружает.
К вопросам интимных предпочтений и прочих сугубо личных странностей Мэтарин относился философски. Успев немного поэкспериментировать по молодости, он никого не судил,  но и сам не лез с флагами цвета радуги ни на какие баррикады.  Он уже много лет вообще никуда не лез и был этим вполне доволен – до сегодняшнего вечера…
Посему, для вящего спокойствия он попытался отгородиться от мира тонированными стеклами. Да и выражение глаз это помогало скрыть. Нет, оно не было ни брезгливым, ни любопытным. Скорее, снисходительно-понимающим. Но даже это не стоило демонстрировать окружающим, во избежание, так сказать...
- Ну конечно…Где бы еще мы могли хорошо закончить вечер… - смирившись с неизбежностью, вздохнул Стив, последовав к бару за возмутителем его персонального спокойствия.
Пока Даррен с легким налетом скуки завсегдатая наслаждался вниманием, по видимому, хорошего знакомого, он успел сделать бармену заказ.
- Знакомься, это Стив, мой... м-м-м... мой приятель. Стив, это Нэнси. Самый качественный минет по эту сторону океана.
Мэтарин одарил шумное нечто долгим взглядом из-под очков. 
- Спасибо, моя прелесть, я пока справляюсь, - он изобразил на лице дружелюбную улыбку для очаровательной…ного…создания, чуть ли не повисшего на шее у Кейна. Стоило отдать юному оригиналу должное – одежда и косметика были подобраны аккуратно и со вкусом, так что спьяну и по большой нужде, пожалуй, можно было бы и перепутать…
- И не смотри на меня так. Это не я его избил. Хотя иногда очень трудно себя контролировать, - с совершенно серьезным видом признался он, покосившись на Кейна.
Взяв свой стандартный набор (пиво и не взбалтывать), Стивен осмотрелся вокруг уже внимательнее -  на предмет поиска угла потемнее (хотя тут такими были все углы), где можно расположиться поудобнее.
- Значит, приятель?.. – не глядя на братца, хмыкнул он вроде как себе под нос, но достаточно громко, дабы последний услышал. – Ну-ну…

0

20

Нэнси щебетал что-то про общих знакомых, даже трагическим шепотом поведал, что лысый мужик в платье - новая звезда, которого вчера, кажется, раздели под общие аплодисменты, что всем было весело, а Даррен (сука какая, но симпатичная) снова все пропустил. Еще он рассказал, что Марк снова свободен, но вчера жутко напился, пришлось его везти домой. Марк был тайной любовью Нэнси; шутка про минет принадлежала Даррену: Нэнси спал и видел с кем-нибудь переспать (не стесняясь тавтологии), но был страшно застенчив по годам, хотя и не по внешнему виду. Более того - с недавних пор, втюрившись в Марка, он оказался окончательно потерян для тех страждущих, кто останавливал на нем требовательный взгляд.
В этом заключался парадокс подземного мира - чувствовать себя самим собой стоило здесь недорого, вопрос в том, что цену назначал ты сам. И мужик у барной стойки, и Нэнси, и бармен с серьгой в носу, даже сам Кейн - все они знали эту цену.
- И не смотри на меня так. Это не я его избил. Хотя иногда очень трудно себя контролировать, - сказал Стив, обратив на себя взгляд Даррена. Очень внимательный взгляд. Очень.
- Дурак какой, - обиделся Нэнси. - Ну зачем его бить, ты посмотри. Его надо любить... - он провел ладошкой по щеке Кейна, стараясь не касаться ссадин.
Нэнси сбежал так же быстро, как появился - маленьким вихрем, а Даррен, наконец, вспомнил, что хочет теплого виски, без сока и льда, а не то, что пытался заказать. Виски творил с молодым растущим организмом странные вещи, стирая границы, о которых Даррен понятия не имел.
Что ж, он благополучно забыл, что накануне пил темнейший Гиннес.
- Значит, приятель?.. - нарушил неловкое молчание Стив, бормоча себе под нос, но Даррен его услышал, успев сделать глоток.
Внутренности обожгло, и он совершенно нелепо раскашлялся.
- А ты хотел, чтобы я ему рассказал про наши запутанные семейные дела? - выдавил он.
На самом деле, он не хотел, чтобы в клубе его считали грязным извращенцем - обнимать и целовать брата (а Даррен намеревался продолжить начатое на концерте) даже в лояльном обществе воспринималось негативно. Даррен тоже не любил все эти инцесты. Подумав о них, он непроизвольно вздрогнул. Благодарение богам, Стивен не был ему братом.

