Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Flashback » "Без галстуков"


"Без галстуков"

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Название: Без галстуков
Время: за два дня до похорон Сальваторе Маскарди
Место: Бостон, ночной клуб "Полумрак"
Персонажи: Стивен Мэтарин, Даррен Кейн, Стефан Робер, Рэнди Маршалл
Саммари: Что общего может быть у ирландцев и французов? Да ни черта. Но тем не менее...

0

2

Мэтарин не собирался сегодня на фабрику, но, памятуя о том, что обозначенный ночной клуб стал для его «брата» местом регулярного паломничества, он счел разумным заранее расставить все точки над i. Пара часов в лаборатории – и у него на руках был готовый анализ крови; чтиво на редкость любопытное, и для крестовой Восьмерки, в общем-то, обычное – но не тогда, когда дело касалось Кейна…
Несколько звонков довершили небольшое частное расследование – вооруженный его результатами, Стивен уже имел, что предъявить предприимчивому бармену в «Полумраке».
- Как ты себя чувствуешь? – первым делом спросил он Даррена, вернувшись вечером домой.
Сам Стив нынче поздним утром обошелся таблеткой аспирина, но когда он уходил, младший еще спал беспробудным сном. Оставив ему «набор спасателя» с подробными инструкциями, что и когда принять, Мэтарин надеялся, что молодой, привычный и не к таким излишествам организм все-таки очухается – лично ему в свое время достаточно было просто хорошенько проспаться…
- Выйти сможешь? Если да, то собирайся – поедем в твой притон, я дорогу не запомнил…

0

3

Поздним утром, часов в пять пополудни, Даррен проснулся от странного привкуса во рту. Ощущение было такое, словно ему в рот нагадили драные кошки, питавшиеся на ночь клопами, а общее состояние было отвратным: голова раскалывалась, тошнило, руки и ноги казались инородными предметами, не принадлежавшими собственному телу. Единственная радость заключалась в прекрасном ортопедическом матрасе, пружинящим под обнаженной спиной, и в ощущении собственного тела в хрустящем от свежести постельном белье. Даррен не мог похвастаться тем, что привык к таким изыскам в последние годы. Именно по причине свежести простыней, он какое-то время пребывал в прострации: казалось, сейчас распахнется дверь и войдет матушка, чтобы раздвинуть на окнах шторы и напомнить о завтраке. Он лежал, пялился в потолок и как-то даже настроился на то, что в комнате появится миссис Кейн, внутри все обмирало, а во рту продолжала копиться желчь.
Его вырвало прямо на пол комнаты Стива. Комнаты Стива. И Даррен понял, что спал на его кровати, что под покрывалом он абсолютно обнажен, самого Стива нет, а на полу продолжает остывать его собственная блевотина.
Его стошнило второй раз.
Нет, Даррен не был неженкой или еще кем. Он вообще относился к сексу довольно просто - хотелось и ебалось. Но одно дело - трахаться с тем, кого не увидишь наутро. А другое дело Стив...
Чертыхаясь, матерясь и постанывая, самый младший Кейн сполз с кровати, прошлепал голышом в ванную, нашел какие тряпки, с помощью которых убрал за собой. Потом долго отмокал в душе. Потом варил себе кофе в раздолбанной кофе-машине, потом пил его и курил сигарету длиной в час или полтора. Есть не хотелось.
Хотелось понять, что из того, что Даррен считал воспоминаниями, ими являлось.
Он помнил Мёрфиз, то, что его заштырило от Стива, помнил, что приволок Мэтарина в "Полумрак", помнил Нэнси... помнил, что губа болит (он трогал языком корочку на ней)... он думал, что помнит, как они целовались, но... Хрен знает. Могло присниться. Его замкнуло еще в "Авалоне", это понятно - пиво на голодный желудок, плюс еще "спиды" для разгона, он же потанцевать и потрахаться собирался, кто знал...
Словом, Даррен не совсем понимал, какие из его воспоминаний настоящие, а какие привиделись в наркотическом бреду. Он смиренно дождался Стива, ощущая, что на загривке волосы встают всякий раз, когда в коридоре хлопала дверь. Да, и курил. Ну, еще воду пил, зная, что если перебрал вчера - вода сильно оттянет.

- Как ты себя чувствуешь? – первым делом спросил Стив, как только объявился.
У него была тревожная складка меж бровей, и еще глаза... Тревожные и тревожащиеся. Даррен уже успел понять, что Стив - чувак ответственный. Но приятнее было убедить себя, что он беспокоится о беспутном своем... ну, пусть будет брате, хер его знает, что теперь.
- Херово, - честно сказал он. - Прости, я вчера перебрал...
Стив, хоть и выглядел беспокойным, оказался еще и деятельным. И самое смешное...
- Выйти сможешь? Если да, то собирайся – поедем в твой притон, я дорогу не запомнил… - объявил Мэтарин, оставаясь при этом таким спокойным, что Даррен не понял.
- Какой притон? - переспросил Кейн. - "Полумрак", что ли? Мне не приснилось?
Он очень убедительно сыграл равнодушие (непонятно, зачем, правда) и пожал плечами.
- А щас сколько? Семь? Ну, поехали. Там как раз самое начало.
Вопросы плодились как разбушевавшиеся в брачный период кролики - Даррен ни разу не понимал, зачем Стиву понадобился клуб.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-12-04 01:17:29)

0

4

Тело самостоятельно передвигалось,  реагировало на внешние раздражители и довольно связно отвечало на вопросы – это весьма обнадеживало.
- Перебрал?.. – Стивен хмыкнул. – Вообще-то ты вчера отключился на диване практически без признаков жизни.
Смягчать краски он не собирался. Иногда суровая реальность была куда полезнее – в следующий раз человек, может, пять раз подумает, прежде чем жрать что попало. Впрочем, такая сознательность встречалась редко…И он не особо рассчитывал встретить ее в Даррене. Но одно он знал точно – как только тот более-менее оклемается, у них состоится серьезный разговор. Первый и последний – снова заговорившие родительские инстинкты бесили Мэтарина даже больше, чем…все остальное.
- … Мне не приснилось?
- Ну, может и приснилось…
Зайдя переодеться, Стив обнаружил, что приготовленные им с утра для Кейна таблетки остались нетронутыми.
- Засранец…
Выйдя из спальни, он положил перед страдальцем кучку «колес» и налил стакан содовой.
- Я тебе это не для красоты оставил. Ты хоть изредка поглядывай по сторонам…
Вопрос еды тоже не обсуждался. Отобрав у младшего недопитый кофе, Стивен заварил крепкий чай и на скорую руку приготовил гренки с сыром.
Ему просто необходимо было чем-то себя занять – иначе он точно сорвался бы на совершенно бестолковый крик. Его праведный гнев запоздал как минимум на полсуток – Даррен был в относительном порядке, но, вспоминая собственную панику, у Стива просто руки чесались дать ему как следует по шее.
- В следующий раз предупреждай, если что-то принимаешь, - ограничился он сухой просьбой, уже зная наперед, что никакого «следующего раза» не будет. 
Себе он заварил неизменный кофе.
Так как делать было больше нечего, ему пришлось наконец сесть, устроившись в кресле напротив.
О произошедшем в клубе Стивен старался не думать. Ежу понятно, что Даррен к тому моменту был уже не в себе, а это многое объясняло. Для Даррена, разумеется, не для него. Но это не имело значения. Лезть к Кейну с разборками он не собирался – пожалуй, даже к лучшему, что у того слегка поотшибло память.
- А щас сколько? Семь? Ну, поехали. Там как раз самое начало.
- Мы туда не развлекаться едем.
Выглядел младший говенно – о чем Стив не преминул сообщить последнему.
- Ничего, тебе сейчас будет полезно подышать воздухом.

