Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Окраины » Фармацевтическая фабрика


Фармацевтическая фабрика

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

...

0

2

У шлагбаума, предварявшего въезд на фабрику, остановился обшарпанный плимут фисташкового цвета – ржавый кузов его явно нуждался в реставрации, боковое стекло справа отсутствовало, весь вид автомобиля производил жалкое впечатление. Охранник, куривший около будки, лениво повернул голову и, мазнув взглядом по машине, равнодушно что-то спросил. Водитель в бейсболке щелкнул пальцами по ее козырьку и что-то ответил. Охранник кивнул своему напарнику, который сидел в будке, и шлагбаум пополз вверх с мрачной гостеприимностью.
Седан медленно плыл по территории, очень гармонично вписываясь в разоренный пейзаж – обугленные стены складских помещений и самой фабрики, а также потрепанный вид автомобиля словно дополняли друг друга. Водитель бросал равнодушные взгляды по сторонам и только один раз поинтересовался у своего пассажира, куда, мол - тот указал подбородком на склад, пострадавший более всего, около которого седан и остановился.
- Филипп, когда он появится, не отходи далеко от машины, - пассажир плимута взял с приборной панели пачку сигарет и откинулся на сиденье.
Водитель кивнул, поднося к нему зажигалку, мужчина коротко усмехнулся и, отобрав ее, прикурил сам.
- Лихо тут погуляли, - заметил Филипп, получая зажигалку обратно.
- По-ирландски, - отозвался пассажир.
Мужчины хмыкнули.
- Говорят, два дня горело, - продолжил водитель, на что его собеседник только презрительно улыбнулся.
- Что верить слухам – посмотри в Интернете, они снимали на мобильники и сразу постили в сеть.
- О…
Водитель, а по совместительству – личный охранник углубился в свой смартфон, и Стефан Робер, наконец, смог закрыть глаза и сосредоточиться на предстоящем разговоре. «Маски» получили в наследство развалину, но эти обломки империи «Крестей» нынче стоили гораздо дороже того же Колизея. А человек, неоднократно бывавший на фабрике, был того больше – бесценен.

0

3

Знакомая лаборатория, да и большая часть остальной территории фабрики были похожи на декорации к плохому постапокалиптическому трэш-хоррору. Несмотря на гуляющий по промзоне свежий морской ветер, в воздухе все еще стоял сильный запах горелого пластика и химикатов, раздражавший легкие и вызывающий головную боль.
Впрочем, у последней были и другие причины...

Мысленно похвалив себя за педантизм, Мэтарин очистил рабочий сейф, где хранил все бумаги - разводить бардак он позволял себе только дома.
Как ни странно, его логово пострадало куда меньше в сравнении с другими помещениями. По слухам, эпицентром пожара стали административные блоки...Стив неприятно усмехнулся.

Ему так и не удалось сформировать однозначное мнение о произошедшем.
Он категорически не любил перемен. Но та встряска, которую ему пришлось недавно пережить, и так не осталась бы без последствий. Так что можно было уверенно резюмировать, что все еще относительно обошлось...
Мэтарин не умел мыслить оптимистично и успокаивать себя заезженным "все, что ни делается - к лучшему". Пока что ему не виделось в перспективе ничего хорошего. Но одно он мог сказать точно - быть живым и свободным было куда более предпочтительно, чем сидеть за решеткой или валяться в придорожной канаве с простреленной головой. Нельзя сказать, что ему перестало это грозить вовсе, но небольшую передышку он все же получил - нужно было собраться с мыслями и думать, что делать дальше.
К сожалению, назначенная на сегодня встреча не вносила в эти размышления никакой конкретики.
Приблизительно догадываясь, о чем с ним хочет поговорить бывший Туз Черв, Стив собирался отказать. Он был сыт по горло грязной игрой больших людей, лишь чудом избежав того, чтобы быть пущенным в расход во время очередной партии. Ему, всегда старавшемуся держаться как можно дальше от основной арены борьбы, было чисто по-человечески обидно, когда его, совершенно не задумываясь, подставили под удар, наплевав на все, что он успел за много лет сделать для крестовой масти. Несмотря на восторжествовавшую в итоге справедливость, остался горький осадок, еще больше усугублявшийся тем, что Стивен теперь чувствовал себя обязанным сразу двоим - и ему совершенно не хотелось делать выбор.
Забрав кое-что из своего барахла, Мэтарин поспешил на воздух. На пятачке между складами и цехом его уже ждала машина. 
Зажав в зубах фильтр сигареты, Стив поправил на плече рюкзак и направился к автомобилю. Ему не хотелось затягивать с решением вопроса.

0

4

По большому счету Стефана волновали два вопроса: стоит ли позвонить Рэнди и/или принять его же приглашение в "Полумрак" на День Всех Святых. Журналист оказался не робкого десятка, сам Стефан тоже не отличался стеснительностью, но взаимоотношения все равно держались на тонкой игре в куртуазность. А, следовательно, не являлись обычными для большинства людей. Робер, например, мог отправить Маршалла взять интервью у какого-нибудь властьимущего, назначить его на восемь утра и прийти - после чего удивленно поднимать брови и уточнять: а я что - не властьимущий? Рэнди, в свою очередь, так исключительно виртуозно отвечал, на грани фола, но не выходя за рамки вежливого хамства, что Стефан порой только восхищенно цокал языком.

