Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Окраины » Кладбище Холма Копп


Кладбище Холма Копп

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Одно из старейших кладбищ Бостона, на котором похоронены многие известные люди, включая пуританскую семью Мазер и Принца Холла. Здесь также открывается прекрасный панорамный обзор на область от Внутренней Гавани до Чарльстона.
Классическое американское кладбище: на зеленом газоне в окружении деревьев строгие линии одинаковых плит.

0

2

Начало игры.

- С нами бог, - сказал священник. И зачем-то повторил: - С нами бог.
Это он перед тем, как нести всякую хрень о загробной жизни, решил обнадежить: дескать, все будет хорошо. Робер подумал о том, что Старик нарочно не переворачивается в гробу, играя свой самый последний спектакль: я умер, плачьте обо мне. Тихо плакала Кларисса, последняя отрада глаз Старика. Она делала это так искренне, что Робер даже залюбовался: девушка не вытирала слезы, и черные потоки туши прочертили на ее бледном лице две длинные дорожки. И ей шло; блондинкам черный цвет идет больше, чем брюнеткам. Кларисса плакала у самого гроба и держала в руке только одну красную розу с обрезанным стеблем, а это значило, что остальные три были уже розданы. Робер подумал, что блондинки очень исполнительные. К розам прилагались записки с приглашением на «Большое каре», и Клариссе полагалось передать их «тем дяденькам, которых я покажу тебе пальчиком, мое сокровище». Девочка справилась, и не подозревая, что делает. Только это радовало в этот пасмурный осенний день.
Стефан вернулся к размышлениям о Старике и его взаимоотношениям с религией и подумал, что анимацию в виде священника можно было не заказывать, но – положение обязывало. Оно же обязывало делать скорбное лицо, и Робер усиленно его делал, посматривая по сторонам. Мучительно хотелось односолодового виски и крепкую сигарету, чтобы драло горло. Но треклятое положение снова и снова напоминало о себе, не давая возможности уйти.
Когда-то Старик привязал его к себе крепче любых обещаний, и порой вспоминались безоблачная юность и собственная дерзость, благодаря которой Роберу прощались почти все шалости.
Есть время подумать о юности, есть такое время, усмехнулся про себя Робер. Где же, как не на похоронах.
Наконец, священник дочитал свой бред, наполненный таинственным смыслом, и Робер тяжело вздохнул, словно горе только сейчас накрыло его. Кларисса подошла к нему и тронула за локоть.
- Вы просили отдать вам розу и конверт в конце церемонии… - прошептала она.
- Спасибо, - прошептал в ответ Робер. – Ты молодец, девочка.
Он не стал класть цветок на гроб, но вставил в верхний кармашек пиджака, а письмо сунул в карман брюк. Дело было сделано.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-30 23:22:41)

+2

3

Начало

Дэвид выбрал место чуть в стороне от свежевырытой могилы. Во-первых, отсюда открывался более-менее хороший обзор на всю церемонию в целом и пришедших на похороны людей в частности. Во-вторых, речь священника доходила досюда лишь приглушенным бубнением, что позволяло не отвлекаться на никчемную проповедь и полностью сосредоточится на собственных размышлениях.
Так же рассеянно Дэвид прослушал прощальные речи близких друзей. Ему не требовались напоминания в виде перечисления заслуг покойного. Он и так прекрасно знал, чем именно Туз Червей был знаменит и какие его дела можно было назвать действительно выдающимися. И большую часть из них никто бы на похоронах озвучивать не стал.
Туз Пик оторвался от задумчивого разглядывания зеленой травы под ногами и в который уже раз обвел быстрым взглядом одетую в черный цвет толпу. Почти всю криминальную верхушку Бостона можно было бы арестовать здесь одним махом, ну, при условии, что у полиции бы хватило на это ума и улик. Ведь для простого обывателя сейчас на кладбище Холма Копп собрались лишь успешные бизнесмены, знавшие покойного достаточно хорошо, чтобы прийти отдать последнюю дань уважения Сальваторе Маскарди.
С самим Сальваторе Дэвид простился еще три дня назад, в своем кабинете, когда получил известие о смерти Туза Червей. Тогда он налил себе хорошую порцию виски и позволил себе окунулся в воспоминания и легкую ностальгию. Сейчас же, уже будучи на похоронах, Дэвид Браун думал только о настоящем и будущем. Полученное приглашение, которое передала ему хорошенькая блондинка, было только первым шагом на пути в новый мир без Сальваторе Маскарди.
Церемония закончилась, и народ начал медленно расходится по машинам. Дэвид сделал знак рукой стоявшему за его спиной охраннику и направился в сторону Короля Червей. Надолго-ли Короля?
Стефан оказался окруженным небольшая толпой знакомых. Дэвид терпеливо дождался своей очереди, чтобы пожать чужую руку:
- Прими мои самые искренние соболезнования, Стефан. И спасибо за приглашение, я обязательно там буду. Дай знать, если нужна какая-нибудь помощь.
Все три предложения, разумеется, были просто данью традиции.

