Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Общедоступная часть отеля » "Тюремный" бар


"Тюремный" бар

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://i231.photobucket.com/albums/ee71/corneille35/libertyhotelclinkrestaurant3.jpg

Еще одна достопримечательность всемирноизвестного отеля. Ни один турист не удивится, спустя столько времени, когда гид расскажет о том, что прекрасное здание - бывшая тюрьма. Посетителям нужна "изюминка", новинка, которая привлекала бы внимание.
"Тюремный" бар в подвалах к вашим услугам, дамы и господа! Только здесь и сейчас, в отеле "Либерти", у вас есть возможность перекусить или выпить в окружении настоящих тюремных стен, из которых дизайнеры решили даже не вынимать решетки.
Щекочет нервы?

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-20 00:43:52)

0

2

==> Окраины ==> Кладбище Холма Копп

Место для проведения Каре Стефан выбрал не потому, что хотел всех потрясти в очередной раз своей склонностью к театральности. Он справедливо полагал, что для приватной обстановки "Тюремный" бар подойдет как нельзя лучше - в силу своего расположения и некоторой камерности. Именно поэтому в отеле была объявлена специальная акция, и всем гостям, намеревавшимся посетить "Тюремный" бар, предлагалось отправиться вместо этого в один из лучших ресторанов Бостона и гордость отеля Либерти - CLINK.
Робер приехал в бар загодя, отдал несколько распоряжений, отпустил персонал, кроме бармена, которому можно было доверять. Устроился за столиком с ноутбуком, собираясь посмотреть ролик Маскарди, собраться с мыслями, выкурить несколько сигарет и выпить крепкий виски, о котором мечтал весь день.
День постепенно уступал место вечеру, пачка сигарет пустела, а виски почти не ощущался на языке. Робер смотрел ролик с Тучо.
Он устал, бесконечно и как-то по-детски. Сначала найти хорошего журналиста, после устроить так, чтобы скандал состоялся... Прощание с Сальваторе, во время которого надо было разыгрывать из себя шута. Роль не тяготила Стефана, но он чувствовал, что устал - по-человечески.
На закуску оставалось только поговорить с Ричардом.
А хотелось страстного боя с достойным противником.
Или хорошего секса.
Да, определенно - нежной кожи на чьем-то запястье, прижаться губами и услышать приглушенный стон.
Почувствовав какое-то слабое подобие нежности - хотя бы тень.
Хотелось поговорить с кем-то, рассказать о том, почему шрам на лице стало тянуть...
С уходом Тучо нехватка близкого кого-то стала ощущаться острее - с ним ушел последний человек, наверное, кому Робер мог бы безоговорочно доверять. Он справедливо считал Сальваторе своим приемным отцом; тот принимал в его взрослении самое непосредственное участие. Тучо очень любил его мать Катрину. Тучо взял его в масть. Тучо орал на него, когда Стефан отказался жениться на хорошей девочке из приличной бостонской семьи. Тучо прислал ему проститутку, когда Стефану исполнилось четырнадцать.
Сальваторе был его единственным близким человеком. Нового отца трудно найти, а он был им - несмотря на то, что все эти годы никто не делал попытки выяснить, правда ли это.
Стефан сидел в баре, общался с самим собой, продолжая раз за разом смотреть один и тот же ролик, где Маскарди был еще жив.
Если бы Черви умели плакать, а не улыбаться - возможно...

Возможно.

Но ничего недостойного не случилось - около восьми вечера Робер закрыл ноутбук, сходил в прекрасный "тюремный" туалет, тщательно вымыл руки, словно пытаясь смыть с них что-то недостойное, вытер влажной салфеткой лицо и поправил сбившийся в сторону черный шейный платок. Смахнул с черного пиджака несуществующую пылинку. Поправил в кармашке красную розу. Убедившись, что достаточно смахивает на Стефана Робера и даже имеет несколько гомосексуальный вид (за что Короля Червей любили многие женщины), Лёруа вернулся в бар и устроился за тем же столиком с видом скучающего денди. Или сукина сына. Так или иначе - с видом человека, который выиграл в лотерею кресло Туза Червей.