0

21

- Ну зачем его бить, ты посмотри. Его надо любить...
- Действительно, зачем… - отозвался Стив на щебет девочки-мальчика глубокомысленным вздохом. – Все равно ведь без толку, - пожав плечами, он приложился к своей бутылке.
Насчет «любить» Мэтарин предпочел промолчать. Ему и так стоило больших трудов не впадать в родительский маразм – чувствуя себя ответственным за этого молодого распиздяя, он прекрасно понимал, что может дать тому слишком мало даже для стартового капитала достойного существования.
Учить жизни? Он и сам в свое время не выносил бесед «по душам» с отцом, предпочитая набивать свои шишки самостоятельно – благо, всегда делал это осторожно и с оглядкой. Поэтому он и не позволял себе психовать, когда Даррен выкидывал очередной номер…
Вот и теперь он только головой покачал, глядя как Кейн накачивается виски поверх уже выпитого. Никаких нотаций. Кому-то и так завтра будет офигенно…
- А ты хотел, чтобы я ему рассказал про наши запутанные семейные дела?
Мэтарин удивленно вскинул брови:
- А что с нашими делами?..
Прозвучало это более чем ядовито. Он и сам не ожидал, что эта, казалось бы, незначительная ремарка его так заденет. Потому что когнитивный диссонанс настигал его все чаще и чаще – пусть даже сильно разбавленная кровь делала их не совсем уж чужими людьми, а избирательная политика Кейна в отношении заставляла задуматься, не являются ли все эти сопли с сахаром о «братской» любви лишь прикрытием для банального использования такого удобного его в личных целях. Брат ведь всегда прикроет задницу – а если что, можно отговориться сложностью родства и вообще опустить сей факт как не несущий большой смысловой нагрузки…
Все эти мысли отразились на лице Мэтарина болезненной гримасой…Впрочем, можно было подумать, что ему всего лишь пиво попало не в то горло.
- Ты бы определился… - отвернувшись от Даррена, он полез за сигаретами.