+1

4

Осень в этом году выдалась поистине золотой. Дни стояли теплый и тихие, что даже пасмурное небо не портило их очарования. Клены медленно роняли червонное золото листвы, где те умирали на еще зеленом газоне главного кладбища Бостона. Группа людей облаченных в черные одежды стояли в полном молчании. Кто-то, опустив голову, смотрел себе под ноги, кто-то с мыслями о вечном всматривался в пустоту кладбища, а некоторые бросали косые взгляды на публику, выступавшую в роли зрителей в последнем спектакле устроенном лицедеем и шутником Сальваторе Маскарди. Члены масти стояли возле гроба своего лидера, отдавая тем самым дань его памяти. Мадам Брюне стояла по правую руку Короля, который сегодня-завтра займет место главы масти - всего лишь формальность, поскольку Стефан уже на протяжении нескольких лет держал в своих руках дела масти, в то время как виновник сегодняшнего торжества развлекался со своей очередной пассией.
Советник никогда не одобряла выходки своего шефа, но зная, какое тяжкое бремя нес Сальваторе возглавляя масть, закрывала глаза на некоторые его слабости, такими как его любовь к смазливым шлюшкам, представительницами которых выступала Кларисса. Глупая, с наивным выражением лица и алчным блеском в глазах готовая раздвигать ноги перед тем, кто больше заплатит. А настолько ли она была глупа как думали многие? Безусловно, нет.
Марион перевела свой взгляд на молоденькую блондинку в черном, что так театрально ревела подле гроба своего возлюбленного. А была она таковой? Вряд ли, скорее всего она оплакивала те деньги, которые ей теперь не достанутся. Алиса не выдержав очередного завывания закатила глаза, благо этого никто не увидел благодаря черным очкам скрывающим ее глаза от посторонних.
«Когда этот фарс закончится?» – раздраженного фыркнула про себя  женщина и тут же себя одернула мыслей что она на похоронах своего начальника, коллеги и уважаемого ею человека, который для нее был как отец. Когда черва узнала о столь скоропостижной кончине Чешира, она не сразу восприняла это посчитав очередной неудачной шуткой Туза, а позже это подтвердилось и Дама дала слабину и пустила одинокую слезу, которая тяжелым бриллиантом скатилась по ее щеке оставив после себя мокрый след. Это был первый и последний раз когда она скорбела по покойному.  Так что сегодня она благодаря годам, за которые она научилась делать лицо бесстрастным, делала вид, что она находится под глубоким впечатлением от случившегося.
Сквозь черные стекла Марион посмотрела на мужчину, рядом с которым стояла. Ему тоже надоела вся эта официальность, дать традиции, ритуал, которую просто необходимо соблюсти. «Сегодня хоть в этом мы единогласны», - подумала черва и еле заметно улыбнулась своим мыслям лишь одними уголками губ. Тем временем святой отец закончил свою речь, а убитая горем «женушка» раздавала всем главам мастей или их заместителям красные розы. Марион как советник и приближенная к верхушке мафиозного синдиката знала, что означает данное подношение.
Как только главы других мастей стали подходить к Королю женщина сделала шаг назад, дабы уступить место жаждущим принести свои «искрение» соболезнования, тем самым уходя в тень своего начальника. – «Боже, какие же вы все лицемеры, да вы все тут ни капельки не скорбите», - думала про себя брюнетка, наблюдая за тузами колоды. – «Как же противно!»