В ожидании Мэтарина Робер успел уже созвониться с Микой, предупредить ее о вечере, проверить почту (в ней была новая статья от Маршалла, полная изысканного яда - о новом торговом центре), выкурить пару сигарет...
Он все-таки решил не думать о разговоре с Мэтарином. События прошедшего месяца ясно показали, что противник серьезный, да и противником его делать никак не стоило.
Сами события разворачивались лихо: не успели Тузы на Большом Каре разделить город и обо все договориться, как сначала был зверски убит Туз Крестей, затем совершено покушение на Туза Пик, Червовую масть потревожили частично (Стефан избежал покушения, но потерял охранника). Оставался Ричард, этот чертов сукин сын, который сначала заверил Стефана в непричастности, а также в искренней дружбе, а после... То, что фабрика, принадлежавшая Крестям, подверглась почетному сожжению толпой бесноватых ирландцев, вряд ли можно было списать на то, что все истинные ирландцы не приемлют наркотики. Акция была спланирована, черт бы их всех побрал.
Итогом перипетий стало фактическое разделение города на две части - весьма зыбкое, надо сказать. Обезглавленные Крести частично разбились на небольшие группки, то и дело взрывавшие спокойствие города, частично - перешли под начало Робера или МакПирса. То же произошло с Пиковой мастью - после того, как их глава сложил полномочия и уехал вместе с дочерью в неизвестном направлении.
Робер имел несколько встреч с Ричардом, во время которых сумел выбить себе приличные условия, получив под сферу влияния наркотики и ряд тематических заведений. Но порт отошел к МакПирсу - это выглядело самым логичным, потому что ирландская диаспора вполне закономерно оказалась достаточно сильной.

Сколько было Мэтарину? Робер закусил губу, вспоминая его личное дело. Кажется, тридцать пять или около того - ненамного моложе самого Стефана. При этом - никаких амбиций. Выполнял в Крестях грязную работу, жил аккуратно и осторожно, пока не приехал мальчишка Кейн, его родственник. Робер усмехнулся, вспоминая эту наглую физиономию, и едва не пропустил момент, когда Филипп, куривший около машины, пошел навстречу Мэтарину.
Стефан выбрался из обшарпанного седана, но сразу же сел на заднее сиденье, приветственно махнув перед этим Мэтарину рукой.
И только когда тот сел с ним рядом, позволил себе улыбнуться.
- Прошу прощения за маскарад, но того требуют обстоятельства. Хочу представиться: Леруа, глава "Масок", бывший Туз Червей.
Осознав, насколько забавно это звучит, Робер усмехнулся и закурил.
- Забавно, - продолжил он свои мысли вслух. - Кто бы мог подумать, что расклад окажется таким. Хотя... вероятно, вам он как раз не кажется забавным.
Он вспомнил, как ему сдали Мэтарина в качестве убийцы Маскарди, просто слили как пешку... И он хотел обсудить это подробно, поэтому мрачно взглянул на Мэтарина, не играя в обычного добродушного Робера - чай, не в редакции.
- Я больше других был уверен в вашей невиновности.

0

5

Оглядев видавшую виды тачку, Мэтарин нехотя забрался внутрь. Сам бы он, конечно, выбрал другое место для встречи, но капризничать было не в его характере.
Неизвестно, на это ли рассчитывал его собеседник, но, вынужденный сложить свои шесть с лишним футов на заднее сидение этого скрипящего ветерана автомобилестроения, Стив чувствовал себя крайне дискомфортно.
- Прошу прощения за маскарад, но того требуют обстоятельства…
Он поглядел на усевшегося напротив мужчину сквозь посветлевшие стекла очков.
Без сомнения, перед ним был бывший Чеширский кот, в миру известный как Стефан Робер – впрочем, известный, разумеется, лишь избранным единицам. И Мэтарин вовсе не ощущал себя на седьмом небе от радости за сопричастность свою к этому элитному кругу. Скорее, наоборот.
- Ничего, я уже привык, - буркнул он вместо приветствия. - А вы еще узнаете себя в зеркале по утрам, когда бреетесь? - полюбопытствовал он не без доли сарказма, не утруждая себя проявлениями картинной доброжелательности – ее он не ощущал в себе ни капли.
Вопрос был риторическим - судя по тому, что Стив уже успел узнать о Робере, француз не просто так назвал свою новую команду "Масками". У него это было в крови – череда образов, в которых успел побывать бывший Туз с момента их первого знакомства, поражала разнообразием: бродяга-наркоман,  подпольный боец, лощеный завсегдатай закрытого клуба, хозяин великосветского приема королевских масштабов…
Теперь-то Мэтарин узнал бы его без труда. И дело было вовсе не в приметном шраме…
- Кто бы мог подумать, что расклад окажется таким. Хотя... вероятно, вам он как раз не кажется забавным.
Стивен шумно вдохнул сигаретный дым. Да уж, ему было вовсе не до смеха. И даже не до усмешек. Он понятия не имел, что ему делать со всеми теми сюрпризами, которые преподнесла ему жизнь.
За несколько дней его «ареста» у черв его ирландцы успели натворить серьезных дел. Стив не льстил себе – его плачевное на тот момент положение послужило лишь поводом, своеобразным катализатором, чтобы продемонстрировать силу. Но кому это было нужно и зачем, так и осталось на уровне домыслов…
- Я больше других был уверен в вашей невиновности.
Мэтарин не понимал, продолжает ли его собеседник забавляться или говорит серьезно. Как бы то ни было, и в том и в другом случае он оставался редкостным засранцем, который привык манипулировать людьми – и об этом не стоило забывать ни на секунду. 
- О, ну кому, как ни нам с вами быть в ней уверенными, - откинувшись на спинку сидения, Стив тяжело посмотрел на Робера. Несмотря на то, что последний не воспользовался возможностью прикрыть себя в деле безвременной кончины своего предшественника и опекуна, предъявив миру козла отпущения в лице самого Мэтарина, между ними все еще оставалось достаточно не озвученных вопросов, чтобы можно было доверять друг другу – настолько, насколько может доверять один человек, знающий секреты другого.
- Как я понимаю, к вам перешли некоторые разработки крестовой масти, - без перехода хмуро уточнил Мэтарин - хотя ответ был ему заранее известен. 
- Я готов передать все свои материалы, как только вы назначите ответственное за этот сектор лицо.