0

5

Снова эта гребаная снисходительность, навязла на зубах как смола, ничем не счистить. Даррен выдраил зубы дочиста, раз пять шлялся в ванную, но во рту был прежний привкус, от которого становилось тошно. Еще и Стив с нравоучениями. Послать бы его...
Но Кейн послушно принял какие-то таблетосы, запил содовой, осилил чай, втайне мечтая о кофе, и ни слова поперек не сказал. Ему стало похуй - было или не было. Просто так даже сны не снятся, и Стив сидел рядом - убийственно серьезный, с этими его фразами о том, что и как надо. Даррен хотел слушаться.
Даррен.
Хотел.
Слушаться.
Странное дело, он всегда был бунтарем, но одно дело - играть в революционера на потеху себе, положив на кого-то большой и толстый, а другое - до дрожи бояться разочаровать кого-то. Он себя просто не узнавал.
- Вообще-то ты вчера отключился на диване практически без признаков жизни.
А проснулся в кровати.
- Ну, может и приснилось…
И захотелось сравнить сны.
- Засранец… Я тебе это не для красоты оставил. Ты хоть изредка поглядывай по сторонам…
Беззлобно ведь сказал, но сердце екнуло. Даррен не хотел смотреть по сторонам. Он смотрел на губы Стива и не знал, как спросить.
- В следующий раз предупреждай, если что-то принимаешь.
Так было или не было? "Спиды" разгоняли, но отрубить никак не могли. И мозг выключить настолько, чтобы реальность изогнулась раком, как возбужденная девка. Или парень.
Даррен мотнул головой и ойкнул, прижимая ладонь к переносице. Стив тем временем расточал комплименты относительно его внешнего вида.
- Слышь, тормози, - отозвался Даррен. - Я и так хочу сдохнуть, тут еще ты. Больше не буду, окей - как тут у вас все говорят. Ясно? - он даже попытался посмотреть на Стива, но тут взгляд упал на его ключицу в вороте майки, и Даррен судорожно сглотнул. - Лучше расскажи, что я вчера исполнял. У меня были глюки, и я не уверен, что хочу о них рассказывать. А то ты еще мне руку сломаешь в порыве негодования. Кстати, а ты умеешь испытывать негодование?
Он оборвал сам себя, потому что беспокоили слова Стива. Вчера тусовались в "Полумраке", клуб понятный, Стив - не дурак, это было сразу понятно. Бля, что ж было-то? И почему надо переться в этот блядский клуб сейчас, когда там - только три калеки и бармен, раскуривающий косяк?
- Стив, а зачем нам в клуб? - тупо спросил он и как-то жалко добавил: - Я не пидор, если чо.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-12-04 03:01:08)

0

6

- Больше не буду, окей?
Мэтарин не ожидал от Даррена такой покладистости. Впрочем, не в его состоянии было качать права и выеживаться.
- Хороший мальчик... – он выдавил из себя одобрительную полуулыбку.  Хорошо бы этих обещаний хватило хотя бы на неделю…Стив помнил по себе, сколько раз он зарекался по поводу и без оного – толку от этого было мало. Уже задолго после двадцати в голове происходят какие-то возрастные изменения, и многое становится просто не нужно. Но Кейну до этого было еще далеко…
- Лучше расскажи, что я вчера исполнял. У меня были глюки, и я не уверен, что хочу о них рассказывать. А то ты еще мне руку сломаешь в порыве негодования. Кстати, а ты умеешь испытывать негодование?
У Мэтарина дернулась щека. Несмотря на ровный тон, вопрос прозвучал издевательски.
- Уверен, что хочешь это знать?.. – Стив вопросительно поднял брови. – Вчера…Вчера ты ничего особенного не исполнял – для себя, во всяком случае. Вполне в образе.
Говнюка и морального урода…
И главное – работало же…Стивен вспомнил собственную реакцию, и по спине снова пробежал холодок. Такого больше не должно было произойти. Никогда.
- Стив, а зачем нам в клуб?
- Да так…хочу поближе познакомиться с барменом. А заодно обеспечить тебе спокойный досуг.
Вторую часть вопроса он оставил без реакции. Просто потому, что на несколько секунд залип, пытаясь проанализировать сказанное.
Ответить просившимся на язык «да мне насрать» он не мог. Это было неправдой.
И он не знал, радоваться этому или огорчаться. С одной стороны, это давало возможность считать вчерашний перфоманс пьяно-обдолбленной дурью и благополучно забыть – чего бы это ни стоило. И постараться в дальнейшем игнорировать кейновские провокации…Пожалуй, это было самым сложным.
Но ему, конечно, было чем себе помочь…
- Я должен быть уверен, что со своих ночных рейдов ты будешь возвращаться живым и на своих ногах.

0

7

Значит, не было. Даррен какое-то время понаблюдал за лицом Стива, пытаясь понять хоть что-то, но тот снова превратился в невозмутимого Мэтарина, черт бы его побрал. Не было, быстро решил Даррен. Иначе из него выбивали бы пыль, а не играли в добрую мамочку беспутного сына. Вопросы продолжили множиться с утроенной силой, им было мало простого "А почему тогда я голый проснулся?", нет, им еще требовалось узнать "Какого хрена Стив врет?" или "Почему он улыбается так, словно мучается зубами?"
Даррен понял, что надо либо эти вопросы задавать, либо молчать, делая вид, что у него зловещие провалы в памяти. Второй вариант отпадал по определению - не в случае со Стивом можно было довольствоваться недомолвками. Лучше сразу понять, чем потом догадываться по косвенным признакам и надумывать.
Даррен не признавался самому себе в том, что обрадовался бы, будь вчерашнее правдой. Он постарался об этом не думать. Во всяком случае, до тех пор, пока не задаст все эти вопросы, разрывающие голову.
- А почему тогда... - начал он, внимательно рассматривая чай на дне чашки, но Стив продолжал комментировать его жизнь так, словно имел на это право, и потрясенный Даррен поднял на него глаза, не веря своим ушам.
- Я должен быть уверен, что со своих ночных рейдов ты будешь возвращаться живым и на своих ногах.
Должен быть уверен, понимаешь? Для его, Стива спокойствия, ясно? То есть, он чото беспокоился вчера, а о чем - не хотел рассказывать. Даррен замер, потрясенный этой внезапной мыслью. Вот дебил, проскочила вторая мысль.

Он заткнулся до самого клуба, хотя пришлось пережить довольно странную поездку на байке, когда нормально было бы сесть к брату поближе, чтобы не навернуться в пути, а Даррен не мог Стива коснуться - даже просто так.

В клубе было немного народу, Кортни репетировал с ребятами, распевая новую песню, какая-то девчонка следила за ним, сидя за столиком, кто-то слушал музыку, кто-то общался, но основная масса народу предпочла задержаться. Бармен с серьгой в носу лениво протирал стаканы, изредка поглядывая на сцену.

- Ты все-таки считаешь, что меня тут отравили? - негромко спросил Даррен, пока они шли к барной стойке. - Я же и раньше сюда ходил, не понимаю, зачем...
Он на беду повернул голову и внезапно испытал острое желание поцеловать Стива. То ли стены так действовали, то ли то, что убийственная серьезность Мэтарина действовала на него как красная тряпка на быка.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-12-04 17:00:15)

0

8

По дороге они почти не разговаривали.
Мэтарин был благодарен Кейну за молчание. Беседы по душам он бы сейчас просто не вынес.
Он вообще предпочел бы не обсуждать ничего из вчерашнего, но рассчитывать на деликатность со стороны Даррена было все равно, что ждать сочувствия от крокодила, доедающего твою ногу…
Хорошо, что это можно было отложить, хоть на какое-то время.

Снова оказавшись в клубе, Стивен неимоверным усилием воли разогнал воспоминания по темным углам сознания.
- Ты все-таки считаешь, что меня тут отравили?
-  Я не считаю, я знаю, - ответил он, доставая по дороге распечатку с результатами анализа. – Хотя, отравили – это, конечно, сильно сказано. Уверен, бармен хотел как лучше. Он же не знал, что ты уже успел «взбодриться»…Может, у них здесь это что-то вроде бонуса постоянным клиентам, кто знает. Подожди меня здесь…
Он оставил Даррена за одним из крайних столиков, так, чтобы тот слышал разговор, но не мешался под ногами.
Затевать громких разборок Стив не собирался. Ему, собственно, было нужно одно – чтоб в виски к Кейну больше не попадало никаких посторонних примесей.
Пока бармен с искренним недоумением на лице знакомился с мнением диагноста, Мэтарин коротко изложил ему суть проблемы. Пришлось приплести и личность ни в чем не повинного поставщика, дабы аргументы не выглядели излишне голословно.
- Мне эти проблемы нужны еще меньше, чем вам, поверьте, - резюмировал он, лениво улыбнувшись парню за стойкой. – Надеюсь, мы друг друга поняли.

0

9

Изысканная, но небрежная в своей богемности песня встретила Робера на пороге зала, вторя мыслям...
...Hey I said you're godless and
it seems like you're a soulless friend...