0

5

Церемония шла уже добрых полчаса и  кажется, подходить к своему логическому завершению еще не собиралась. Клео заняла место рядом с Дэвидом- тузом и наблюдала за людьми, которые посетили сие мероприятие. Все были одеты в черные одежды, женщины без исключения в черных платьях. Как завещала нам великая Коко, что в гардеробе каждой женщины должно быть одно маленькое черное платье. Наверное, как раз для подобных случаев, которые случаются крайне неожиданно
Безусловно, большая часть людей была знакома Клео. С некоторыми была знакома лично, а кого-то видела лишь на фотографии и слышала разные истории. Не привлечь внимание Камары не могла блондинка, которая стояла в первом ряду и рыдала. Вид у девчонки был жалкий. От слез растеклась тушь и под глазами были два черных пятна, а лицо было красным и припухло. Клео сфокусировала взгляд на блондинке. Личность явно не знакомая..Кто же она? Дочь? Молодая жена? Любовница? В целом все варианты были равновероятны. Дэвида надо будет спросить кто она. Больше всех плачет и убивается, чем и привлекает внимание. Пожалуй, только эта особа была убита горем, плакала, не успевая стирать слезы. На лицах других людей была напущена серьезность, у кого-то скорбь, а чьих-то лиц было не видно из под солнцезащитных очков. Сама же Клео была серьезна , но ни скорби, ни печали, ни горя в ней не было. Тревожил тот факт, что на месте Червового  Туза мог быть кто-то из пик, кто-то из числа ее близких и любимых людей. Умер человек, а кто пришел на похороны…конкуренты. Неожиданно для себя женщина почувствовала, что каблуки туфлей провалились в землю, и она не могла пошевельнуться.
-Твою мать – произнесла она еле слышно и попробовала вытащить каблуки из земли. В это время закончил свою речь священник и дал слово близким и родственникам. Каждая речь была наполнена пафосом , каждый пытался подчеркнуть приближенность к тузу и значимость в его жизни. Лишь в некоторых словах чувствовались нотки искренности и скорби. Церемония закончилась, Клео решила подойти к представителям червей и выразить свои соболезнования.  Небольшой знак уважения, вежливости и соблюдения этикета
- Примите мои соболезнования – девушка пожала руку Стефану и Марион , а после стала удаляться от скопления людей.

Отредактировано Клео Камара (2010-10-05 08:55:35)

0

6

Стефан понял, что скучает по Тучо именно в том момент, когда церемония переросла в негласное общение верхушек мастей. Для взгляда стороннего наблюдателя показалось бы, что люди общаются просто так, из вежливости, потому что покойный неоднократно закатывал приемы, где собирал всех нужных себе личностей, в том числе и медийных - промелькнули несколько маститых актеров и один телеведущий. И все это выглядело до тошнотворности правильно: похороны, соболезнования, дружеское участие. Многие знали, что Маскарди и Робера связывает многолетняя дружба, уж не понятно, по какому принципу образовавшаяся. Одно оставалось непреложным: подошли именно те, кто нужно, а это означало, что признали в Короле будущего Туза. Робер, в силу уже волочившейся за ним репутации, не мог разыгрывать скорбь, тем более, что Сальваторе сам говорил на одной из вечеринок пару недель назад, что на своих похоронах не потерпит ненужной скорби, а оплакивать его будет шлюха - чего еще желать старику.
Робер очень соскучился по Тучо и его чувству юмора, и всегдашней склонности из любой неприятности делать балаган - так, что сама неприятность съеживалась и рассеивалось, как и не было ничего.
Поэтому Стефан улыбнулся Брауну, как бы примеряя улыбку Чешира, пожал Тузу руку и любезно сказал:
- Сам Сальваторе никогда не устроил бы мне таких похорон. Я слишком сильно привязан к традициям, чтобы игнорировать священника, например...
Он хотел еще что-то сказать, но подошел Карлос с соболезнованиями, и Стефан вдруг вспомнил, как совсем недавно прошли еще одни похороны. Он продолжил улыбаться, пожимая молодому человеку руку.
- Фемида иногда бывает не менее безжалостна, чем старуха с косой, - сказал тот Брауну.
- Жизнь вообще несправедлива, мсье Диас, - подхватил он и добавил, обращаясь к обоим Тузам: - Спасибо. Я ценю то, что вы нашли время проводить нашего дорогого Сальваторе в последний путь. Некоторые... - он выделил это слово, - прислали представителя. Бизнес - чертовски странный предмет: работаешь с человеком бок о бок, но не находишь свободной минуты, чтобы пожелать ему счастливого пути.
Конечно, Робер намекал на Туза Бубей, который на похороны не явился, и роза в итоге была передана его бледному ассистенту, который сразу же испарился.
Робер улыбался даже когда Дама Пик подошла с дежурной фразой. Он коротко кивнул, но ничего сказал, а женщина удалилась.