0

6

- А вы еще узнаете себя в зеркале по утрам, когда бреетесь?
Так любимая Робером манера общения в данном случае не вызвала должной улыбки или на худой конец усмешки. Мэтарин производил впечатление человека, собиравшегося отказаться от любого предложения, будь то миллион долларов или жизнь его родственника Кейна. Впрочем… насчет последнего Стефан сильно сомневался – судя по всему, Мэтарин играл для мальчишки роль отца, а подобный инстинкт и родственные привязанности выдавали в нем человека (все-таки), способного на эмоции, пусть он так умело их скрывал.
- Трудно, да? – поинтересовался Робер, прикуривая от уже законченной сигареты и выбрасывая в окно смятый окурок.
Если бы Стивен Мэтарин поинтересовался, то узнал бы, что присутствует при редком явлении в жизни : он был без маски.
- Или же – это ваше обычное состояние? – он затянулся. – Я имею в виду – ваше спокойствие и полную отрешенность. Видите ли, в силу своего темперамента я всегда уважал людей, могущих совладать с собственными эмоциями. Например, Сальваторе… был крайне взрывоопасным, мог выйти из себя вот так, - он щелкнул пальцами. – Но при этом во время переговоров никто бы даже не догадался, что он готов разбить о голову собеседника пепельницу. Более того… когда ему было лет двадцать пять или тридцать, он повздорил с тогдашним Королем Червей. Сам он в ту пору только-только набирал в масти вес. Сальваторе пришлось подождать, прежде чем он, уже будучи Тузом, смог отомстить, - Робер постарался вытянуть ноги, но этого не получилось – несмотря на то, что автомобиль был достаточно большим, для двух высоких людей ему явно недоставало габаритов. – Я не обладаю и сотой долей его талантов, но в одном я последователен так же, как и он – я умею мстить, Мэтарин, - он позволил себе это обращение, так как не считал себя сейчас выше. – Поэтому заверяю вас: я бы отомстил, - он снова затянулся, - если бы не был уверен в том, что Сальваторе убил лично и по его просьбе.
Признание далось ему нелегко, он справился с лицом, но смотрел теперь сквозь ирландца, вспоминая, как Тучо кричал на него и швырял пепельницей или телефоном…

- Черт бы тебя побрал, Стефан! Господи боже, пресвятая дева!
- Я здесь, Тучо… Сейчас…
Шприц прыгал в руках – оттого, что в такие минуты Стефан чувствовал себя ребенком, не могущим справиться даже с простейшим заданием.
Морфий. Много морфия, после которого Тучо становился вялым и начинал что-то рассказывать, чаще всего вспоминая Катрину – мать Робера.

Он проигноривал недвусмысленное предложение Мэтарина перейти сразу к делу.
- Я покупал у вас морфий лично, чтобы исключить третьи лица. У Сальваторе был рак. В перерывах между приступами он молился или пил. У вас же я купил яд, которым избавил его от дальнейших мучений. Вы не будете спрашивать, зачем мне понабилось искать убийцу, когда им был я сам, но я отвечу. Таково было желание Сальваторе. Он хотел не просто уйти из жизни, но даже из этого сделать представление и внести смуту в масти. Как мы знаем, нам помешали, хотя сейчас ситуация более чем интересная, - он пожал плечами. – Это… как если бы мы играли в покер, а на стол неожиданно упал бы мертвый ворон.