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-19 23:56:20)

+1

3

-->Кабинет Туза

Неспешной походкой человека, владеющего неограниченным количеством времени Ричард ступал по собственности самого Стефана Робера, а именно – его отелю. Конечной остановкой была местная достопримечательность, а по совместительству место проведения Каре – Тюремный бар. «Совершенно очаровательно, что Стефан выбрал для встречи именно этот бар. Эдакий намек на то, что будет со всеми нами, если будем слишком неосторожны».
Холл отеля был просто устрашающе огромен. Большие окна, высокие потолки, резные перила на лестницах, уходящих ввысь, и даже картины на стенах висели красиво. «Кажется, Червы зажрались»,- мимоходом отметил про себя Туз Бубей, ленивым жестом руки отмахнувшись от назойливого персонала, мечтающего выполнить любую твою просьбу. Дойдя, наконец, до лифтов, Ричард поджал губы. Не любил он лифтов. Лет до десяти он вообще не знал, что они существуют. Жизнь в деревне не располагала к дорогим прогулкам в город. Ричи помнил свое ощущение от первой поездки на лифте, когда приехал записаться в группу по боксу. Почувствовав в животе неприятный рывок, сопровождающий тебя каждый раз, когда опускаешься вниз, будущий Туз раз и навсегда невзлюбил это средство передвижения. Впрочем, это была первая и последняя поездка, так как занятия предполагали хорошую физическую подготовку, и лишняя пробежка по лестнице была на пользу. Вот и сейчас, вспомнив годы тренировок и почувствовав приятный укол ностальгии, Ричи открыл дверь, ведущую на лестницу, и устремился по ней вниз.
Войдя в бар, Ричард сверился с часами. Было уже восемь ноль пять. Бар был пуст, за исключением скучающего паренька, по-видимому, бармена. Туз поморщился. «Похоже, у меня выработалась аллергия на всех работников бара». Чуть оглянувшись Ричард заметил и хозяина торжества. Стефан Робер, с неизменным величием, сидел за столиком с ноутбуком и полупустым стаканом с янтарной жидкостью - виски. Ричи подошел к столику Туза Червей:
- Стефан,– кивнув в знак приветствия, Ричард протянул руку,- мне очень жаль, что не смог появиться на похоронах. Как такая ужасная утрата сказалась на том пустом месте в твоей груди, где у обычных людей находится сердце? – не удержался от колкости Ричи, - ах да, прости, совсем забыл, что тебя травмирует моя прямота. Прими мои глубочайшие соболезнования. Эта трагедия всех нас потрясла до глубины души,- выдав порцию отрепетированных, положенных случаю фраз, Ричард сел за ближайший столик, и все еще не сводя глаз с Робера, щелчком пальцев подозвал бармена:
- Джек Дэниелс, двойной, чистый. Лед принесите отдельно.

Отредактировано Ричард МакПирс (2010-10-20 15:30:32)

0

4

В том самом пустом месте в его груди как раз особенно остро кольнуло, но Стефан уже не мог поддаться рефлексии больше, чем позволил себе десять минут назад. Кроме того, Ричард не был тем человеком, перед которым следовало вытирать увлажнившиеся уголки глаз, признаваясь в искренней скорби.
- Ричард, дорогой. Разве я могу печалиться, когда смерть - это только начало, - сказал он, поднявшись ему навстречу и пожимая руку.
Туз Бубей устроился за столиком, всем своим видом выражая наглость. И это после того, как сам попросил Робера ему помочь. Что же, будущий Червовый Туз тоже не отличался покладистым характером.
- Ну, полно. Всю скорбь ты уже выразил на похоронах сегодня, а сверх того распаляться не стоит. Я могу подумать, что ты хочешь отговориться дежурными фразами, - сказал Робер, садясь напротив и улыбаясь.
Официант принес виски, заказанный Ричардом, и выразительно приподнял брови, глядя на Стефана.
- Позже, мой хороший, - отозвался Стефан в ответ на эту молчаливую просьбу. Подождав, пока юноша удалится, он обратил свой безмятежный взор к Ричарду  и поднял свой стакан, где лед уже таял, превращая односолодовый виски в пойло с водой. Именно то, что сейчас хотел Робер. - Мон шер, как прошел день? Ах, да. Не так весело, как у нас всех. Может быть, расскажешь подробнее? Пока остальные не подтянулись.

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-22 23:14:58)