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-11 01:13:14)

0

7

Народ начал медленно расходится, и теперь уже ничто не мешало разговору Тузов. Хотя, услышь кто-то либо-из посторонних о чем шла речь, вряд ли бы догадался, что имелось ввиду на самом деле. В любом случае, здесь, на кладбище, никто не собирался обсуждать ничего серьезного. Скорее, это походило на некоего рода "примерку". И не смотря на то, что Стефан был человеком не новым, смена верхушки масти всегда означала возможную перемену в ее политике. А такой поворот событий автоматически затрагивал всю колоду.
Тут же в памяти всплыли относительно недавние похороны Туза Крестей и то, чем это впоследствии обернулось для Пик. И словно по заказу Карлос Диас не преминул появиться в поле зрения со своей порцией соболезнований, часть которых досталась как ни странно самому Дэвиду.
- К счастью для нас, служители Фемиды вполне реальные люди, что всегда оставляет возможность реванша,- Дэвид спокойно улыбнулся в ответ. Потеря, на которую намекал Карлос, была весьма болезненной. И никто из Пик не собирался так просто мириться с этим. Как и с новыми расценками в порту...
Клео кратко выразила Червям свои соболезнования и тут же отошла в сторону, явно стараясь не мешать. Дэвид специально попросил Даму приехать на похороны, несмотря на то, что одного его присутствия было бы вполне достаточно. Это был своеобразный знак уважения от всей масти.
Стефан тем временем подвел краткий итог сегодняшней встречи. Отсутствие на похоронах самого главного партнера Сальваторе, Туза Бубей, стало неожиданностью. Можно сказать, что это было первым предвестником грядущих перемен. Но Дэвид постарался не углубляться в подобные хлипкие логические конструкции, основанные лишь на предположениях и пока еще непроверенных фактах.