Какое-то время Стефан смотрел на сцену и в который раз приятно удивлялся себе: найти эту группу, заплатить им больше, чем они получили бы в любом клубе, и иметь возможность наслаждаться очаровательной смесью культур... В музыке группы было много британского, но некоторые сумасшедшие вкрапления заставляли вспомнить и американских исполнителей. Изысканная смесь.
Робера можно было назвать сибаритом - он любил красивые вещи, красивых людей, красивую музыку. "Полумрак", который он лично создал из небытия, был лучшим тому подтверждением, накапливая в своих стенах настроение постоянного непроходящего влечения. В клубе пробуждались все тайные желания, он охотно принимал в свои объятья всех, кто готов был поддаться настроению, заглядевшись на чьи-то пальцы, сжимающие ножку бокала, сигарету, стакан. Сюда приходили за чувственностью, для того, чтобы забыться и забыть - о реальном мире, о собственных проблемах, о возрасте или поле. Это было лучшее, что Робер создал за всю жизнь, и он мог гордиться своим детищем по праву.
За исключением того, что все клубы в Бостоне принадлежали Ричарду.
"Полумрак", оформленный на поставное лицо, исправно платил мзду МакПирсу, Робер ничего не получал, так как оставшейся прибыли хватало лишь на зарплату персоналу и восхитительным трубадурам. Это удручало. Это являлось головной болью Робера, с которой он хотел покончить.
Всякий раз, посещая клуб, Стефан сначала с неудовольствием вспоминал о МакПирсе, и только потом, отбросив неприятные мысли, окунался в атмосферу, наполненную тягучей похотью.
Так произошло и сегодня, но Робер был слишком благодушен, чтобы позволить себе огорчаться.
Разговор с Маршаллом странно вдохновил его нынче днем, заставив вспомнить о том, что помимо работы, работы и работы существовала еще и жизнь, о которой он успел забыть, занятый Тучо, Тучо и еще раз Тучо.
В клубе Робера знали только в лицо; по негласному уговору информация дальше его стен не шла, да и Стефан все равно бы узнал: газеты, журналы, репортеришки, охочие до жареных сплетен - все находились в его кулаке. Буде кому приспичило копать под Робера или любого посетителя любого из "специфических" клубов - этому человеку не поздоровилось бы. Стефан не любил сплетен: профдеформация, мон ами.

Робер сначала заметил симпатичного мальчишку за столиком недалеко от бара - мальчишка порочно курил, манерно стряхивал пепел с сигареты и откровенно строил глазки солисту, который, надо сказать, был в ударе. Стефан покусал губы, пряча улыбку. Напомнив себе проследить за мальчишкой, выпив пару-тройку порций коньяку, он направился к бару и застыл от неожиданности, увидев Восьмерку Треф во плоти. Мэтарин о чем-то говорил с барменом, закончив свою речь очень тревожно:
- Мне эти проблемы нужны еще меньше, чем вам, поверьте. Надеюсь, мы друг друга поняли.
Бармен выглядел не слишком спокойным, можно было даже сказать, что он был немного напуган, а это могло означать все, что угодно. Стефан прекрасно знал, что в клубе приторговывают наркотиками, и явление Графа вряд ли было визитом вежливости или предпочтений. Кому как не Роберу было знать вдоль и поперек его личное дело - не был замечен, в борделях не ошивался, в подобные клубы не хаживал. Правда, жил с каким-то мальчишкой, но тот появился несколько недель назад, и (если Стефан точно помнил) приходился Мэтарину какие-то дальним родственником. Робер перевел взгляд на парнишку, который ему понравился, и признал в нем как раз этого родственника. Значит, пришли вдвоем.
В любом прекрасном плане имеется слабое место. В одном безупречном плане Робера этим слабым местом оказалось знакомство с Трефовой Восьмеркой. Личное знакомство. Такое, что, увидев его, Мэтарин узнает Стефана в лицо.
Вечер закончился, так и не начавшись, Робер собрался развернуться и уйти, но тут мальчишка Кейн повернул голову, чтобы посмотреть на Мэтарина, внезапно перевел взгляд на Стефана, и тот с неудовольствием понял, что Мэтарин заметил его раньше, чем он сам его узнал.

Отредактировано Стефан Робер (2010-12-25 18:51:42)

0

10

Убедившись, что бармен досконально изучил и отложил в своей, будем надеяться, профессиональной памяти светлый образ Даррена Кейна, которого с этого дня и до второго пришествия следовало холить, лелеять и ублажать всячески, как он того заслуживает, Мэтарин счел наконец свою миссию выполненной. Оторвав от парня за стойкой взгляд ленивого удава, он скользнул глазами по залу – и замер, не успев отвернуться…

Признаться честно, память на лица у Стива была неважная – ему чаще приходилось иметь дело с другими частями человеческих тел. Вот по татуировкам, переломам,  хромоте он мог узнать кого угодно. И по шрамам…Особенно таким живописным, которых не скроешь никакой щетиной и не закрасишь гримом.
Владельца одного из таких «мужских» украшений Мэтарин знал ровно настолько хорошо, насколько торговец может знать своего клиента.
Человек со шрамом появился в его окружении не так давно – несколько раз он встречал его в портовых пабах, пока в один прекрасный день тот не обратился к нему напрямую за тем единственным, что мог предложить ему Стивен.
Морфий.
Покупатель не выдумывал слезливых историй об умирающих в муках родственниках, но и не выглядел слишком опустившимся – оставалось только гадать, зачем ему такой солидный запас «успокоительного». Но продавца это не касалось.
Последний раз они виделись неделю назад – это была их последняя «деловая» встреча.
И вот теперь, увидев мужчину здесь, Стив, мягко говоря, удивился.
Нет, на самом деле, он удивился бы, если б встретил здесь кого угодно из своих знакомых – но это было другое…Ему стало слегка не по себе.
Едва заметно нахмурившись, он остановил на человеке долгий взгляд поверх ставших в полумраке клуба почти прозрачными стекол очков. В нем явно читалось: я узнал, я помню, но собираюсь сохранить это при себе.
Не выдав себя более ни единым жестом, Мэтарин развернулся спиной к бару и направился к Кейну.
- Держи, - он шлепнул на стол перед Дарреном сложенный втрое лист с распечаткой. - Почитывай на досуге - вдруг ума прибавит.
Что-то ему подсказывало, что младший скорее пустит бумагу на косяки, или использует по какому другому назначению, но его это уже почти не волновало.
- Еще раз увижу у тебя в крови такой коктейль - будет тебе и негодование, и прочие прелести, - недобро оскалился он, присаживаясь рядом.
- Курим и домой... – он полез за свой пачкой сигарет. – У тебя сегодня профилактический выходной. Отоспишься хоть по-человечески...Надеюсь, нет возражений?
Щелкнув зажигалкой, Стив глубоко затянулся. Поводов для паники пока не было, но ему не хотелось задерживаться.

0

11

Кортни сегодня просто жег, исполняя с микрофоном такое, что любой натурал умер бы в корчах, а что было говорить о нетрезвом организме Даррена? Он послушно устроился за столиком, проводив Стива весьма заинтересованным взглядом. А, клуб был такой, располагающий. Даррен устал за несколько часов бодствования больше, чем за кучи бессонных ночей, переполненных алкоголем, наркотой и сексом.
Кейну было знакомо понятие "психосоматика", он о нем мог кой-чего порассказать, но Стив невозмутимо тлел, заставляя самого Даррена вести себя сообразно собственным понятиям. А понятия он имел такие, что собирался снять в этом зале любого и свалить из дома на пару суток, чтобы не объяснять Мэтарину ничего, ничегошеньки - желания не имел. А - в глубине души - боялся. Что-то было новенькое - бояться, это когда он трепетал так, позвольте узнать?
В общем, Даррен пока что играл с Кортни в гляделки и совершал с сигаретой греховный акт, а солист, ухмылялся и, закончив нетленку о дружбе, в которой был чудовищный намек, так нравившийся Даррену, начал следующую песню:
I came up to your floor
you were dressed just a little
obscene.
And it shut me down
quite sexually
like a pre-adolescent
because I'm greener than green.

"Зеленее зеленого..." Кейн фыркнул, переводя глаза на Стива - ему очень хотелось, чтобы тот послушал слова вместе с ним...
Брат на кого-то пялился.
Нет, нормально? Типа пришел с барменом зазнакомиться, чертов меланхолик, а сам уже вштырился в какого-то чела, ты глянь. Даррен недовольно посмотрел на чела и едва сдержался, чтобы не присвистнуть.
Это ж был "папаша". Ну, это его сам Даррен так про себя называл. "Папаша" был из поколения лощеных чуваков, докатившихся до всякоразной жизни, благодаря своим нехорошим привычкам. И он у Стива брал наркоту, раз в неделю приезжал, болезный. Че, синяки у него были под глазами конкретные - видать, хорошо сидел. Все время заросший такой, помятый, как сукин сын. А тут, вы посмотрите: черные джинсы, крепкие бедра, какой-то пидорский джемпер зеленого цвета. Выглядел как рождественский подарок, без вариантов.
Даррен просто охуел.
Стив поштырился на "папашу" еще немного, закончил с барменом и возвернулся к Даррену, неся свои мачизм и хладнокровность как знамя.
- Держи. Почитывай на досуге - вдруг ума прибавит.
Кейн послушно развернул бумажку, пробежал глазами и охуел вторично.
- То есть, вот после этого выживают, да? - попытался пошутить он.
- Еще раз увижу у тебя в крови такой коктейль - будет тебе и негодование, и прочие прелести, - ответил Стив, а Даррен снова уставился на его губы, поэтому в общих чертах понял, что они курят и едут, а потом спят.
- Слышь, брат... - он подался вперед и взял его за запястье, от прикосновения моментально испытав дежавю. Пауза продлилась пару минут, но Даррену удалось взять себя в руки, и он менее уверенно продолжил: - Это же "папаша", да? Ну, тот чел, которому ты сливал запасы своего адского зелья? Блин, рожа у него знакомая шо пипец, и это у меня не глюки.