0

5

- Ну, полно. Всю скорбь ты уже выразил на похоронах сегодня, а сверх того распаляться не стоит.
Ричард оценил ответную остроту.
- Я могу подумать, что ты хочешь отговориться дежурными фразами.
- О, ну что ты, Стефан! Какие дежурные фразы? Я вполне себе искренен, Маскарди же был моим партнером, а бизнес сближает людей, знаешь ли… - «Чего никогда не произойдет между нами, так это сближения»,- добавил Ричи про себя, мерзко ухмыльнувшись, опять же мысленно.
Он молча принял свой стакан и, подкинув немного льда, сделал большой глоток. Виски приятно обжег горло, после чего в баре даже как-то посветлело. Настроение Ричарда готово было подняться на несколько пунктов, но Робер все испортил. Впрочем, как всегда. Обращение к официанту «мой хороший» еще можно было пережить, но обращение к нему, Тузу Бубей, Ричарду МакПирсу – мон шер? Милый?! И, что самое унизительное на его взгляд – это омерзительный французский язык. Никогда Ричи не любил французов. «Вот хитрый ебаный лягушатник… Еще и Тузом до конца не стал, а уже нарывается!» Ричард стиснул под столом руку в кулак, чуть не скрипнул зубами, но удержался. Стефан вроде бы ничего не заметил. Надо было срочно успокоиться. Слишком нервный выдался день, а швыряться чем не попадя просто от злости – это глупо, по-детски и вообще, такой способ самоутверждения не должен входить в привычку. Дорого будет обходиться. Тем временем Робер, по-видимому, решил все-таки довести его сегодня до белого каления:
- Ах, да. Не так весело, как у нас всех.  Может быть, расскажешь подробнее?
- Muchadh is ba ort!– с дружелюбной улыбкой ответил Ричард,- что по-ирландски означает – «это очень печально, мой друг». Не могу сказать ничего наверняка, да и добавить что-то к тому, что уже сказал по телефону. Кому-то эта облава была выгодна, но ты же знаешь, как эти фбэровцы вместе с полицией лезут в наши дела. Им палец протяни, а они не только руку отхватят, а еще и… Ну, ты знаешь их. Только вот они ничего в Авалоне не нашли и не найдут, кроме пары дорожек у посетителей. Я не собираюсь отнимать хлеб у Карлоса. Забрали, конечно же, весь персонал на допрос. Короля моего прихватили. Но больше у них на меня ничего нет. Уверен, что они и в лицо-то меня не знают. Так что, мой дорогой Стефан,- довольно-таки манерно передразнив Робера, Ричард продолжил,- teigh i dtigh diabhail – пусть идут к черту!– Ричи залпом допил оставшийся виски и жестом попросил бармена повторить.
- Не будем о грустном, лучше расскажи, как прошли похороны,- ядовито предложил Ричард.

* Muchadh is ba ort! = Чтоб ты задохнулся и утонул!*

Отредактировано Ричард МакПирс (2010-10-23 00:51:13)

0

6

"Вот сукин сын!" - восхищался про себя Робер, как-то привычно уже сдерживая себя. Не сжимая ладонь в кулак, например.
- О, ну что ты, Стефан! Какие дежурные фразы? Я вполне себе искренен, Маскарди же был моим партнером, а бизнес сближает людей, знаешь ли…
Сблизился так, что хотелось Ричарду дать в ухмыляющуюся физиономию, чтобы неповадно было. Сблизился он. Робер считал себя достаточно спокойным человеком, но тут как с цепи сорвался: он смотрел на Ричарда и представлял, как будет его размазывать по рингу нынче вечером. Но для того, чтобы мечты сбылись, требовалась кропотливая работа. И не стоило сразу расслабляться.
Поэтому, когда Ричард полез в лингвистические дебри, явно вешая Роберу лапшу на уши (Стефан понимал в этом толк, потому что сам любил вставлять французские фразы в разговор с людьми, которые их не понимали), он лишь скучающе скривился. Ровно с тем же выражением лица он выслушал рассказ о тяжелой доле Бубнового Туза и его неладах с полицией.
- Уверен, что паранойя в нашем деле не последнюю играет роль, но... - Робер закурил и лукаво взглянул на собеседника, - ты не допускаешь, что твой бармен мог просто, выражаясь современным языком, - он щелкнул пальцами и поморщился, - срубить бабла? Ричард, мой драгоценный, не всем в этой жизни так хочется тебе досадить, хотя многие хотят, - его улыбка была лучшим подтверждением тому, кто именно хотел бы это сделать. - Возможно, твои люди просто плохо поработали. И взяли в бармены не того человека.
Робер допил свой стакан и махнул рукой официанту.
- Похороны прошли прекрасно, спасибо. Сальваторе не мог и мечтать о том, что его будет оплакивать столько людей. Я сам едва не пустил слезу, когда одна из его любовниц заявилась на кладбище и принялась вопить, что Старика отравили. Признаться, я допускаю такую мысль.

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-23 03:23:43)