0

8

>>> Дом Черви >>>"Червовая" часть коридоров
Шофер оказался юношей понятливым и расторопным – потому до места церемонии Натан, вместе со своим новоиспеченным «охранником» добрался крайне быстро.
- Подыграй,- нежным голоском шепнул на ухо Гусенице Сонь и посильней толкнул дверцу, так, что самолично мог гарантировать наличие вмятины на машине, без каких-либо специальных комиссий.
Из машины, в свою очередь, уже вылетела взбесившаяся лиловая фурия – в считанные секунды преодолевшая путь к могиле и бесцеремонно расталкивающая «мелких», по статусу, гостей, пробиваясь к могиле.
Взгляд Натана упал на Клариссу, искусно подготовленную им самим, в его же собственном платье, и в душе Соня извинился. Извинился за то, что бедная девушка должна была стать невольным актером в его игре. А после этого начал первый акт своего представления.
- Ты!- визгливо вскрикнул Натан, тыкая пальцем с аккуратным маникюром в сторону заплаканной девушки.- Это ты! Я все знаю, негодная! Тебе нужны были его связи, да?
Соня подхватил подол пока еще целого платья, и помчался к Клариссе, которая явно не сообразила еще, что кричат именно на нее.
Но, тут «Лили» поскользнулась на ухоженной зеленой травке и полетела прямиком на открытую могилу.
- Это знак!- взревела «красна девица» не своим голосом, нещадно отнесшись к своему платью – подползая еще ближе к последнему пристанищу сеньора Маскарди.- Мой любимый дедуля! Убийца где-то рядом! Я найду его, и он пожалеет, что появился на этот свет и посмел поднять на моего дорогого дедусю руку!
Во время этой тирады Сонь клоками вырывал зеленую траву, в обилии росшую вокруг, и размазывал по лицу слезы, смешанные со стебельками травы. Зрелище еще то, особенно с учетом того, что «истерика», вскоре перешла в тихую стадию, когда Натану осталось сесть на пятую точку и устало всхлипывать. Недолго. Вплоть до того момента когда то, что только что выглядело прелестным, пусть и разъяренным, ангелом подняло заплаканные глаза на своего босса.
- Стефан! Ты тут! О Боже, я думала я умру, когда узнала что его… что он…- Сонь разрыдался еще сильнее, слезы потекли еще обильней, благодаря чему тушь и тени красиво потекли по лицу, свешиваясь с подбородка темными каплями.
Девица, которая внутренне посмеивалась, чувствуя спиной многочисленные взгляды, с трудом встала, оставив в траве одну туфельку и, придерживая сумку, кинулась на шею к мсье Роберу.
- Стефан! Как они могли…- всхлипывания стали тише по причине того, что Натан уткнулся носом  в шею начальнику, одновременно дав немного воли своим рукам, которые, не выпуская сумку, мяли пиджак босса, ощутимо царапая кожу коготками даже сквозь слои ткани.- Я… я не прощу им, слышишь. Если понадобится – я сама пойду их искать, ведь полиция ими подкуплена, точно подкуплена, ведь иначе бы они не убили бы дедусю…
Спина Соня беззвучно затряслась, словно Лили старалась подавить всхлипы, а Натан, в это время, со злорадством думал о том, что один из костюмов босса теперь безнадежно испорчен.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-10-11 00:31:20)

+3

9

Черва, потупив взор, молча, разглядывала носки своих туфель, которые уже несколько потеряли свой первозданный вид и местами были выпачканы землей и травой, а на каблуки налипли комочки грязи, но при этом она не упускала не единого слова сказанного мужчинами. Сейчас по ее мнению было бы излишним вставлять свое слово в их разговор. Правильно подметил мистер Диас о том, что данная смерть это потеря для каждого, и он безумно был близок к сути, несмотря на то, что он недосказал главного. Все и так все поняли без слов. От таких мыслей левая рука, утянутая в черную ткань перчатки, сжалась в кулак, от чего нитки легонько треснули, а ткань на костяшках натянулась до придела. Это было подтверждением того что статус-кво изменился и быть может ее положение в масти станет таким же неустойчивым как земля сейчас под ее каблучками. Так что один неверный шаг и все может изменить, и не дай бог не в лучшую сторону для нее.
- Спасибо! – выдавила лишь из себя, когда Дама Пик пожала ее руку. Это на некоторое время отвлекло ее от гнетущих мыслей о не столь отдаленном будущем, которое было пока подернуто дымкой неизвестности. Марион проводила свою коллегу по колоде и в очередной раз посмотрела на Тузов. Да именно Тузов. Они признали его, что и требовалось доказать. «Браво, Стефан!» - женщина стала буравить спину Леруа сквозь стекло затемненных очков.  – «Ты добился своего, нужно будет тебя непременно поздравить, а пока…» она не успела додумать, поскольку нежно-фиолетовое облако вырвалось из неоткуда на импровизированную сцену в виде могилы Маскарди. Она рывком стянула с носа очки для того чтобы убедиться в реальности происходящего
Стефан! Ты тут! - слова пигалицы подействовали не менее отрезвляюще, как если бы ее сейчас окатили ледяной водой.
– Это еще что за…
Марион явно хотела сказать, что-то грубое и нелестное, но вовремя вспомнила, где находится и кто стоит рядом. А тем временем «нимфа» в лиловых одеждах уже висела на шеи Леруа и грозилась собственноручно отыскать убийц «дедуси» - Дедуси?! – машинально про себя повторила Алиса и несколько опешила. Она на мгновение усомнилась в своей компетенции и знаниях о своем бывшем начальнике. Да у старика было куча любовниц и детишек явно было предостаточно, но он относился ко всем своим бастардам как-то холодно и не признавал никого своим наследником. А большинство его отпрысков либо не знала, либо не желала знать о своем биологическом отце. Так что о внуках и речи не шло. А тут такое…
- Стефан, - она мягко положила руку на предплечье мужчины, привлекая к себе его внимание, - Думаю было бы лучше, если бы Вы проводили девушку к машине …
«Или ты хочешь продолжить этот балаган?» - закончила про себя женщина, глядя в его смеющиеся глаза.