0

12

Возражений не последовало, и это заставило Мэтарина в очередной раз удивиться: Кейна будто подменили. Видать, тому и впрямь было хреново, если даже не осталось сил на обычные капризы и подколы.
Стив даже позволил себе пару ядовитых мыслей насчет пользы синдрома острой интоксикации для успокоения лишних амбиций, но, глядя на синяки под глазами парнишки, не мог заставить себя слишком злорадствовать – его все еще слегка передергивало от воспоминаний. Разные придурки каждый день мерли от передоза как мухи – воистину, молодой ирландец был непотопляемым куском дерьма, если в свои годы и при своем образе жизни еще находился в здравом уме и относительно нормально функционировал.
- То есть, вот после этого выживают?
- Такие, как ты, выживут и после ядерной войны, не беспокойся, - пожевав фильтр сигареты, Стивен недобро прищурился, когда Кейн сжал его запястье и проникновенным шепотом, слышным, как показалось Мэтарину, во всех уголках зала, спросил:
- Это же "папаша", да? Ну, тот чел, которому ты сливал запасы своего адского зелья?..
- С каких это пор ты обращаешь внимание на моих «клиентов»? – холодно полюбопытствовал он.
Почему его так покоробил факт, что Даррен тоже узнал мужчину, Стив пока не понимал. Но ему это определенно не нравилось.
- Блин, рожа у него знакомая шо пипец, и это у меня не глюки…
- Послушай меня, - перехватив руку Кейна, он стиснул его ладонь – не слишком крепко, но ощутимо, чтобы его слова не пролетели снова мимо ушей последнего. – Если хочешь задержаться в этом городе, тебе придется еще какое-то время терпеть мое общество – а это значит, учиться быть слепым, глухим и безмозглым, когда это необходимо. Понимаешь? – он взглянул на младшего в упор, но тут же усмехнулся. – Только не переусердствуй. Достаточно того, чтобы таковым казаться. Клинического идиота я рядом с собой, уж извини, не потерплю.

0

13

"Рядом с собой?" - вострепетал Даррен и повторил вслух:
- Рядом. С собой, - произнесенная правда была еще приятнее обдуманной.
Он перехватил руку Стива, сжал его пальцы.
- Я не собираюсь терпеть твое общество, - признался Даррен, охреневая от того, что кровь в прямом смысле слова закипела от одной только отповеди брата Мэтарина. - Я собираюсь им наслаждаться. Просто... - он отвел глаза, - мне не нравится вся эта хрень. Торговать одно, а ты сам ширяешься. Я, конечно, слепым могу прикинуться, если надо, а также глухим, убогим и слабоумным. А ты все равно... Если бы мне было все равно, я давно бы свалил, ясно?
Он перевел взгляд на "папашу" и вспомнил, как увидел его впервые - Даррен тогда только появился в доме Стива и многих порядков не мог знать. Например, то, что Мэтарин любил брать работу на дом - в его скромном жилище время от времени толклись мрачные личности, некоторые были увечными, кровоточили или что еще. Дня не проходило, чтобы Даррен не встретил на лестнице очередного бродягу или бледного чувака. Складывалось ощущение, что Стивена знает весь город, впрочем, уже поработав в "Дублине", Даррен понял, что так оно и есть.

Как-то ранним утром, часов в шесть после полуночи, когда Кейн только притащился домой со смены и полудремал в кресле, забыв про то, что держит в руках сигарету и стакан воды, в дверь Мэтаринской квартиры кто-то настойчиво начал ломиться. Даррен страдальца проигнорировал, справедливо рассудив, что а) ему это снится, б) Стив сам откроет, несмотря на то, что дрыхнет. После минут десяти внутренней борьбы таки пришлось пойти открывать. Тогда Даррен впервые поймал себя на недовольной мысли, что брат перебарщивает с успокоительным морфием, хотя только один раз подсматривал.
Не успел он открыть дверь, как услышал "Простите, что так рано, но у меня неожиданно..." и лицом к лицу столкнулся с тревожным на вид чуваком лет сорока, который являл собой образец запойного наркомана - блестящие слезящиеся глаза, трясущиеся руки, выхлоп (видимо, пытался вискарем эффект снять, но хрен - алкоголь в таком деле не помогает, проверено), щетина на довольно симпатичном лице. И еще этот шрам... Достаточно глубокий, через всю щеку.
- Извините, - отрывисто бросил незнакомец. - Мне нужен Мэтарин, это срочно.
- Я так и понял, - внес свою лепту в разговор Даррен и пошел будить Стива.
После чего был оставлен в собственной комнате Мэтарина, пока тот общался с ранним гостем. До Даррена долетали обрывки разговора:
- ...простите, неожиданно не хватило, - смущенно лепетал незнакомец каким-то потухшим голосом.
Не хватило, ты понимаешь? Как о виски говорил, блядство какое. Стив сонно (впрочем, он всегда так общался, даже выспавшись и выпив кофе) говорил, что ничего, но предупреждал, что стоить будет дороже, потому как не уведомили его заранее птахи ранние, болезные.
- Ничего, - соглашался незнакомец. - Я вам даже сверх того заплачу.
Наконец, входная дверь хлопнула, все стихло, брат вернулся в комнату и велел Даррену выметаться и спать, потому как рабочего дня через два часа никто не отменял, пока кое-кто шляется до утра. Даррен даже возмутиться не успел, что сам только с работы пришел.

И вот, спустя некоторое время, Даррен смотрел на незнакомца, узнавая и не узнавая: выглядел он значительно лучше, увереннее, даже суровее. Шрам этот... Кейн бы правую руку отдал, чтобы подтвердилось его мнение: сам себе сделал, чтобы выглядеть внушительнее, роковой, бля, вы посмотрите. Но, кроме Даррена, никто смотреть не хотел.
Он повернулся к Стиву, осознав, что все еще держит его за руку.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-12-07 14:50:58)

0

14

- Я не собираюсь терпеть твое общество…Я собираюсь им наслаждаться.
- Только не начинай опять, - Мэтарин закатил глаза, отнимая руку. Во избежание…Правда, постарался сделать это помягче – еще живы были в памяти загоны младшего по поводу своей неприкаянности. - Меня вполне устраивает, когда ты перестаешь корчить из себя засранца и не ездишь мне по нервам…
- …Торговать одно, а ты сам ширяешься. Я, конечно, слепым могу прикинуться, если надо, а также глухим, убогим и слабоумным. А ты все равно... Если бы мне было все равно, я давно бы свалил, ясно?
- Угу, кристально, - проворчал он в ответ – впрочем, довольно беззлобно. В такой формулировке, в какой это подал Даррен, его даже как-то не получалось послать нахрен с его заботой. Да и не хотелось, если уж на то пошло.
- Вообще-то я не о том, ну да неважно…Слушай, я же предупреждал, что даже близко не валялся с эталоном старшего брата и примера для подражания, - тихо напомнил он Кейну. – И мы, кажется, договаривались не мешать друг другу жить…Я же не спрашиваю у тебя, где и с кем ты спишь… - он невесело усмехнулся.
А так порой тянуло, кто бы знал…И спросить, и высказать, все, что он думает по этому поводу.
Приходилось признать, что, к сожалению, Стив все еще упорно пытался отмахнуться от того факта, что оба они уже встряли в жизни друг друга по самые уши. Непривычный к такому раскладу, он злился на Кейна, и на себя, и на ситуацию в целом – но уже не мог ничего изменить…
Это столкновение в клубе добавило еще один пункт для беспокойства в его уже и без того похожую на зарисовки неврастеника картину дня.
Долгие годы, проведенные в определенных кругах общества, сделали Мэтарина практически невидимым на фоне городских пейзажей – он мог залечь на дно на сколь угодно долгий срок, будучи уверен, что его всегда прикроют.
Но, несмотря на стабильность своего положения, он никогда не рисковал и не лез на рожон просто так. Кто знает, чему он был больше обязан своим относительным благополучием?..
- Перестань на него пялиться, сейчас же, - не повышая голоса, рыкнул он на Кейна, заметив, что тот то и дело косится в сторону их общего знакомого.
Сделав последнюю затяжку, Стив раздраженно задавил сигарету в пепельнице. Его снова начинала бесить беспардонность Даррена, который, кажется, все еще не до конца понимал серьезность ситуации.
А стоило лишь на одно мгновение допустить мысль, что любопытство Кейна может быть вызвано интересом иного толка – Мэтарин ни на секунду не забывал, где они находятся – и раздражение перешло в глухое бешенство.
Он открыл было рот, чтоб предложить Даррену подобрать себе другой объект для пускания слюны – но промолчал, осознав, что будет выглядеть как ревнивый идиот.