0

7

Будучи не особо силен в психоанализе, Мэтарин был изрядно смущен этой исповедью.
Но, вместе с тем, эта откровенность же его и подкупила. Стив был готов к театральному представлению, но после первых же слов Робера как-то подспудно почувствовал, что сейчас тот предельно серьезен. Ну не мог же он, в самом деле, играть и на этом. Даже у бывших тузов бостонской колоды должно быть что-то святое в этой жизни…
Впрочем, на лице его, как обычно, ничего не отразилось – только во взгляде, которым Стив продолжал внимательно следить за собеседником, появилась тень интереса.
- Или же – это ваше обычное состояние?..Я имею в виду – ваше спокойствие и полную отрешенность. Видите ли, в силу своего темперамента я всегда уважал людей, могущих совладать с собственными эмоциями…
У Стива даже не возникло привычного для таких случаев желания огрызнуться. Он скрыл усмешку за очередным затягом, вспоминая, как всегда бесится Кейн, натыкаясь на эту «отрешенность». Оставалось надеяться, что у Робера не возникнет немедленного желания вывести его на эмоциональные реакции, как это обычно сразу же пытался сделать «братишка».
– …Я не обладаю и сотой долей его талантов, но в одном я последователен так же, как и он – я умею мстить, Мэтарин.
Вот в этом Стивен почему-то не сомневался. И совершенно не стремился оказаться объектом этой мести. Но он все еще был уверен, что помиловали его неспроста, и не знал, чего ему будет стоить сия королевская милость.
– Поэтому заверяю вас: я бы отомстил…если бы не был уверен в том, что Сальваторе убил лично и по его просьбе.
Взгляд мужчины затуманился от воспоминаний. Мэтарин вовсе не являлся бездушной скотиной и был вполне способен на сочувствие – тем более если дело касалось таких вещей, как чья-то жизнь или смерть.
- …Он хотел не просто уйти из жизни, но даже из этого сделать представление и внести смуту в масти.
Стив задумчиво пожевал фильтр сигареты. Взывать к совести таких людей, как Робер, было бессмысленно – как объяснить, что эта их любовь к спецэффектам могла, к примеру, действительно стоить кому-то жизни или свободы…Понятное дело, что старый Туз скорее сам бы застрелился, чем позволил себе потерять лицо, закончив свои дни в мучениях на больничной койке.
Гордость против совести? Сложный выбор.
– Это… как если бы мы играли в покер, а на стол неожиданно упал бы мертвый ворон.
Стивен поморщился, невольно оценив метафору. Воистину,  этот ворон не только упал, но и намеревался еще долгое время распространять вокруг себя гнилостные миазмы, если заметить, к каким это привело последствиям.

Встряхнуло ведь не только мафию – органы правопорядка получили увесистую пощечину, когда в номере шикарного отеля вместе с трупом преуспевающего молодого бизнесмена, о происхождении доходов которого в процессе расследования стало известно очень много интересного, был найден свидетель – его бывшая однокурсница и новый окружной прокурор в одном лице.
Если судить по фотографиям с места преступления, барышня смотрелась весьма эффектно в натюрморте из кровавых луж и потеков мозга на стенах и дорогом постельном белье, и была совершенно не в себе. Это помогло ей избежать обвинений в соучастии, но не спасло от скандальной отставки. Официально все уже было замято, но бывшая Колода гудела, как растревоженный улей.
Сам Мэтарин узнал о смерти Диаса, ожидая своей участи под строгой охраной червовой масти. Кто посмел бы упрекнуть его в злорадном удовольствии, которое он испытал, услышав эту новость?..Только он сам. 

Шокированные убийством Туза, раздавленные пожаром на фабрике, Трефы в считанные дни прекратили свое организованное существование.
Неудивительно, что все остальные так всполошились…
Кто-то испортил им партию, и Стив мог бы дать голову на отсечение, что ни один из них не имел ни малейшего понятия, кто за этим стоит. Но каждый считал своим долгом подозревать другого. Единственный, кому уже не грозили эти подозрения – это покойный Диас.

- Я не собираюсь никого судить, - Мэтарин покачал головой, когда Робер прервал свои излияния. – Рак – мерзкая штука. Окажись я на вашем месте, я, наверное, сделал бы то же самое. И все-таки - что же вам от меня нужно? – уже куда более ровным тоном спросил он, сняв очки и устало протерев глаза тыльной стороной ладони.