Отредактировано Марион Брюне (2010-10-12 23:25:48)

+2

10

В этот пасмурный и до скрежета зубовного печальный осенний день ничего не предвещало опасности - все плохое уже свершилось, у гроба Маскарди топтаились все те, кто хотел бы выразить свои соболезнования. Тут и там сновали журналисты и фотографы, а один даже умудрился взять пару интервью, не отходя от гроба.
Тузы разговаривали ни о чем, поддерживая светскую беседу и откровенно высасывая из пальца темы, а также ловко жонглируя намеками. Все были на пределе - до Каре оставалось только гадать, как (о, злая ирония!) лягут карты. Робер украдкой посмотрел на часы, проследил взглядом за несколькими, с позволения сказать, гостями церемонии, уже покидающими подмостки, и подумал, что если Соня не явится, он лично и с большим наслаждением отрежет ему голову, а потом побреет налысо. Или наоборот. В Стефане неожиданно проснулись его корни по отцовской (кажется) линии, требовавшие кровопролития. Дольше тянуть время было нельзя, а спутница короля сильно припозднилась, что, возможно, было простительно для женщины, но не для члена масти, которому было поручено особое задание.
...Однако в те мгновения, когда волшебная истеричка в буквальном смысле ураганом пронеслась по кладбищу и прильнула к груди Робера, изливая все свои слезы, Король Червей простил Соне все, даже авансом.
Юноша был великолепен, божественно прекрасен в своем страдании, а главное - так похож на девушку, горюющую по безвременно почившему Тучо, что Стефан даже почувствовал искренность. А когда его костюм оказался весь в зацепках от длинных ногтей замечательной фурии - прикрыл глаза ладонью на одну секунду, так как побоялся, что начнет смеяться в голос. Но - обстоятельства требовали серьезного к ним отношения - он не мог расслабиться и позволить себе сорвать маскарад.
- Бог мой, - пробормотал он по-французски достаточно громко, чтобы его услышали все заинтересованные. - Только не это...
Девица, так же известная Королю Червей как Джонатан Альбери, тем временем уткнулась в его шею, рыдая. Робер прислушался к ощущениям - его каменное сердце дрогнуло и готово было расыпаться на тысячу осколков.
- Стефан, - послышался голос Алисы, и настойчивая рука легла на его плечо. - Думаю было бы лучше, если бы Вы проводили девушку к машине…
Трагифарс набирал обороты. Робер коротко кивнул Даме Червей, благодаря за участие.
- Девочка моя... - сказал он, беря Соню за плечи и как следует встряхивая. - Тебе следует успокоиться. Пойдем к машине...
Он повернулся к Тузам, поджав губы.
- Господа, приношу извинения за комедию. Спасибо за все, но... простите, вынужден вас оставить.
Наскоро простившись, он потащил девицу в лиловом к машине, бережно придерживая за талию.
- Вы ослепительны, мон шер, - прошептал он по дороге Джонатану на ухо. - Это именно то, чего я хотел.
За его спиной оставались известные бизнесмены, политики, актеры, подмастерья всех рангов, собратья по колоде. Но главное - журналисты. И Робер готов был покляться, что одна пара глаз следила за ним более пристально, чем остальные. Хотя... Стефан мог ошибаться. Он ведь был всего лишь человеком, как ни крути.