0

22

- Действительно, зачем… - отозвался Мэтарин, и Даррен пару раз хлопнул глазами, потому что резануло по ушам.
Действительно, зачем его любить? Чем он заслужил? Своим развязным поведением, эпатажем? Чем? Это всколыхнуло не самые приятные воспоминания, усиленные мыслями об инцесте. Если бы Стивен знал, что Даррен на самом деле думает, он никогда бы не произнес эту блядскую фразу. Если бы Стив умел быть легкомысленным как Бриан, он бы ткнул Даррена кулаком под ребра и сказал, что и так любит. Если бы Даррен рассказал тому же психологу о своих заморочках, то непременно услышал бы, что проблема в легкомысленности самого Кейна. Для него слово "любить" несло одинаковую смысловую нагрузку - он мог одинаково любить Гиннес, отца и того рыжего большеглазого пацана, с которым у него случился первый в жизни секс. У ненависти были разные окрасы: она могла быть брезгливой, яростной, вызванной страхом или нежеланием принимать текущее положение вещей. С любовью дело обстояло в разы труднее. Сам Даррен вряд ли понимал, что просто никогда не влюблялся по-настоящему, поэтому не разграничивал "любить" на тона и полутона. Он знал, что любит "Полумрак", гитару и свой возраст - когда еще непонятно, что впереди, но уже кажется, что ума в голове - того гляди треснет.
Только спустя пару минут, Даррен понял, что снова попал под поезд снисходительности Мэтарина, что тот имел в виду вовсе другое. Что, мол, незачем его бить, он и сам себе приключений на задницу найдет. За снисходительность Даррен любил давать в морду. Но Мэтарина ударить не мог, как ни хотелось. Руки опускались, а в голове сама собой возникала мысль: а как же добиться уважения?
Или это виски так действовал... хрен разберешь.
- А что с нашими делами?.. - ядовито осведомился Стив и сразу же скривился, как от зубной боли.
Даррен поспешно схватился за стакан, чтобы выиграть время, потом закурил, глядя перед собой в зеркальную витрину бара, а Стив добил его следующей фразой:
- Ты бы определился… - сказал он и отвернулся, весь такой меланхоличный, что будь здоров.
Даррен осторожно устроил сигарету в пепельнице, отодвинул от себя стакан подальше на всякий случай и смиренно подождал, пока Мэтарин снова повернется к нему.
- Никак нет, брат. Определиться тут тяжело. Быть тебе братом охренительно, потому что... - он вспомнил Бриана и сглотнул, - потому что я уже забыл, что такое - быть чьим-то братом. Только вот... - он придвинулся ближе, зажимая коленями его ноги и хватая за руки, - я совсем не хочу быть твоим братом, потому что нельзя будет сделать вот так...
Примирение противоречий вылилось в крайне страстный поцелуй, заставивший бармена закатить глаза, а хмурого мужика в платье - закурить новую сигарету.
Даррен этого, конечно, не видел, потому что целовать Стива было гораздо приятнее, чем глазеть по сторонам.

0

23

Этим двоим определенно стоило послушать, о чем думает другой.
Если для одного в силу возраста и мировоззрения любить было как дышать, то второй (по тем же причинам) относился к этому слишком серьезно. И поэтому старался не морочить себе этим голову – никогда. Многочисленные примеры пар с кучами проблем, заморочками и вечным нытьем раздражали Стива безумно. Ему всегда было лучше одному – а небольшие технические затруднения здорового половозрелого мужского организма успешно устранялись с помощью работы, вечного недосыпа и морфия.
Во всяком случае, до сегодняшнего вечера это помогало…Но всему в этом мире когда-нибудь приходит конец.
Однажды ворвавшись в его относительно размеренную жизнь, Кейн каждую минуту вносил в нее страшный диссонанс. Порой это совершенно выбивало Мэтарина из колеи, но черт бы побрал все на свете, если он помнил, когда последний раз чувствовал себя таким…живым. Как говорится, если у вас ничего не болит – возможно, вы умерли. У Стивена теперь «болело» постоянно – заноза в заднице по имени Даррен Кейн ни на секунду не давала забыть о своем существовании…
Да, возможно, узнай они оба, что их мучило, все было бы гораздо проще…
Но чудес, к сожалению, не бывает.

Второй раз за вечер быть пойманным врасплох – это для Стива было уже чересчур…
И снова он не успел среагировать. Может, подействовало выпитое, и он слишком расслабился…А может, просто не счел нужным.
- Ммм… - как следует распробовав горьковато-сладкий привкус виски на губах Даррена, он с усмешкой отстранился. - Значит, ты для этого меня сюда приволок?..Разумно. В Авалоне за такие номера нас бы уже растоптало стадо бизонов…
Мэтарин был уверен, что еще подаст голос и совесть и здравый смысл, но сейчас он уже устал думать.
- Слушай… - опершись о барную стойку, он одной рукой обхватил Кейна за плечи, не давая отодвинуться. - Я стар, нищ и немощен. За каким дьяволом я тебе сдался, не понимаю…
Поверх головы Даррена он огляделся вокруг. Пока они выясняли отношения, народу в клубе прибавилось. Публика подобралась, разумеется, соответствующая: манерные юноши, являющие собой ходячие рекламы гламурных брэндов, ухоженные, подтянутые, с многообещающими улыбками и ищущими взглядами профессионально подкрашенных глаз; хватало среди них и девушек…
Он мог бы поспорить на деньги, что каждый второй готов был бы составить счастье его юного спутника на сегодняшнюю, а возможно, и последующие ночи. И искренне не видел абсолютно никаких причин пренебрегать этими шансами в пользу собственной персоны.