0

8

- Я не собираюсь никого судить...
- Жаль, что у полиции на этот счет другое мнение. Равно как и у общества. Эвтаназия до сих является спорной темой, - сухо заметил Стефан.
Робер и не ожидал легкости от этого разговора, тем не менее, позволил себе слабо улыбнуться, услышав:
- И все-таки - что же вам от меня нужно?
- Конечно, не рассказывать вам то, что вы и так без меня знаете, - ответил он, выбрасывая окурок за окно. - И не травить байки о жизни бывшего Туза Червей - покойного или ныне здравствующего.
Он посмотрел вперед, сквозь лобовое стекло плимута, и достал очередную сигарету, чтобы просто повертеть в пальцах - никотина было уже довольно.
- Мне очевидно, что с Вами я могу быть откровенен - особенно после того, как вы побывали у меня в гостях... если только номер в отеле и несколько охранников входит в понятие гостеприимства.
После похорон Маскарди и по завещанию Старика был устроен бал-маскарад, собравший не только масти, но и всех, кто так или иначе радовал или раздражал Тучо. Уйти он пожелал с помпой, хотя Робер этому всячески сопротивлялся, но отказать не мог по понятным причинам. Как раз во время этого, с позволения сказать, праздника этот лощеный мальчишка, Туз Крестей, и выдал Роберу и его людям "убийцу" Маскарди. Им оказался ничего не подозревающий Мэтарин, тем не менее, воспринявший сей факт как обычно - то есть, даже не изменившись в лице.
Мэтарина увезли в отель «Либерти», а Стефан остался на балу, понимая, что его же ловушка на сей раз сработала, но в другом направлении. Отдавать Мэтарина с точки зрения любой логики для Туза Крестей было бы странно, но свершившийся факт оставался фактом. Если бы на месте Мэтарина был любой другой из масти, то и раздумывать было нечего, но такую карту не разменивают просто так - как раз Стефан это понимал. В любом случае, узнать мотивы не представилось возможным: вскоре Диас был убит. А еще начались беспорядки.
- Как вы понимаете, у меня не было выбора, - продолжил Робер, поворачивая голову к Мэтарину - чтобы не показывать больше шрам. - Убивать и, тем более, вынуждать вас признаваться в убийстве я не собирался... Должен отметить, что не каждого вот так будут защищать. Сколько их было? Говорят, несколько тысяч, - он улыбнулся.
Как только родственнику Мэтарина, мальчишке Кейну стало известно о том, что того увезли в неизвестном направлении (хотя, судя по следующим событиям - он знал, что делал), он заявился в местный паб, очевидно, бывший центром неуправляемых ирландцев и потащил их за собой. По какой-то причине тысячная толпа двинулась не куда-нибудь, а к фабрике Диаса, люди выломали забор, подожгли помещения и даже (если верить записям в Интернете) - скандировала излюбленный ирландский гимн всех времен. Солировал, разумеется, Кейн.
- Я восхищен вашим Кейном и тем, как он отчаянно бросился вас спасать. Это о многом говорит, это то, что я больше всего ценю в людях - родственные чувства. Мне, как человеку, воспитанному итальянцем, более чем понятно и приятно такое... - помимо воли он  снова улыбнулся - на сей раз тепло. - Я хочу верить в то, что это так и было. Во всяком случае, МакПирс клянется, что толпа взбунтовалась сама по себе.

0

9

- Эвтаназия до сих пор является спорной темой…
Заметив, как снова помрачнел его собеседник, Мэтарин понял, что смерть его предшественника и впрямь была для него тяжелой темой – и дело было вовсе не в чувстве вины. Видимо, их действительно связывали теплые родственные чувства…Что ж. Он мог это понять.
- К сожалению, да, - Стив серьезно кивнул. – Нет, теоретически вы могли бы увезти его в другой штат и добиться разрешения, но это доставило бы массу хлопот. И уж точно не удалось бы сохранить это в тайне.
Ему захотелось сказать что-нибудь ободряющее, но он не стал этого делать.
- Что нужно? Конечно, не рассказывать вам то, что вы и так без меня знаете. И не травить байки о жизни бывшего Туза Червей - покойного или ныне здравствующего…
Как ни странно, байки эти Стив слушал с удовольствием. Ему было любопытно, что стоит за непрошибаемой самоуверенностью Робера, хотелось знать мотивы его поступков – в конце концов, теперь тот остался одним из двух самых влиятельных людей в городе, и от его действий зависело многое.
- …Убивать и, тем более, вынуждать вас признаваться в убийстве я не собирался...
- И я все еще не понимаю, почему… - пробормотал Мэтарин себе под нос, не дожидаясь ответа.
- Должен отметить, что не каждого вот так будут защищать. Сколько их было? Говорят, несколько тысяч.
Стив удивленно поднял брови.
- О, это сильное преувеличение – человек триста, не больше, - ответил он, прежде чем понял, что это прозвучало не намного скромнее.

О том, что ирландцы разорили фабрику, ему тоже пришлось узнать от всеведущих охранников – смотреть при этом на их недоверчиво вытянутые лица было забавно.
Правда, тот факт, что во все это по уши ввязался Даррен, Стива совсем не радовал. Получив свободу он, разумеется, первым делом устроил младшему промывку мозгов – впрочем, не без тайного удовлетворения и гордости за мальчика. 
- Я восхищен вашим Кейном и тем, как он отчаянно бросился вас спасать…
Мэтарин не удержался от косого взгляда в сторону Робера, вспоминая, какими улыбочками обменивались они с Дарреном в достопамятном ночном клубе.
- Спасать? Я вас умоляю… - он раздраженно вышвырнул свой окурок в окно. – Крупно нагадить Диасу – возможно. Это у него вышло чудесно. Заодно лишил меня места работы, но, право, это такие мелочи по сравнению с высотой миссии… - ядовито бросил он.
- Я хочу верить в то, что это так и было. Во всяком случае, МакПирс клянется, что толпа взбунтовалась сама по себе.
Мэтарин поморщился.
- МакПирс поклянется во всем, что угодно, лишь бы ему не мешали проворачивать свои дела…Но в данном случае, мне кажется, он почти искренен. Разве что помог немного разогреть народ… - он полез за новой сигаретой.
Поняв, что сказал уже и так слишком много, Стивен замолчал, выжидающе глядя на Робера – тот все еще не ответил на поставленный вопрос.