0

15

Не стоило делить людей на друзей и врагов, памятуя о поговорке "Держи друзей близко, а врагов - еще ближе". Робер руководствовался другим принципом - держи близко всех полезных людей, независимо от твоего к ним отношения. Трефовая Восьмерка представляла большую ценность, особенно в связи с последними событиями и морфием. План в голове Стефана созрел молниеносно. Король Червей почувствовал себя котом, который поймал двух неразумных мышек за хвосты и решает теперь, что делать. То, что он в этой ситуации мог сам стать мышкой, Робер думал...
Инкогнито. Великая ценность заключалась в его инкогнито, позволяя играть сразу несколько ролей - руководить мастью, заниматься прессой, покупать морфий. Участвовать в боях. Обыватели вряд ли могли связать четыре разные роли в одну и подумать, что это он, Робер. Но Мэтарин не был обывателем и, пусть не знал всей правды, мог до нее докопаться. Рано или поздно все тайное всегда становится явным.
Значит, Мэтарина необходимо было держать достаточно близко.
Со смертью Маскарди отпала необходимость покупать морфий, но об этом знал лишь Робер, а что было известно Восьмерке - можно было узнать.
Быстрым шагом Стефан подошел к столику и приятно улыбнулся.
- Прошу прощения, господа... - старомодно начал он. - Уделите мне пять минут своего времени?

0

16

- Меня вполне устраивает, когда ты перестаешь корчить из себя засранца и не ездишь мне по нервам…
Даррен даже не начинал еще ездить и про наркоту сказал в отместку - чтобы его не лечили, как жить и что пить. Че-то Стив путался в показаниях, и это заставило Кейна внимательно смотреть на него, слушать и вникать.
Пока тот нес околесицу насчет старшего брата и прочего, Даррен охреневал со страшной силой. Мало того, что не послал, так еще и разговаривал с ним как с душевно больным. Можно подумать, Даррен не понимал ничего. Стив, конечно, со своим приевшимся и навязшим на зубах спокойствием смотрелся достойно, но Кейн, между прочим, из другого был теста, и вот эти штучки дипломатические ох как не переваривал.
- И мы, кажется, договаривались не мешать друг другу жить… Я же не спрашиваю у тебя, где и с кем ты спишь… - невесело усмехнулся Стив, и Даррен охуел в триста четвертый раз, потому что такого не говорят, вслух не произносят. Но Стиву этого показалось мало, потому что он еще и прошипел вдогонку: - Перестань на него пялиться, сейчас же.
Ну, на того чела, которого Даррен, в отличие от Мэтарина, вообще видел второй раз в жизни.
Сразу накрыло, как вчера в клубе, растащило на ошметки, и он, вместо того, чтобы уточнять, отвернулся, посмотрел на сцену, где уже никого не было - видимо, ребята пошли готовиться к вечернему выступлению.
- Так ты спроси, брат, - он повернулся и посмотрел ему в глаза. - Потому что у меня к тебе много вопросов, но старшим принято уступать.
В этот самый момент к столику неудачно приперся "папаша" и начал играть в английского лорда с этими расшаркиваниями. Тут Даррена окончательно накрыло, и он откинулся на спинку стула, глядя на чувака снизу вверх и скрещивая на груди руки.
- Конечно, конечно, присаживайтесь, - разулыбался он. - У нас столько общих тем, не поверите. Местный бармен готовит охренительный коктейль из виски и чудодейственных колес, я вам говорю. Попробуете - сразу забудете про старые привычки и заодно - про вчерашний день, - Даррена понесло как всегда, когда он злился или нервничал. - Короче, я вам рекомендую. Подходите к барной стойке, показываете на меня подбородком и говорите: мне как ему нельзя плесните.

Отредактировано Даррен Кейн (2010-12-07 22:51:29)

0

17

- Потому что у меня к тебе много вопросов, но старшим принято уступать.
- Спасибо, что напомнил о возрасте…как раз этого мне сейчас и не хватало… - заметив, что его бывший покупатель направляется к ним, Мэтарин даже на мгновение забыл про Кейна, насторожившись, как старая овчарка…
- Прошу прощения, господа...Уделите мне пять минут своего времени?
…И это было огромной ошибкой. Потому что про Даррена не следовало забывать никогда.
Он был похож на раковую опухоль, которая, являясь частью твоего собственного организма, может быть незаметна до поры, и думаешь даже, что с ней как-то можно жить – но нет…Она сама отыскивала слабые места и била точно в цель, когда ты меньше всего ждешь рецидива…
Кейн разливался соловьем, а Стивен сейчас отдал бы что угодно за то, чтоб иметь возможность заткнуть ему чем-нибудь рот…
- Короче, я вам рекомендую. Подходите к барной стойке, показываете на меня подбородком и говорите: мне как ему нельзя плесните.
Окажись Стив на месте слушателя, он постарался бы перевести все это в шутку. Но люди бывают разными – у кого-нибудь, к примеру, может и не оказаться гребаного чувства юмора.
Не сводя глаз со своей зажигалки, которую он продолжал крутить в руке, он, не глядя на Кейна, почти автоматом перешел на гэлик - отчасти из-за душившего его гнева, отчасти для того, чтобы не быть понятым случайным свидетелем семейной, прости господи, склоки…если это, конечно, можно было назвать таким громким словом.
- Знаешь, иногда я тебе почти верю…Верю, что ты не такой мудак, каким прикидываешься. Иногда я даже рад тебе – рад, что не забил тогда болт на пацана, из которого толпа мужиков собиралась вытрясти пыль…Но у тебя поистине уникальный дар сводить на нет даже то немногое, что удается в тебе откопать.
Каких усилий стоило ему не послать Кейна нахрен прямо сейчас – одному богу известно. Но он удержался, обернувшись к подошедшему.
- Не обращайте внимания, молодой человек последние дни часто бился головой и не ведает, что несет, - он мрачно взглянул на мужчину. - Чем можем помочь?
Произошедшее с ним преображение было поистине волшебным. Но Мэтарину было совершенно все равно, кому подыгрывать – побитому жизнью работяге или лощеному выползку из бизнес-центра города. Может, у человека хобби такое…Меньше вопросов – меньше проблем. Это касалось обоих сторон процесса.

0

18

"Какой очаровательный нахал..." - подумал Робер, улыбаясь помимо воли. Он не привык, чтобы ему так откровенно хамили, и это тоже было профдеформацией - подчиненные в редакции отдавали ему должное, подчиненные в масти - относились с должным пиететом или делали вид. Но так откровенно, в лицо хамить... Мысли сами собой перескочили на бои, где тоже били по морде, невзирая на общественные заслуги. Хамство чистой воды Стефан не любил, но витиеватые гирлянды слов, подкрепленные вежливым и даже несколько дружелюбным тоном - это был высший пилотаж. В возрасте мальчика (ему было двадцать или около того) Робер не обладал и сотой долей такой самоуверенности, иначе никогда не обзавелся бы шрамом через щеку и некоторыми другими особенностями, до сих отравлявшими жизнь. Но во времена его юности нравы были другими, сейчас молодежь приспосабливается к действительности как может. И, судя по малолетнему нахалу - очень даже может.
Тем временем Мэтарин что-то сказал своему спутнику на языке, который Робер не понимал и скорее догадался, что он их родной - оба принадлежали к так любимой Робером ирландской братии мать его МакПирса. Он вспомнил о Мике и ее волевом характере и взял свои же мысли обратно. Не все ирландцы были буйными, что наглядно демонстрировал и Мэтарин. Очевидно, он как раз разъяснил Кейну, что нельзя так разговаривать со старшими, а потом и вовсе извинился или что-то около того:
- Не обращайте внимания, молодой человек последние дни часто бился головой и не ведает, что несет.
Робер от такого поведения и вовсе расцвел, поэтому когда Мэтарин поинтересовался, чем они могли помочь - сразу уселся за стол и с наслаждением закурил.
Он снова улыбнулся - одними глазами - и как бы невзначай взглянул на мальчишку Кейна.
- Спасибо за предложение, мой дорогой, я как раз собирался заказать что-то в баре. Но ваш приятель знает, что я старомоден и предпочитаю классику. Простите, - с места в карьер начал Стефан, обращаясь к Восьмерке, - не хотел нарушать ваш досуг, но на ловца, как говорится, и зверь бежит. Я как раз собирался к вам... мне снова понадобилась ваша помощь. И я рад, что мы, как выяснилось, говорим на одном языке.
Ему не нужен был морфий, в сущности, весь разговор понадобился Роберу ради последней фразы, поэтому он умолк, делая затяжку, и снова посмотрел на мальчишку Кейна.
А тот, мерзавец, ему подмигнул очень понимающе.