0

24

Слова и поступки. Грош цена словам, если они не подкреплялись поступками. Грош цена словам тем более, если поступки им противоречили. По части словесного поноса Даррен знал толк, взрослые всегда любили затуманивать истинные причины пурги высокопарных фраз.
Его матушка, например. Она спала в отдельной от отца спальне, мотивируя это тем, что тот храпел. Его отец - крупный мужчина широкой кости - производил впечатление человека громкого во всех ипостасях, включая еженощный отдых. Даррен верил матушке до тех пор, пока не услышал, как отец упрекает ее в каком-то супружеском долге. Даррену было лет пять или шесть, его старшему брату - десять, и он уже кой в чем разумел. Ну, самый младший Кейн и поинтересовался, мол, что это за штука такая, которую отец от матери требовал. Само понятие долга было ему известно: как-то кузен Тод ссудил ему несколько конфет, за что Даррен должен был отдать кусок пирога за ужином. Пирог был вкусный, но из конфетной фольги лепились шарики, которыми можно было стрелять... да, в кого угодно.
Словом, Бриан как-то особенно погано ухмыльнулся и рассказал, что такое долг между отцом и матерью. В подробностях. Откуда он их взял, Даррен понял много позже, когда тайком смотрел в Интернете порно, обойдя все запреты "for adults only" с помощью нехитрой программы.
Долгое время он сочувствовал матери, потому что ужасы, рассказанные старшим братом, и то, что такое следует вытворять с женщинами, его откровенно смутили. Что б он понимал тогда.
Еще позже, когда его утонченная мать, менее всего похожая на ирландку, изъяснявшаяся с валлийским акцентом и свободно говорящая по-французски... Об этом Даррен вспоминать не любил.

Пока Мэтарин нес все ту же пургу про "за каким дьволом" и прочее, его руки сжимали плечи Даррена, а этого было более чем достаточно для понимания истинного положения вещей. Он послушно проследил глазами за взглядом Стива, практически ничего не различая, разве что - народу стало больше. В голове шумело - то ли от виски, то ли от внезапного осознания того, какую опасную игру он затеял по неосторожности. Но несло, расплющивало от прикосновения довольно сильных рук к плечам, от предвосхищения того, что может случиться.
Он снова покорно дождался, пока Стив обратит на него свой меланхоличный лик, слабо тронутый румянцем (возможно, это причуливая игра света была, но и хрен с ней); Даррен улыбнулся, неосознанно играя бровями и все так же не замечая этого.
- Буду с тобой честен, Стив. Я точно знаю, почему мне это понадобилось, - сказал он, глядя на Мэтарина. - Я очень хочу сделать так, чтобы ты громко и продолжительно стонал от удовольствия.
Он качнулся к нему и осторожно чмокнул в губы. Губы у Стива были что надо, Даррен теперь мог со всей уверенностью говорить.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-11-26 01:25:31)