0

10

- Нет, теоретически вы могли бы увезти его в другой штат и добиться разрешения, но это доставило бы массу хлопот. И уж точно не удалось бы сохранить это в тайне.
Пришлось снова закурить, так как разговоры о Тучо выглядели уже эпитафией, а это значило, что он действительно умер, без всяких театральных эффектов. К тому же Стефану показалось, что Мэтарин хотел добавить пару сочувственных слов, но вовремя сдержался.
- Меньше всего Сальваторе хотел такой огласки, вы понимаете, - быстро ответил Робер, не глядя на Мэтарина.
Впервые за долгое время беседа с кем-либо напоминала обычную беседу, без игры и просчитывания ходов наперед. Даже Мэтариновское «О, это сильное преувеличение – человек триста, не больше…» действительно выглядело удивлением, а не попыткой набить себе цену. Уж что-то что, а в набивании цены Стефан хорошо разбирался. Еще он отметил косой взгляд в свою сторону, стоило только помянуть всуе Кейна – пришлось спрятать улыбку и делать вид, что он обдумывает что-то, находящееся за гранью человеческого понимания. А понимать было чего: Ахиллесова пята бывшего Графа Крестей была найдена – Мэтарин сразу ядовито добавил:
- Спасать? Я вас умоляю…  Крупно нагадить Диасу – возможно. Это у него вышло чудесно. Заодно лишил меня места работы, но, право, это такие мелочи по сравнению с высотой миссии…
- Доставляет он вам хлопот, я вижу, - не удержался от усмешки Робер, следуя его примеру и выбрасывая за окно окурок.
Он выслушал его слова о МакПирсе и покачал головой, не соглашаясь и не возражая. Робер знал, что вся эта болтовня и долгие подводки к теме недолго смогут испытывать терпение Мэтарина, поэтому решил больше не медлить.
- Вы мне нравитесь, Мэтарин. Именно потому я обсуждаю с вами вопросы, не предназначенные для ушей простых карт, выражаясь уже устаревающим языком. Простая карта – это язык вашего босса, который ушел вместе с ним. Возможно, вы лишены амбиций или просто предпочитаете не вмешиваться в ход событий, следуя восточной мудрости о трупе врага, проплывающего мимо по реке… возможно, вас занимают другие интересы… Я не хочу вмешиваться в ваше личное пространство, но должен отметить: мне импонирует ваша бесстрастность. Когда Диас сдал мне вас, просто передал в полное распоряжение, первое, что я подумал, было: «Как глупо!». Позже, как всякий делец, ищущий выгоду, я решил, что это хорошо. Сами вы бы не ушли, Мэтарин, не такой вы человек. Ответственность у вас на высоте, связей предостаточно – зачем менять команды? – он улыбнулся игре слов, но продолжил уже серьезно: - Словом, я не ваш покойный босс и знаю цену не только человеческой смерти – как вы могли понять по ситуации с Маскарди – но и жизни. Вашей. Вашего родственника. Любой. Мне всегда был нужен именно такой советник – человек, на которого я смог бы положиться, кому смог бы доверять, кто мог бы здраво и трезво рассуждать о ситуации, когда я порой лишен этого в силу темперамента, - тут он улыбнулся по-настоящему. – Я предлагаю вам «Маски». И место моего советника.

0

11

- Доставляет он вам хлопот, я вижу, - Робер усмехнулся.
Не понравился Мэтарину этот понимающий смешок. Он и без лишних напоминаний знал, что выглядит глупо,  продолжая нянчиться с великовозрастным обормотом, вносящим в его относительно размеренную до сих пор жизнь долю своего неукротимого хаоса.
- Вы себе даже не представляете масштабы этих хлопот… - проворчал он, молясь, чтобы его собеседник сменил наконец тему – ответная исповедь не входила в его планы.
За непринужденной на первый взгляд беседой Стив позволил себе немного расслабиться.
И напрасно.
- Вы мне нравитесь, Мэтарин. Именно потому я обсуждаю с вами вопросы, не предназначенные для ушей простых карт, выражаясь уже устаревающим языком… - начал бывший Туз, и Стивен снова напрягся – кажется, мы наконец-то перешли к главному.
Умения находить подход к людям Роберу было явно не занимать. Он сыграл на всем, что только сумел выудить из Стива за несколько коротких бесед, зацепил почти за все больные места – не родись Мэтарин параноиком и не усугубись эта черта в последнее время до крайности, возможно, он не стал бы даже раздумывать над столь изысканно сформулированным предложением.
Но он бы не был сам собой, если б за каждым словом Робера не нашел скрытого смысла и недосказанности. Лесть, напоминание о еще не утихшей обиде, качественно завуалированные угрозы – все это вернуло его с небес на землю, напоминая, кто сейчас сидел рядом с ним в машине.
- Словом, я не ваш покойный босс и знаю цену не только человеческой смерти – как вы могли понять по ситуации с Маскарди – но и жизни. Вашей. Вашего родственника. Любой.
В этом месте Мэтарин подобрался как нервный сторожевой пес, надеясь, что Роберу не видно сейчас выражение его глаз.
Пугать его самого было бесполезно – по многим причинам. Но намеки на целость и сохранность Кейна заставили его бороться с подступающим приступом тихого гнева. 
При желании младшего, конечно, можно было обезопасить – да хоть отправить обратно в Ирландию. Крайняя мера, к которой до ужаса не хотелось прибегать…
Стив и не собирался – как показала практика, были и другие методы контр-реагирования. Неизвестно, догадывался ли Робер, на какой тонкой грани балансировал сейчас покой и порядок в городе, но он вовремя отвлек Мэтарина от этих нездоровых размышлений:
– Я предлагаю вам «Маски». И место моего советника.
Его собеседник еще не успел закончить фразы, а Стив уже качал головой.
- Вы серьезно полагаете, что меня это сейчас может заинтересовать? Простите, но это не обсуждается. Вы все правильно сказали – я не вмешивался раньше и не собираюсь этого делать и впредь,  «карьера» меня не интересует, что же касается доверия… - он невесело усмехнулся. – Я не могу заставить себя доверять ни вам, ни кому-либо другому из бывших карт. Больше всего мне сейчас хочется исчезнуть куда подальше и забыть колоду как кошмарный сон. Но это, к сожалению, невозможно. Так что я был бы признателен, если бы мне позволили и дальше заниматься тем, что я делал до сих пор. А за дельным советом и трезвыми мыслями определенно лучше обратиться к кому-нибудь другому. Я в последнее время не могу этим похвастаться.