==> Общедоступная часть отеля ==> "Тюремный" бар

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-19 23:19:02)

+2

11

Удивленный вид Карлоса нисколько не убедил в искренности его слов. Да и только абсолютно простодушный человек, глубоко верящий в то, что добро всегда побеждает зло, а все люди это братья и сестры, проникся бы мнимым сочувствием в его голосе, которого, впрочем, было не так то уж и много.
- Спасибо за ценный совет. Приятно осознавать, что мои дела настолько волнуют кого-то еще.
Благодарность прозвучала с легким налетом иронии. Но превращать все в словесную перепалку не хотелось. Не время, не место, да и незачем. Иди на поводу и вестись на вялую провокацию Дэвид не собирался. Хотя мысленно он сделал себе заметку о том, что Крестовый сам напрашивался.
Хотелось бы знать, что послужило причиной такого поведения. Конечно, арест Вальта стал для масти достаточно печальным и неожиданным событием. Но ничего катастрофического в этом не было. Самое главное, что в случае Эрни можно было быть уверенным - болтать не станет. Все остальные вопросы, связанные главным образом с освободившимся местом, были решены быстро. Не смотря на относительную молодость нового чистильщика масти, Дэвид в нем не сомневался. И Карлос, как Туз Крестей, должен был не хуже самого Дэвида понимать, насколько произошедшее могло быть "губительным" для Пик в целом. А значит, что мистер Диас просто искал повод поддеть.
Впрочем, неожиданное появление на кладбище нового действующего лица отвлекло Дэвида от всех мыслей, связанных с самоуверенностью подрастающего поколения. Разыгравшееся вслед за приездом зареванной блондинки представление было достойно войти в анналы. Впрочем, подобная сцена с истерикой, обвинительной речью, размазанной косметикой и обильными рыданиями на плече у Стефана смотрелись почему-то весьма к месту. Червы были бы не Червами, если бы бы у них все прошло спокойно. Дэвид был уверен, что каждой масти присуща своя особенная черта, то, что объединяло людей одной масти, помимо главного профиля.
Хотя "дедуся" было слишком даже для старика Сальваторе.
Быстрее всех сориентировалась Дама Червей. На фоне мало что соображающей истеричной девушки, она смотрелась еще более собранной, сосредоточеной... и как это ни странно - скорбящей.
- Конечно, Стефан...
Дэвид проводил задумчивым взглядом странную парочку и, коротко попрощавшись с Карлосом, подошел к Клео. Смысла оставаться на кладбище дольше он не видел.
- Что думаешь по поводу? - он слегка качнул головой в сторону удаляющегося Короля и его нервной спутницы, направляясь к ожидавшей машине.

==> Особняк масти Пик ==> Кабинет Туза

Отредактировано Дэвид Браун (2010-10-17 16:58:48)

0

12

« Что ты за человек, Стефан?» - этот вопрос черва задавала себе не одну сотню раз и были моменты когда она казалось приближалась к ответу на мучащий ее вопрос. Еще какая-то доля секунды, мгновение и она могла бы разгадать одну из самый страшных наверно тайн человечества заключенных в мужчине со шрамом на лице, но ответ то и дело ускользал от нее словно белый хвостик кролика за поворотом живой изгороди, за которым гналась девочка Алиса из сказки. За столько лет совместной работы бок о бок она его узнала достаточно, но не настолько, чтобы со сто процентной уверенностью предугадывать каждый его шаг. Всегда были моменты, когда он удивлял черву, как поступками, так и словами, и непременно тем самым привносил своеобразный хаос в мысли женщины, вот как сейчас.

Мо не удосужилась проводить взглядом Короля, когда тот придерживал с некой бережливостью хрупкое создание в лиловом одеянии пока они шли к веренице машин. А зачем? Она и так много раз видела его спину, когда он уходил, а уходил он всегда с поднятой головой, как король, как победитель. Это без сомнения восхищало и бесило одновременно, как и его извечная добродушность, в которой ни грамма не было ни доброты, ни тепла или его льстивые припудренные слащавым налетом слова были пропитаны ядом, даже его очаровательная улыбка, была лишь маской, фальшей, на которую многие велись. Усмехнувшись про себя Марион решила как можно быстрее продолжить церемонию прощания и начать само погребение, так что незамедлительно направилась к служителю церкви, который вел в то время беседу с дамой почтенного возраста. Извинившись за вмешательство, она попросила, чтобы церемония продолжилась при этом, тонко намекнув, что пара бы ее завершить, дабы не случилось еще чего незапланированного. Падре тактично кивнул Алисе, после чего процессия продолжилась словно здесь совсем недавно не развернулась трагикомедия и не было никакой дивы в ареоле из лилового шифона и не были во всеуслышание произнесены слова обвинения и версии по поводу кончины Чешира. Но увы людям глотки не заткнешь и глаза не закроешь. Так что папарацци что то  и дело сновали в толпе людей и до ушей Алисы доносился тихий гул, перешептывающийся между собой людей, которым натерпелось обмозговать случившееся пока страсти не остыли. Всех интересовала та юная нимфа и новые обстоятельства смерти Маскарди, да что душой кривить черву то же интересовала «внучка» покойного. До сих пор в ее голове звучали все эти «дедуся», да «дедуля», которые так искренне срывались с губ девчонки. А на самом ли деле они были искре?