0

25

- Я точно знаю, почему мне это понадобилось…
Мэтарин достаточно хорошо уже успел узнать Кейна, чтобы допустить такую возможность. Сначала делать, а потом думать – это было так по-гэлльски…
И хотя он сам считал себя ирландцем, родившись и выросши в Штатах, он сильно отличался от «настоящих» более приземленными, что ли, взглядами на окружающий мир. Его это совершенно не смущало, но порой создавало сложности в попытках найти общий язык с соотечественниками…
Вот и теперь Стив совершенно не понимал, зачем Даррен затеял весь этот спектакль.
Но чувствовал он себя при этом довольно паршиво, и боялся, что завтра, на трезвую голову, предпочтет просто забыть обо всем, что накануне говорилось и делалось. Впрочем, во многом это зависело и от Кейна – и Стивен не смог четко ответить себе на вопрос, что бы его больше устроило…
Он снова поглядел на младшего, будто силясь найти в его лице ответы.
- Я очень хочу сделать так, чтобы ты громко и продолжительно стонал от удовольствия.
Мэтарин не удержался от смеха. Он и в лучшие-то годы не мог припомнить за собой такой экспрессии, не говоря уже о последнем времени.
- Боюсь, не в этой жизни, - он добродушно потрепал Кейна по плечу и отодвинулся сам, возвращаясь к своей сигарете, забытой в пепельнице и стлевшей уже почти наполовину. Подумал, не уточнить ли, что сам Даррен тут не при чем – но ему ужасно не хотелось отвечать на сопутствующие вопросы, да и не разовьется же у последнего на этой почве комплекс неполноценности, в самом деле. Более наглого и самоуверенного существа, чем Кейн, Стивену вообще не приходилось встречать – даже представить себе сложно, что могло бы нанести серьезный ущерб его самолюбию.
- …Так что давай мы тебе лучше заарканим какого-нибудь симпатичного мальчика, а я на вас полюбуюсь, - запечатлев на лбу парня истинно братский поцелуй, он развернул его лицом к залу и шлепнул по заду. – Вперед.

0

26

Даррен сделал по инерции несколько шагов, а потом застыл на месте как вкопанный. Нет, он не страдал слабоумием или долгой реакцией на события, но виски, сволочь, да еще на свежий гиннес, заставлял действительность течь плавно и даже как-то благодушно. Кейн медленно развернулся на месте (видели бы его в ИРА!) и вернулся к бару. Сидящий на высоком стуле Стив казался еще выше.
- Мать моя, - сказал Даррен, паскудно улыбаясь, - только не говори мне, что любишь смотреть, это ж ни в какие ворота... - он удивленно изогнул бровь, но не выдержал и пяти секунд и заржал.
Так вот ты какой, брат Мэтарин, пронеслось в полупьяной голове.
Даррен знал, что ему не показалось, иначе давно уже валялся бы (еще в клубе), избитый до полусмерти и четко осознающий, что сделал самую великую в жизни глупость. Никакие братские чувства не остановили бы чувака, которого так недвусмысленно зазывали в койку, Даррен разумел это не понаслышке: его как-то такой приятный на вид парень так отмудохал, что пришлось подниматься с пола и давать сдачи. Сломанная рука не в счет - в запале можно и не такого натворить было. Их тогда растаскивали всей забегаловкой, а Даррен твердо усвоил, что нравы, конечно, в Европе свободные, но дебилов много.
Так вот, он точно знал, что, если еще не огреб за все свои исполнения, то уже точно не огребет. Это раз. А два... Ему действительно хотелось, чтобы Стив орал. Он такого никогда не слышал, даже немного порадовался, когда Мэтарин в ответ на его домагивания только рассмеялся, и смех этот вызвал у Даррена сладкое томление под ложечкой.
- Никаких мальчиков, - твердо сказал он, усаживаясь рядом и глядя с сожалением на истлевшую уже сигарету. Закурив новую, Даррен добавил: - К черту, Стив, эти оргии. Я тебя хочу.

0

27

Попытка спровадить Кейна в объятия порока не увенчалась успехом. Пора было уже смириться, что метод разумной аргументации в данном случае оказывался совершенно несостоятельным – отсутствие принципов, совести и здравого смысла у одного отдельно взятого молодого нахала уничтожали все его усилия на корню. Да и как можно было надеяться удержать дистанцию, если они жили под одной крышей…
- Только не говори мне, что любишь смотреть…
- Какой же ты все-таки говнюк, а… - исчерпав прочие доводы, Стивен состроил недовольную гримасу.
Но уж больно заразным был у Даррена смех – он не смог не улыбнуться в ответ:
- Мне зрелища твоего морального разложения вполне хватает и дома, спасибо...