0

12

Совершенно точно, именно Ахиллесова пята - Мэтарин весь напрягся. Это почему-то умилило Робера, да так, что он едва сдержал улыбку: значит, в «Полумраке» ему не показалось…
- Вы серьезно полагаете, что меня это сейчас может заинтересовать?
«Нет…» - ответил бы Стефан, будь он менее заинтересованным в Мэтарине.
Я не могу заставить себя доверять ни вам, ни кому-либо другому из бывших карт.
- Вы правы, правы, не стоит мне доверять, - согласился Робер. – На данном этапе говорить о каком-то доверии или даже снисходительном отношении было бы глупо. Учитывая последние события вам действительно лучше исчезнуть, вот только…
Он усмехнулся и потянулся за ноутбуком, который лежал на панели над задним сиденьем. Открыл его, быстро нашел нужный ролик и развернул ноутбук экраном к Мэтарину.

- Впе-ред, Бостон! – послышался нестройный рев толпы.
Изображение скакало, но было видно, что на заднем плане тонет в языках пламени какой-то склад. Камера захватила несколько крупных планов – на экране появилась пара свирепых лиц – дрогнула, показала землю, чьи-то ноги, потом прыгнула вверх и сосредоточилась на щуплом молодом человеке, который кричал вместе с толпой, а она несла его на руках и вторила каждому его слову.
- Вперед, Бостон! – завопил Даррен Кейн (разумеется, это был он) и показал в камеру незамысловатый жест с вытянутым средним пальцем.

Робер закрыл ноутбук, вернул его на место и вопросительно посмотрел на Мэтарина.
- Как быть с ним? Ваш Кейн, насколько это уже понятно по меньшей мере ирландской части Бостона, способен устроить не только локальный скандал, но и переворот, - он уселся удобнее и снова закурил. – Давайте рассмотрим две ситуации. Вы не принимаете мое предложение, стараетесь жить нормальной жизнью, и это, черт возьми, правильно. Я сам бы выбрал подобный расклад, честное слово. Или… вы соглашаетесь, взваливая на себя достаточное количество ответственности, лишая себя спокойного существования, рискуя и тому подобное. Не слишком хороший выбор, особенно учитывая текущую ситуацию. Верхушку мастей начали в прямом смысле слова отстреливать, я лично потерял двух охранников, а ваш бывший босс – собственную жизнь. Словом, в Бостоне сейчас неспокойно, если признавать очевидное. К чему я клоню, спросите вы? Все просто. Что будет, если вашему родственнику, обладающему завидным талантом генерировать неприятности вокруг себя, удастся снова устроить пожар или потоп, к примеру? В первом случае, придется снова поднимать ваших друзей и устраивать переворот в отдельно взятом городе. Не многовато ли переворотов, их в данном случае будет как минимум по семь на каждую неделю? – Стефан смотрел теперь на Мэтарина очень внимательно. – Я предложил вам не только и не столько карьеру или ответственность, вам не нужную. Нет, Мэтарин. Я вам в первую очередь предложил поддержку «Масок» в случае, если она понадобится. И я объективно считаю, что она вам необходима.