0

19

Почти... почти, и по жилам потек адреналин, заставив Даррена вздрогнуть от охватившего его возбуждения. Еще немного, и Стив бы сорвался, но ему снова усилием воли удалось собрать волю в кулак, и Даррена лишь прилюдно отчитали. Не надо было понимать гэлик, чтобы услышать то, как пацана ставят на место, и "папаша", судя по всему был как раз из категории умников, схватывающих на лету. Он с лету и ответил, улыбаясь на миллион фунтов, закурил как в кино про шпионов, перехватил сигарету указательным и средним пальцами, и Даррен позволил себе посмотреть на его рот так, как обычно смотрел, оценивая, нравится ли.
- И я рад, что мы, как выяснилось, говорим на одном языке, - продолжил чел, глядя при этом на Даррена и улыбаясь.
Ну, Кейн и состроил глазки, как умел. Он таких "папаш" знал, хотя никогда не был проституткой, но его бывшие клиенты, оставшиеся за океаном, с такими ублюдками трахались за пару-тройку купюр, чтобы потом у Даррена взять вожделенную дозу. Лощеные ублюдки знали, чего хотят, и драли симпатичных мальчиков и девочек, получая, наверное, несказанное удовольствие. Хотелось уебать чувака на месте, но Даррен пожалел седины и то, что жизнь его и так обидела, раз подсел на наркоту. Сам-то он мнил себя чистым - разгонялся от случая к случаю, тяжелую наркоту не принимал и вообще - презирал тех, кто сидит.
За исключением Стива.
Но по поводу Стива у Даррена свои имелись мысли, о которых лощеному говнюку лучше было не знать.
- Простите, - вежливо сказал Даррен прежде, чем обратиться к Стиву на гэлике: - Я тебе не английский аристократ, чтобы манеры соблюдать, понял? Я таких, как он, в гробу видал, и он прекрасно это понимает. Пришел, понимаешь, в клуб мальчика себе снять, гребаный ублюдок. А ты ему - ох, простите, ничего, что мы тут посидим, покурим. Слушать противно. Хочешь хорошее во мне найти, да? Ищи, брат, я пока покурю.
Он улыбнулся "папаше", как последняя шлюха, и закурил, вновь совершив с сигаретой порочный акт совокупления.
А в ушах билось "...то немногое, что удается в тебе откопать..."

0

20

Выслушав переполненную праведным гневом тираду Кейна, Мэтарин ничего не ответил – только как-то привычно отстраненно оценил приятный уху акцент коренного жителя зеленого острова…
На самом же деле ощущение было такое, словно его окатило ледяной водой.
- Хочешь хорошее во мне найти, да? Ищи, брат, я пока покурю.
Почему-то именно эти слова стали большой и жирной точкой – нет, скорее, крестом на всех его благих намерениях. Пробитая Кейном изрядных размеров брешь в его обычном похуизме зарастала, можно сказать, «на глазах».
Так же отстраненно резюмировав, что, видимо, совсем выжил из ума на старости лет, если повелся на всю эту родственную хрень и имел несчастье на что-то надеяться, Мэтарин тоже закурил и постарался сосредоточиться на чем-то другом.
С той стороны грудной клетки почти нестерпимо давило что-то горячее – отметив это неприятное ощущение, Стив уговорил себя потерпеть до дома…
Когда ему последний раз приходилось прикладывать столько усилий, чтобы сохранять лицо, он уже и припомнить-то не мог толком. Видать, где-то он все-таки нагадил изрядно, что заработал себе такую проверку…
А восставший из небытия клиент, кажется, уже вполне спелся с младшим.
- Спасибо за предложение, мой дорогой, я как раз собирался заказать что-то в баре. Но ваш приятель знает, что я старомоден и предпочитаю классику.
Тут Стив не смог не согласиться мысленно с Дарреном – ему тоже захотелось хорошенько приложить мужика лицом об стол. Ответная улыбка Кейна почти довела это желание до логического коллапса – но тут в ушах снова зазвучала ирландская речь, и он мгновенно остыл. В наличие имелся перспективный клиент, а также дальний родственник, выходки которого Стивена касались опосредованно. Приоритет налицо. 
- Я как раз собирался к вам... мне снова понадобилась ваша помощь. И я рад, что мы, как выяснилось, говорим на одном языке.
Конкретно в данный момент Мэтарин был совершенно не склонен к словесным игрищам.  Поэтому он коротко пожал плечами:
- Вы знаете, где меня найти. Сегодня я, увы, ничем не смогу помочь, но к концу недели что-нибудь придумаю.

0

21

- Рановато мы сегодня...
- Зато можно спокойно выпить - и начало не пропустим...
- Да уж, потом здесь столик только с боем отвоевать можно.
Тихие, принужденные смешки – дань вежливости и попытка поддержать разговор…

Сидя над своим бокалом вермута, Маршалл краем уха прислушивался к болтовне своих спутников.
Со стороны их компания ничем не отличалась от множества других, которые кто раньше, кто чуть позже появятся здесь сегодня, чтобы расслабиться после рабочего дня.
Казалось бы, ничего особенного - три молодые пары, тесный дружеский кружок…
Правда, на деле все было несколько сложнее…Две барышни жили вместе уже несколько лет, третья приходилась одному из молодых людей сестрой и была давно и безнадежно влюблена в одну из девушек, которая изменяла своей партнерше с братом влюбленной, демонстративно игнорируя ее знаки внимания…Вторая из пары вот уже некоторое время безуспешно пыталась случить двух своих знакомых парней, с одним из которых у самого Рэнди чуть однажды по пьяни не случился секс, но они оба вовремя уснули...Сегодняшнее тройное свидание должно было стать очередным кирпичиком нежной идиллии предполагаемого союза…
Именно в такой вот радужной пасторали репортер и коротал этот вечер в одном из подпольных клубов "для своих"…
Не большой поклонник случайных связей, Маршалл бывал здесь исключительно ради атмосферы, хорошей музыки и легкого флирта, который обычно ни к чему не обязывал, но основательно повышал самооценку.
Ну а компания…Порой сгодится и такая, если нет особой альтернативы.

Их столик с мягким диваном прятался в тени стены, так что Рэнди разглядывал немногочисленных посетителей с наиболее оптимальной позиции – и делал это, как обычно, с поистине профессиональной увлеченностью. Еще вначале своей карьеры, будучи помоложе, он увлекался написанием коротких зарисовок с натуры – люди казались ему неисчерпаемым источником вдохновения, а жизнь была зачастую чудеснее всяких фантазий…
С годами у него почти не осталось на это времени, но мнения своего он не изменил – да и как можно, если каждый день лишь преподносил ему очередную порцию доказательств?..

Ибо именно в эту секунду Маршалл заметил у входа собственную персону своего главреда, с которым всего каких-то несколько часов назад имел такую познавательную беседу. Первым побуждением (как, наверное, и у большинства тех, кому не повезло столкнуться нос к носу с начальством в таком неподходящем месте) было скрыться в какой-нибудь темный угол и под шумок ускользнуть под любым благовидным предлогом…Но господин Робер, к счастью, сам не снизошел заметить одного из своих многочисленных подчиненных, так что Рэнди не стал разводить панику.
Однако, теперь весь его созерцательный процесс свелся к наблюдению за одним-единственным человеком.
В мыслях мелькнуло ироничное «Не может быть…», когда Стефан подсел за один из столиков – сидящий за ним молодой человек улыбался ему так недвусмысленно, что казалось, будто они уже весьма тесно знакомы…

0

22

Робер был удовлетворен чуть более, чем полностью. Это "полностью" совпадало с тем мнением, которое он составил, изучая личное дело Мэтарина. Правда, мистер Кейн немного тревожил, но только отчасти - Робер не испытывал душевного, равно как и прочего, трепета перед юношами, годящимися ему в сыновья, а также видел... о, увидел он предостаточно. Даже сам разговор на приятном слуху, но непонятном языке говорил больше, чем все эти полувзгляды. Мальчики сами не разобрались, а Робер, похоже, только подлил масла в огонь.
Он улыбался, чувствуя легкую ностальгию по временам юности, когда все проблемы казались такими простыми и решабельными, за исключением сердечных травм и проблемы выбора.
- Вы знаете, где меня найти. Сегодня я, увы, ничем не смогу помочь, но к концу недели что-нибудь придумаю, - пожал плечами Мэтарин, ставя на разговоре жирную точку.
Стефан кивнул и поднялся.
- Я вам позвоню, с вашего позволения.
Он быстро отошел к бару, уселся на высокий стул, более не беспокоя парочку, но наблюдая за ними исподтишка.
- Что желаете? - поинтересовался бармен, и Стефан вспомнил советы мальчишки Кейна.
И усмехнулся.
- Виски, - сказал Робер, обращая взгляд на бармена. - Чистый, без всяких примесей.
Парень под его взглядом как-то сразу поник, отвернулся к стеклянной витрине за бутылкой, что дало Стефану возможность оглядеться по сторонам. Меньше всего он хотел сейчас встретить кого-то еще из знакомых.