Не к добру была на лице «братишки» эта улыбочка, ставшая еще более самоуверенной, ох, не к добру…
У бара становилось слишком тесно, а тут как раз освободился один из столиков неподалеку – два счастливых сердца, нашедшие здесь сегодня друг друга, предпочли удалиться, посчитав, видимо, обстановку недостаточно интимной.
- К черту, Стив, эти оргии. Я тебя хочу.
Ляпни нечто подобное кто угодно другой, Мэтарин вряд ли вообще удостоил бы болезного каким бы то ни было ответом. Но игнорировать Кейна было все равно что пытаться не заметить динозавра в собственной гостиной.
- Сочувствую…но ничем не могу помочь, - он несколько нервно затянулся и соскользнул с высокого барного стула. Не хотелось упустить свободное место.
- Пошли сядем, - схватив Даррена за руку, он оттащил его к укромному уголку, размышляя по дороге, как бы покорректнее объяснить свою позицию по поднятому вопросу.
Мэтарин не относил себя к той породе мужиков, которые носятся со своим мачизмом и за любой намек на собственную несостоятельность готовы вышибить кому-нибудь мозги – даже если намеки оправданы. Но он никак не ожидал, что придется обсуждать с Кейном подобные темы, и ему было неловко.
- Ты только не думай, с тобой все в полном порядке. Просто продолжительная работа с некоторыми…мм, препаратами помогла мне выработать стойкий иммунитет к такому вот убийственному очарованию, как у тебя, - заняв уютный диванчик за маленьким столиком на двоих, закончил он мысль.
Справедливости ради нужно было отметить, что за один только сегодняшний день оборона успела основательно сдать позиции. Но до окончательной капитуляции стоило бы как минимум пару месяцев воздержаться от тяжелых успокоительных средств, а этого Стивен не мог обещать никому, даже себе.