0

13

- Как быть с ним? Ваш Кейн, насколько это уже понятно по меньшей мере ирландской части Бостона, способен устроить не только локальный скандал, но и переворот…
За пару минут просмотра видеоролика Стив не позволил себе ни одной внешней реакции, несмотря на то, что внутри извергалось несколько вулканов разной степени мощности. Потому что предполагать и восстанавливать событие по чьим-то рассказам – это одно, но наблюдать воочию оказалось куда более любопытно…
Среди множества знакомых и не очень лиц несколько раз мелькнуло одно-единственное, которое Мэтарин совершенно не желал бы видеть на этой записи.
«Ненормальный, просто ненормальный…» - стенал здравый смысл, но было что-то еще, иррациональное, от чего как-то необычно теплело в районе диафрагмы, и все попытки разозлиться как следует сходили на нет.
Стивен тяжело взглянул на Робера:
- С ним я как-нибудь сам разберусь, с вашего позволения. Вопрос не в этом.
На самом деле, он все прекрасно понимал. Понимал, что придется выбрать одну из сторон, и ни о каком однозначном решении в его случае не могло быть и речи. Да, он был ирландцем и свободно чувствовал себя в обществе подобных, но идти под МакПирса ему не позволяли принципы. К тому же, это вынудило бы его бросить основное дело – а этого он тоже не мог себе позволить. Оставался Робер, с его лестным предложением и переходящей границы разумного лояльностью. Но это было слишком хорошо, чтобы не настораживать.
Бывшие червы никогда не знали недостатка в членах, и Мэтарин знал, что у Робера есть как минимум трое доверенных лиц среди подчиненных. Приближать к себе еще кого-то просто не было смысла.
Оставался небольшой шанс выбить себе прежнюю должность и постараться привыкнуть к новому положению вещей, но от него требовали иного.
Стив был почти уверен, что Робер также видит отсутствие альтернативы (имейся таковая в наличии, его уже давно оприходовали бы ребята МакПирса) и просто пытается дать ему возможность сохранить при этом лицо. Раздражало это безумно, но от прямоты в данном случае все равно не было бы никакого прока.
- Я вам в первую очередь предложил поддержку «Масок» в случае, если она понадобится. И я объективно считаю, что она вам необходима.
- Спорный вопрос. Ну да ладно…И чего же нам будет стоить эта поддержка? – осторожно полюбопытствовал он, как можно более тщательно избегая каких-либо намеков на ответ.
Что-то еще зацепило его в словах Робера, но поймать мысль пока не удавалось.
В Бостоне неспокойно…кого же в первую очередь хотел прикрыть бывший туз черв этой перестановкой фигур на доске?
Мэтарин пытливо посмотрел на мужчину, невольно восхитившись планируемой комбинацией. Возможно, он даже озвучил бы свое одобрение, не будь он сам неотъемлемым звеном этого спектакля.

0

14

- И чего же нам будет стоить эта поддержка?
Робер уже привычно отметил это случайное «нам», так как каждое слово, реакция Мэтарина уже подтвердили то, что он не ошибся и выбрал правильную манеру поведения.
- Чего она будет стоить нам всем, вы хотите спросить. Мне нужен хороший специалист, мне нужна восстановленная фабрика, Мэтарин, - по-деловому заговорил он. – И мне крайне необходимы гарантии того, что в ближайшее время не состоится ни одного мероприятия, организованного Кейном. Город лихорадит, и тут, как мне кажется, вы разделяете мою точку зрения и так же не хотите очередного бунта.
Он повертел в руках полупустую пачку сигарет, постучал по ней указательным пальцем.
- Я не требую от вас сиюминутного решения. Я вас услышал и предлагаю подумать над моим предложением. Отказаться – ваше право. Но…
Робер не стал договаривать, потому что Мэтарин и так все понимал сам. Вместо этого он посмотрел в окно, на останки фабрики, усмехнулся.
- Как бы то ни было, сегодня праздник, - он повернулся к собеседнику и легко улыбнулся. – Слышал, что у вас он особенно празднуется, а посему – поздравляю. Надеюсь, Бостон устоит, - Стефан искренне рассмеялся, представив картину сожжения города распоясавшимися ирландцами.

0

15

Собственно, что и следовало доказать. 
- …мне крайне необходимы гарантии того, что в ближайшее время не состоится ни одного мероприятия, организованного Кейном.
Мэтарин удовлетворенно хмыкнул, поставив себе галочку за догадливость.
Нет, он, безусловно, понимал позицию Робера – любому, кто стал бы свидетелем подобного буйства, захотелось бы оградить себя от повторений. Абсурдность ситуации заключалась в том, что обращались с этой проблемой к нему…
Мысленно пожалев, что не может выдрать младшего как сидорову козу за этот поистине эпический провал всей его многолетней подпольной работы, он был вынужден согласно кивнуть:
- Об этом я позабочусь. Но отнюдь не в ваших интересах, уж простите, - Стив не удержался от новой порции яда.
- Что же касается остального…Будем считать, что и я вас услышал. Если здесь в ближайшие пару недель наведут порядок, я приложу все усилия, чтобы восстановить производство. Пока это все, с чем я могу согласиться.
От покровительственной улыбки Робера, которой тот поставил желанную для себя точку в разговоре, у него свело челюсть.
- Надеюсь, Бостон устоит.
- Устоит, - Стив невесело усмехнулся и, подхватив свой рюкзак, открыл дверцу машины. – Не впервой.
Оставив новоявленного Цезаря лелеять свои грандиозные замыслы, он выбрался за территорию фабрики и, отыскав брошенный в закоулке байк, направился в город.
Его ждал нелегкий разговор с Кейном – тот уже спал и видел, как они оба радостно встают под зелено-бело-оранжевое знамя бывших бубей, и ему предстояло получить очередной крупный облом.
Оставалось только надеяться, что масштабная пьянка в честь Самайна его немного отвлечет…
Короче, Happy New Year, motherfuckers…

0


Вы здесь » Boston-city » Окраины » Фармацевтическая фабрика