0

23

"Папаша" благоразумно свалил, успев одарить Даррена взглядом "я все понял, мой дорогой" и вызвав этим кривую усмешку. Настроение из поганого стало препоганым.
Иногда такое бывало, очень редко - ты ляпаешь что-то, не подумав, а по спине холодок. И вроде все так, и собеседник в лице не изменился, и тон остался таким же меланхоличным и спокойным, а тебя трясет, словно ты только что накосячил по полной. Это называется "чувствовать жопой", и это качество у Даррена было развито и приличными людьми называлось "интуицией". Он был рассержен и одновременно испуган, потому что осознал: перегнул палку, и обратного пути нет, но никто не будет на него орать, выгонять из дома и прочее... С ним вообще будут вести себя предельно вежливо, доводя до адского кипения. Даррен много бы дал за то, чтобы поделиться со Стивом собственным темпераментом, но, увы, пересадки темпераментов не практиковались никем, ни одним даже шарлатаном.
Он затушил сигарету в пепельнице, соображая, как свалить и куда, понимая, что хочет только одного - завалиться спать и хоть на какое-то время забыть, что, собственно, натворил. И чтобы завтра все было по-старому - хотя бы...
- Стив, поехали домой, - он виновато посмотрел на Мэтарина, вполне себе ощущая вину. - Обещаю заткнуться и не отсвечивать. Правда.

0

24

Мэтарин был рад, что разговор можно было считать законченным – ему  как никогда хотелось сейчас побыть одному. Правда, оставался еще Кейн, но это было неизбежное зло, с которым придется мириться.
- Я вам позвоню, с вашего позволения, - галантно попрощался их случайный собеседник и деликатно ретировался, обменявшись с Дарреном напоследок многозначительными взглядами.
Впрочем, стоило Стиву понять, что бесится он на самом деле на себя, весь окружающий мир был прощен и забыт.
Кейн снова молчал, притихнув, как нашкодивший котенок – дожевывая фильтр своей сигареты, Мэтарин даже допустил мысль, что младший каким-то образом допер, как хорошо привел его в чувство…
- Поехали домой. Обещаю заткнуться и не отсвечивать. Правда.
Этот покаянный вид, кажется, мог бы растопить и камень.
Сколько раз сам Мэтарин уже велся на него, страшно вспомнить…
Но не в этот раз.
- Я тебя не насилую. Оставайся, если хочешь, - не глядя на Даррена, ответил он. – Кажется, сегодня здесь будет весело, - заметил он без тени иронии. - А мне действительно пора.
Однако, попытка не увенчалась успехом – стоило ему подняться и направиться к выходу, как Кейн поплелся за ним следом, всем своим видом выражая самое что ни на есть искреннее раскаяние. Угу, как же…
Оставалась небольшая надежда, что «брат» исполнит хотя бы вторую часть обещания и не станет выносить ему мозг. Но и это можно было проверить только опытным путем…

0

25

«Ну наконец-то…» - вздохнул с облегчением Маршалл, когда троица разошлась в разные стороны.
Последние несколько минут он уже просто ерзал на своем месте от нетерпения, дожидаясь, пока его внезапное начальство не закончит свой странный разговор – создавалось впечатление, что этих троих свели дела, но какие дела могли быть у Робера с двумя такими, мягко говоря, неформальными личностями, можно было фантазировать бесконечно, и ни на шаг не приблизиться к разгадке…
А пофантазировать так хотелось…И приблизиться тоже.
Вконец утомленный щебетом своих слишком увлеченных друг другом спутников и до полусмерти загрызаемый любопытством, он все-таки решился – залпом допив свой бокал, он поднялся и, рассеянно извинившись перед компанией, направился к бару.
Что поделать, иногда старые, избитые методы оказывались самыми простыми и действенными…
Подсесть к кому-то, кто заинтересовал, завязать ненавязчивую беседу – пусть даже оба заранее знают, что это всего лишь один из этапов вечной игры…
Мм, о чем бишь мы?..
Так вот, воспользовавшись этим нехитрым приемом, Маршалл зашел с тыла, присев неподалеку от мужчины на высокий барный стул и постаравшись придать лицу непринужденно-скучающее выражение.
- Повторите, пожалуйста, - обратился он к бармену, поигрывая своим пустым бокалом. – Да, и у молодых людей за тем столиком, кажется, заканчиваются их коктейли…
Тот кивнул официанту и отвернулся, чтобы отыскать нужную бутылку.
- А они слишком заняты, чтобы вспомнить об этом самим, - усмехнувшись, он, разумеется, совершенно случайно бросил взгляд на своего «соседа». – О, мой бог…
Изобразить удивление и даже легкий испуг почти ничего не стоило.
- Мсье Робер?.. – никак ему не шло «мистер», просто ни в какую. – Вы ли это?

0

26

Посетителей в клубе становилось больше, кто-то здоровался со знакомыми, кто-то устраивался за барной стойкой. Мимо прошла пара - женщины направлялись к одному из столиков с диванами.
- Какое замечательное место... - весело сказала одна из них, поворачивая к спутнице голову, а та брезгливо поджала губы.
- Обычное.
- Брось, здесь замечательно, на сайте клуба написали, что будет концерт...
- Мне это неинтересно.
- Сердце мое, ну что не...
Их дальнейший разговор, равно как и причина недовольства второй женщины, так и остались для Робера загадкой, он проследил пару взглядом, слегка нахмурившись. Стефан не понимал людей, что угодно делавших против собственной воли и обвинявших в этом всех окружающих, но только не себя.
Стефаном владело странное настроение, ему редко свойственное: он грустил. Это было связано со смертью Маскарди только отчасти - с утратой Тучо он почти смирился. Нет, Робер грустил потому, что Тучо заменял ему не только отца, но лучшего друга. А в сорок с лишним лет заводить новых друзей, тем паче - искать их... что говорить, было почти невозможно.
- О, мой бог… - услышал он, сбиваясь с мысли, потому что голос показался ему знакомым.
Повернув голову, Стефан увидел Рэнди Маршалла собственной персоной - к вопросу о том, что "Полумрак" становился местом популярным, что и радовало, и удручало. Радовало потому, что любимое детище нравилось богеме, но удручало - потому что здесь теперь сохранить инкогнито становилось все труднее.
- Мсье Робер?.. – полуудивленно-полуиспуганно переспросил Рэнди, сразу же вызывая мысли о том, что встреча явно подстроена. – Вы ли это?
Робер на мгновение прикрыл глаза, улыбаясь.
- Я ли, - ответил он и усмехнулся. - Неожиданная встреча в нетривиальном месте, верно? Признайтесь, что вы следили за мной, это польстит моему самолюбию.
Все еще помня их разговор нынче днем, Стефан соображал, что делать. Он попался, попался так глупо и смешно, но так приятно...
- Предлагаю выпить за встречу, мой мальчик. Без галстуков, так сказать.

0

27

Маршалл чувствовал себя так, будто только что шагнул с высокого трамплина…Сложно было прочитать что-то на лице его начальника – тот всегда в совершенстве владел искусством демонстрировать миру лишь то, что ему нужно.
В любом случае, пойманным врасплох Робер точно не выглядел.
- Неожиданная встреча в нетривиальном месте, верно?..
Место действительно было нетривиальным – в основном, конечно, благодаря своему ориентированию на определенный контингент посетителей, уютной, располагающей к отдыху атмосфере и хорошей музыке…Но, как известно, любое место делают, в первую очередь, люди – само по себе оно всего лишь стены и крыша с элементами авторского дизайна…
- Признайтесь, что вы следили за мной, это польстит моему самолюбию.
- Только ради этого, - рассмеялся Рэнди. – Признаюсь в чем угодно…Хотя, на самом деле не имел и в мыслях. Я здесь со знакомыми, - он кивнул в сторону занятого диванчика. - Кое-кто из них вам даже знаком по редакции...Но им об этом, думаю, лучше не знать, - он усмехнулся.
Лукавства в этом было совсем немного. После личной встречи с главным редактором он действительно был занят совершенно другим – если, конечно, не считать последнего получаса…
- Предлагаю выпить за встречу, мой мальчик. Без галстуков, так сказать.
- Оу… - подхватив свой подоспевший бокал, вновь услужливо наполненный барменом, молодой человек повернулся к мужчине. – С удовольствием.
Тихо звякнуло стекло, и он сделал небольшой глоток, в глубине души поражаясь ситуации.
Не страдая ярко выраженным карьеризмом, Маршалл никогда не гонялся за сильными мира сего в попытках сблизиться и погреться в их тени – таких, как он, все еще называли в насмешку «идейными»…Но, наблюдая от первого лица, как буквально в несколько шагов могла быть преодолена социальная пропасть между ним и таким, как Робер, он и сам на секунду испытал соблазн воспользоваться шансом…
Впрочем, его быстро отпустило.
- На самом деле, я нижайше прошу простить, если нарушил ваше уединение. Я и сам время от времени люблю отдохнуть и расслабиться подальше от людей после тяжелого дня. Так что пойму, если вы предпочтете остаться наедине со своим виски, - на сей раз улыбка была немного грустной.