0

28

- Какой же ты все-таки говнюк, а… - недовольно сказал Стив, скривившись, и, не успел Даррен как следует порадоваться нечаянной похвале, как Мэтарин утащил его за столик, так вовремя освободившийся.
Но предварительно сказал, что ничем в его желаниях помочь не сможет. Даррен было задумался, что Стив нарочно, играет, но того вдруг понесло в откровения, и чем больше говорил Стив, тем отчетливей Даррен понимал, что вляпался по самое оно. Че его дернуло, какого, спрашивается, хера ему спокойно не жилось? Все было хорошо, местами даже отлично, но нет же. Даже на алкоголь не спишешь, потому как захмелел он только в баре - так, что голову ебанутую наполнило бесшабашной смелостью, граничащей с тупизмом. На концерте просто развеселился, подрался, разгорячился и... Прав был Стив, как есть, прав: надо было найти себе кого-то на вечер, ужраться, поехать в гости, там устроить что-нибудь (а сил хватило бы, естественно) и дальше жить себе. В конце концов, Даррен не обещал оставаться в городе на веки вечные - на его долю городов хватит, можно и в Ирландию вернуться, например. Приехать к родственникам многочисленным, улыбнуться и сказать, что согласен волочь на своих плечах все то, что они так заботливо для него хранили. Хранили, добрые люди - просто сами заниматься не хотели. Терпения в таких делах можно было занять лишь у трех людей: отца, брата и самого Даррена. И то - по причине откровенного цинизма и отсутствия в душе всякого трепета. Ага, отсутствия, подумал Даррен. Его состояние в данный момент было далеко от спокойного так же, как состояние живого человека от мертвого. Он понимал, что это не принцип - скорее, зацикленность. Ему хотелось до зубовного скрежета, до темноты в глазах. Хотелось всего того, что он так беспечно озвучил, ожидая, что его пошлют. А ему терпеливо, как ребенку объяснили:
- ...продолжительная работа с препаратами... стойкий иммунитет... - шевелились губы Стива, от которых глаз уже невозможно было отвести; в башке собирались и множились образы, самым четким из которых был увиденный наяву - как Стив затягивается сигаретой.
Даррен мотнул головой и потянулся за виски.
Можно подумать, он не знал, какие препараты. Такие в зомби превратят и парня помоложе. Кстати, он так не понял, сколько Мэтарину лет, тот сейчас казался взрослее, и еще эти глаза, глядящие мудростью веков.
- Отговорки, - разлепил Даррен губы, усмехаясь (делать было больше нечего). - Не надо меня жалеть, брат, меня не первый раз отшивают, я мальчик взрослый, плакать не буду.
Он повертел стакан в руках и посмотрел на Стива, снова дернув бровью и снова этого не заметив.
- У тебя исключительный рот, Стив. Я вот смотрю на него и думаю, что будь мы дома, я не стал бы разводить всю эту байду с разговорами по душам, но раз ты сам начал... - когда он нервничал или был возбужден, Даррен превращался в неиссякающий словесный фонтан, еще похуже Нэнси. - Я, конечно, верю, что тебе никак, лишь бы ширнуться и потащиться для разнообразия, даже спорить не буду, чо.
Он и не собирался спорить, на самом деле. Его зациклило на желании, он такое возбуждение любил: когда нельзя, но очень хочется. С одной стороны, дрочить в туалете, где кабинки даже не закрывались, было бы глупостью, но не осеменять же танцпол. Плюс ко всему он рассчитывал умыться и посмотреть на свою гнусную рожу. Возможно, тогда желание бы поубавилось. Даррен медленно поднялся.
- Мне пох, честно, - криво улыбнулся он. - Я тупо тебя хочу, уж извини мою половозрелость и... че там еще... а. Убийственное очарование. Ща вернусь, никуда не уходи.
И пошел в туалет, а что было делать.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-11-30 20:47:08)

0

29

Что у трезвого на уме - у пьяного на языке.
Справедливость данного тезиса Мэтарин уже начинал медленно ощущать на себе. И главное, с чего - непонятно. Выпитое на концерте давно выветрилось, тут он не успел приговорить и половины бутылки...
Стив усмехнулся про себя - вот и не верь после этого в чушь про флюиды...
А этого добрища у Кейна было сверх всякой приличной нормы. Он об этом прекрасно знал и бессовестно пользовался, подливая масла в огонь своей природной отвязностью.
- Отговорки…
- Чего?.. – слегка офигев от такой заявы, Мэтарин непонимающе уставился на Даррена. Это было уже слишком. Он тут, можно сказать, делится собственными интимными тайнами, а ему еще и не верят. Зашибись...
- Не надо меня жалеть, брат, меня не первый раз отшивают…
- Слушай, тебя не… - он вовремя прикусил язык, потому что «все сказанное может быть использовано против вас». А уж если признаться человеку, настойчивость которого делала честь всему Зеленому острову, что его не отшивают, потом не отмахаться…
Благо, следующая реплика заставила его забыть о праведном возмущении и обреченно закатить глаза.
- У тебя исключительный рот, Стив. Я вот смотрю на него и думаю…
- Я тебя умоляю… - он устало потер лоб.
Да-да, расскажи мне еще о том, как я невъебенно неотразим…
- Я, конечно, верю, что тебе никак, лишь бы ширнуться и потащиться для разнообразия…
А вот это было уже обидно. За все время пребывания Даррена в его зоне личного комфорта, Стивен ни разу не притрагивался к морфию – не было нужды, да и не собирался он демонстрировать младшему эту сторону своей жизни. Да, не хотел подавать хреновый пример, ничего смешного. Работал сутками, ел через раз, курил как паровоз, но под кайфом Кейн его не видел ни разу…