«Давно пара прикрыть этот балаган, все равно все кто нужно удалились», - на всякий случай Дама пробежалась по лицам присутствующих на наличия представителей колоды, но их уже и след простыл, - «К тому же пара и самой отбыть в Либерти, пока эти стервятники не добрались до меня с ненужными вопросами» Она одела очки и простившись с нужными людьми покинула место где обрел последнее свое пристанище Чешир. И перед тем как ее машина тронулась с места советник в последний раз посмотрела в сторону могилы, горько улыбнулась и мысленно произнесла короткое «прощай».

===>  Отель Леберти ===> Номер 303. Апартаменты Дамы червей.

0

13

О, божественное внимание публики! Оно – пища для актера, то, что кормит его чувство собственной важности, заставляя играть лучше и лучше – только для публики, которую, впрочем, не особо видишь во время игры. Но это щемящее чувство восторга! Альбери находил его божественным.
Натан вошел во вкус – чего и следовало ожидать. В другой ситуации он, возможно, почувствовал еще более возрастающее злорадство, чем во время уничтожения костюма босса и, что еще более вероятно, некоторую долю возбуждения, но… Игра помогает немного отстраниться от реальности, создавая из всеобщей - свою собственную.
Крепкие руки Короля схватили «девушку» за плечи и ощутимо встряхнули. Натан поднял на босса заплаканные, красные глаза с влажными, слипшимися ресницами.
- Девочка моя…Тебе следует успокоиться. Пойдем к машине…
- А?- отстраненным голосом спросил Соня, перейдя в отыгрыш роли уставшей от истерики девушки, которая двигаться сама не в состоянии и представляет собой существо с подавленной волей. Ее блуждающий взгляд прошелся по людям вокруг, и она совершенно неуверенно и едва заметно кивнула, тихо прошелестев «Хорошо».
С таким же отстраненным видом, словно углубившись в размышления Натан выслушал как босс простился с людьми вокруг, вполне реалистично дрогнул когда его приобняли за талию и, в наглую пользуясь требованием роли, проделал путь к машине фактически уложив голову на грудь Короля. Ступню ноги, туфелька с которой сейчас лежала недалеко от гроба, неприятно холодило сквозь многострадальный чулок, но Соня стоически терпел не позволяя испортить столь важную и необходимую работу. Оставалось надеяться, что Гусеница, исполняющий роль охраны, не забудет прихватить ее с собой.
- Вы ослепительны, мон шер. Это именно то, чего я хотел.
«Дорогой?»- Натан позволил себе улыбнуться только когда Стефан усаживал его в машину и никто не мог заметить этой тени улыбки, на миг появившейся на лице той, которая только что дала целое представление.
- Я не просто так занимаю свой пост, mon ami.- Сонь, когда дверь за ним и Королем закрылась, и звуки изнутри не могли коснуться ушей стоящих снаружи, позволил себе насмешливо фыркнуть и добавить, в свою очередь, немного французского в свои речи. Прикрыться от любопытных глаз, которые, при должной доле желания и умения могли заметить улыбку даже в машине, Натану помогали шея и плечи сидящего рядом Короля в которые Альбери беззастенчиво уткнулся.

>>> Отель Либерти >>> Номер Девятки

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-10-23 12:56:59)

0


Вы здесь » Boston-city » Окраины » Кладбище Холма Копп