0

28

- Так что пойму, если вы предпочтете остаться наедине со своим виски, - печально улыбнулся Рэнди, вызвав у Робера смешок.
- Мальчик мой, я поражен вашей деликатностью, но... не верю в нее, - добродушно признался Робер. - Иначе, увидев своего начальника, страдающего у бара в компании стакана виски, вы предпочли бы проигнорировать его присутствие или вернуться к друзьям, - он скользнул взглядом по обозначенному столику. - Поэтому я думаю, что вы здесь сидите нарочно, а вот причины, заставляющие вас это делать, уточнять не буду.
Он потрепал его по руке.
- Я неслучайно пришел в этот клуб, отпираться не вижу смысла. Вы же... если и за компанию с друзьями, то явно не выглядите воинствующим гомофобом, - он склонился к нему и негромко сказал: - И уж всяко производите впечатление человека, способного хранить маленькие секреты.
Он поболтал виски в стакане и одним глотком допил свою порцию, сделав бармену знак налить еще. Пока тот колдовал со льдом и бутылкой, Стефан закурил.
- Понимаете, о чем я? Люди, знающие великого и ужасного главного редактора, вряд ли простят ему такую особенность как гомосексуализм, - Робер всегда гордился своей способностью сбивать с толку собеседника откровенной прямотой. Он искоса проследил за реакцией Маршалла и продолжил: - Гомофобия... вечная язва на теле общества наряду с шовинизмом, национализмом и прочими предубеждениями. Не та раса, не тот образ жизни, не тот социальный достаток, не те сексуальные пристрастия... Людям свойственно заглядывать друг к другу в карман, в окно дома, в постель... Спасибо, - он взял у бармена стакан и посмотрел сквозь него на Рэнди. - Людям нравится судить и сплетничать. Давать оценку со своих маленьких обывательских насестов. Осуждать не таких как все... - Стефан сделал глоток и поставил стакан на стойку, слегка оттолкнув от себя. Повернулся к Рэнди всем корпусом. - Хотите знать мое мнение? - он слегка понизил голос и наклонился к мальчику, улыбаясь. - Они мечтают быть не такими, как все, и завидуют...
Выдержав длинную паузу, Робер отодвинулся от Рэнди, возвращаясь к своему стакану и продолжая обычным тоном:
- Людская зависть, мой мальчик, вот бич современного общества. Она есть причина всех проблем. Поэтому приходится играть в таких как все. А это невыносимо скучно.

0

29

Маршалл вздохнул с облегчением. И с радостью – ему было куда приятнее посидеть с Робером, чем изображать из себя душу компании в обществе людей, которые уже успели ему смертельно надоесть.
- Мальчик мой, я поражен вашей деликатностью, но не верю в нее. Иначе, увидев своего начальника, страдающего у бара в компании стакана виски, вы предпочли бы проигнорировать его присутствие…
- Черт побери, и когда же это я успел принести вам столько разочарования, - Рэнди скорбно покачал головой, с трудом удерживаясь от смеха. – Неужели вы вовсе не допускаете мысли, что это обычное стечение обстоятельств?..
Ему никак не удавалось напустить на себя достаточно невинный вид – мешала довольная улыбка. Да и прикосновение к руке отнюдь не способствовало самоконтролю.
- Поэтому я думаю, что вы здесь сидите нарочно…
- Ох, ну, разумеется, я это делаю нарочно, - ответил он откровенностью на откровенность. – Но дабы не быть обвиненным в попытке выслужиться перед начальством, я успокаиваю себя тем, что просто не в силах противиться вашему природному обаянию…
Несмотря на все тот же насмешливый тон, как раз последнее и было правдой. Но Маршалл почему-то не сомневался в умении главного редактора газеты читать между строк...
А следующее признание лишь подтвердило эту уверенность.
Робер говорил с тенью сожаления, но подо всем этим виделся такой вызов, что у него пробежали по спине мурашки.
- …И уж всяко производите впечатление человека, способного хранить маленькие секреты…
- О, я слишком хорошо понимаю, о чем вы… - вздохнул молодой человек. - Лично я в таких случаях предпочитаю цитировать одного умного человека. «Тебя не должно касаться, с кем я сплю, если это не ты сам…» Но я прошу вас довериться мне, хотя бы в этом. Я никогда не старался эпатировать общественность, да и другим не рекомендую это делать. Всему свое время…И место, - улыбнувшись, он сделал неопределенный жест рукой, указывая на их окружение.
Мурашки пустились по телу бесконечной волной, когда мужчина придвинулся к нему слишком близко.
- …Людская зависть, мой мальчик, вот бич современного общества.
- Ну, вы же не станете отрицать, что в вашем случае поводов для зависти найдется изрядно?.. – Рэнди впервые так близко посмотрел в глаза Стефана. В их темной глубине плясали совершенно очаровательные бесы…
Маршалл невольно закусил губу. Редко в ком встретишь талант истинного насмешника…
Робер же насмехался над всем миром – и делал это так изящно, что мир этот, в массе своей редко способный смотреть глубже поверхности, чаще всего просто не замечал этого.
А если и замечал, то не мог ничего противопоставить – не довольствуясь одним только шармом, его собеседник создал множество других весомых доводов считаться с собой.
- Приходится играть в таких как все…А это невыносимо скучно.
- И чем же вы обычно спасаетесь от скуки?.. – провокационный вопрос сам собой сорвался с языка.

0

30

- Черт побери, и когда же это я успел принести вам столько разочарования...
- Ох, ну, разумеется, я это делаю нарочно...
- ...я успокаиваю себя тем, что просто не в силах противиться вашему природному обаянию…

Стефан давно забыл, что такое настоящий флирт, не обязывающий к продолжению, поэтому настроение начало улучшаться. Складывалось ощущение, что Рэнди знает о его внутреннем состоянии лучше, чем сам Робер, очаровательно подыгрывая малейшему полунамеку. Стефану нравилось, когда люди умели читать между строк.
- О, я слишком хорошо понимаю, о чем вы… - вздохнул Маршалл в ответ на его реплику о маленьких тайнах. - Лично я в таких случаях предпочитаю цитировать одного умного человека. «Тебя не должно касаться, с кем я сплю, если это не ты сам…»
Уголки рта сами поползли вверх, и Стефан предпочел спрятать улыбку в бокале, пока Рэнди продолжал расточать комплименты, глядя в глаза и очаровательно пряча смущение. Что-то владело юным журналистом, Стефану хотелось думать, что "природное обаяние" - не пустые слова.
- И чем же вы обычно спасаетесь от скуки?.. – тем временем спросил Рэнди, и сдерживать улыбку уже не достало сил.
- Делаю что-нибудь предосудительное, - ответил Стефан, негромко звякая своим стаканом о стакан Рэнди. - Пропускаю в печать провокационную статью, например. Или прихожу сюда. Однажды я встретил здесь одного бизнесмена средней руки, на каком-то приеме мы успели не сойтись во взглядах. Не сошлись и здесь, но предпочитаем теперь друг друга не трогать, - он усмехнулся. - Приятно, что сообщество немногочисленное, хотя иногда одни и те же лица надоедают.
Он выпил еще виски и закурил, пытливо разглядывая лицо юноши. Ему нравились именно такие - при всей своей американизированности, Робер предпочитал европейскую внешность, а мальчик был похож то ли на француза, то ли на бельгийца, несмотря на полное отсутствие акцента Старого Света. Оставалось много вопросов. Конечно, Рэнди не стал бы болтать, судя по всему, не таким он обладал характером, да и секрет не бог весть какой... но волновало Робера, прежде всего то, что встреча была ловко подстроена, а значит, мальчишке вполне могло что-то понадобиться. И даже если это было связано с сексом... а если это было связано с сексом?
- Дорогой мой, вся наша жизнь - эпатаж, - продолжил он, попытавшись расслабиться. - Для того чтобы привлечь к себе внимание, некоторые из нас готовы на многое. Те, кто не готовы... опять же, втайне завидуют. Но, полно. Вы засыпали меня комплиментами и предпочли мою компанию своим друзьям. Я могу купить вам выпивку?
Это был ответ на провокацию - обычно предлагали выпить, держа в уме продолжения знакомства.

0


Вы здесь » Boston-city » Flashback » "Без галстуков"