Пока Мэтарин скрипел зубами и думал, что ответить, чтоб не нарваться на очередной «комплимент», последний успел сбежать с поля «боя». Положа руку на сердце, Стив не верил, что ему прям так уж невмоготу - хотя, в двадцать лет, пожалуй, и у него случались казусы…Но мерзкий осадочек после этого вот «мне пох» остался.
Черт знает, зачем он потащился следом за Кейном – он еще не придумал.
Извиниться? Уговорить найти себе кого-нибудь посвежее и пободрее? Рассказать, как тяжело, на самом деле, сохранять в его присутствии здравый рассудок – и признать этим всем собственную неполноценность? Да ни за что…
Протолкавшись в узком коридоре через обжимающиеся парочки, он оказался в тесном закутке туалета.
Шум воды здесь почти перекрывал глухой ритм музыки снаружи.
Тихо прикрыв за собой дверь и прислонившись к косяку, Стив задумчиво смотрел на склонившегося над раковиной Кейна.
- Что, горячая гэльская кровь покоя не дает? - усмехнулся он отражению в зеркале, когда тот поднял наконец голову.

0

30

Пока шел к туалету (всего-то пара шагов), мечталось побиться головой об стену или банально удавиться на толчке. Дебил, наговорил чего. Вот несло его, тут ничего не попишешь, тут, блядь, грязный носок надо в рот запихивать и сидеть тихо и смирно, хлопая глазами. Надо было спросить, дебилу: уточнить, прикинуться идиотом, как-то развить дальше разговор, но все, о чем Дарен мог думать был рот Стива, как заклинило. Накрыло и вштырило, вроде бы и табов не ел, да что ж такое с ним?
В полумраке коридора обжимались те самые парни, что чуть раньше сидели за столиком, и им явно не терпелось. Даррен продолжал вести себя как дебил, потому что замер и уставился на них так, словно впервые видел такие живописные картины, достойные кисти Дали. Нет, неудачный пример, чувак явно рисовал так же, как Кортни с группой, что пела в "Полумраке", сочиняя свои песни. А именно - в посторгазменной апатии.
Он моргнул, потому что собственное образование настигало его неожиданно и невовремя: однажды, отходя от крышесносного оргазма, он начал читать какой-то девке Шекспира. А она была ирландкой и, понятно, язык "английской собаки" вызвал у нее не совсем те эмоции, которые обычно возникают у девок, когда им стихи читаешь.
Парни тем временем оторвались друг от друга и заинтересованно уставились на Даррена.
- Эй, ты чего?
- Ничего, - отмерз он. - Типа приношу свои извинения, был неправ и все такое.
Признаваться пацанам, что он в них тупо вштырился по причине того, что представил на их месте себя со Стивом, ему не хотелось. Он и так чувствовал себя дебилом, чувство это крепло с каждой минутой. Так пьянеют, наверное. Постепенно.
- Хочешь втроем? - один из пацанов тронул его за рукав.
Даррен еще раз извинился и позорно сбежал.
Уже в туалете (он был свободен, благодарение богам) Кейн долго умывался холодной водой, разве что в раковину не залез, но лицо пылало, как обветренное, а в ушах стучали биты - музыка слышалась приглушенно.
- Что, горячая гэльская кровь покоя не дает? - раздалось из-за спины, и Даррен, вполне ощутимо вздрогнув, оторвался от своего увлекательного умывания, чтобы взглянуть в зеркало и увидеть ухмылку Мэтарина.
- Бля, Стив, я чуть не обосрался, - недовольно сказал он, выключая воду. - Предупреждать надо.
Он повернулся к нему, оперся о раковину задницей и протер ладонями лицо, шумно фыркая.

0


Вы здесь » Boston-city » Flashback » I'm shipping up to Boston (c)