0

7

Ричард был так доволен собой, что смог сдержаться и не навалять пока еще Королю Червей, что даже немного отвлекся от разговора. Увы, но Робер был не тем человеком, в обществе которого можно позволить себе расслабиться. И он это, несомненно, доказал, начав пороть откровенную чушь и заговаривая зубы:
- Ричард, мой драгоценный, не всем в этой жизни так хочется тебе досадить, хотя многие хотят.
- Уверяю тебя, друг мой, что не питаю на этот счет никаких иллюзий. Многие хотят, согласен, но чтобы досадить мне - надо очень постараться, - насмешливо выгнув бровь, Ричард посмотрел Роберу прямо в глаза.
- Возможно, твои люди просто плохо поработали. И взяли в бармены не того человека.
Этой фразой Робер моментально стянул Ричи с пьедестала. Ну, и конечно же, снова это: «мой драгоценный». «Что за блядская гомосятина? Он что, пытается меня вывести из себя? О чем это я, конечно пытается, это же Робер, мать его…». Зубы просто сводило от напряжения. Не зря Бубнового Туза сегодня посещала ностальгия по занятиям боксом. Хотелось вспомнить, каково это, когда, например, ломаешь кое-кому нос, или челюсть… Но Ричард мужественно отверг эту идею. Рукоприкладство давно не было его целью. В конце концов, для таких дел у него были специальные люди. А репутация вещь очень ненадежная. Трудно приобрести, легко потерять, и еще сложнее ее вернуть. Самообладание, например, по той же части – его тоже очень непросто удержать или вернуть:
- Мои люди не могли плохо поработать, С т е ф а н, - процедил сквозь зубы Ричард,- просто мальчик заработался. Кроме того, по-моему я говорил тебе, что у него ничего не нашли – это оказалась всего лишь дикая, наиковарнейшая ложь.
«Пора заканчивать этот бессмысленный разговор. Иначе я набью ему морду, и к черту репутацию и прочий вздор».
- В любом случае, я рад, что ты согласился помочь мне в этом небольшом происшествии, - добавил Ричи, раздумывая над тем, какую цену за эту «помощь» надо будет заплатить.
- Я сам едва не пустил слезу, когда одна из его любовниц заявилась на кладбище и принялась вопить, что Старика отравили. Я сам, признаться, допускаю такую мысль.
- О да, о многочисленных любовных утехах Маскарди ходят легенды. Жаль, что не удалось увидеть это чудо воочию. Отравили? Как это странно! С такой-то охраной и такими верными людьми рядом, аяяй, - Ричард сотворил скорбное выражение лица и «понимающе» закивал, - ну, Стефан, боюсь, что его смерть останется для нас загадкой…

Отредактировано Ричард МакПирс (2010-10-23 03:25:14)

0

8

Дом Пик, кабинет Туза

Каждый раз, оказываясь неподалеку от отеля Либерти, Дэвид задавался вопросом: как Червам пришла в голову безумная мысль устроить свою резиденцию в таком людном месте в самом центре города. В этом было что-то абсурдно неправильное и кричаще-вызывающее. Вот и сейчас, озаряемое подсветкой здание, похожее издалека на светящуюся Рождественскую елку, казалось неумолимо притягивало к себе взгляд, маня проверить, что скрывается за пышным фасадом. Но подобная игра на публику, была вечной отличительной чертой Червей. Фешенебельный отель как ни крути подходил этой масти на все сто. А если знать еще и занимательную историю этой громадины, ирония становилась просто очевидной.
Внутренняя отделка отеля вполне соответствовала внешнему виду, оправдывая громкое имя. Обычно тут останавливалась самые избалованные и богатые клиенты, малейшим прихотям которых должен был подчиняться вышколенный персонал. Дэвид был здесь всего несколько раз, чужая территория это не то место, где чувствуешь себя комфортно, но дорогу в подвальное помещение бара он знал хорошо. Поэтому внимательные взгляды от стойки ресепшена остались проигнорированы. Дэвиду бы не хотелось, чтобы Робер потом имел удовольствие наблюдать с записи камер слежения, как ему требуется помощь.
Спустившись на лифте на минус первый этаж, Дэвид толкнул тяжелую дверь и оказался в просторном помещении бара. В настоящее момент зал практически пустовал, не считая мальчишки за стойкой и двух старых знакомых за одним из столиков. Хоть опоздание было совсем незначительным, приятно было осознавать, что ждут не только тебя.
Да и к тому же, Стефану с Ричардом наверняка есть о чем поговорить.
И вряд ли разговор был таким уж дружелюбным.
- Добрый вечер, - Дэвид поочередно поздоровался с каждым за руку и опустился на свободный стул рядом.
Выдрессированный бармен тут же оказался рядом.
- Бурбон без льда, - Дэвид оценивающе посмотрел на уже выполненные заказы и решил не портить общую картину пуританской чашкой крепкого кофе. Хотя хотелось.

+1

9

- Ну, Стефан, боюсь, что его смерть останется для нас загадкой…
Король Червей пропустил эту шпильку мимо ушей, потому что, к примеру, мог не знать о землетрясении в Чили, но о делах своей масти был осведомлен достаточно, чтобы быть в курсе всего. Без преувеличения и ложного пафоса - всего. Даже убийцу Сальваторе он мог назвать лично. Но у Ричарда должно было сложиться впечатление, что новый Туз - некомпетентен, это и было одной из задач Каре: заставить Тузов сомневаться в его кандидатуре. Заставить сомневаться этого ирландского выскочку в том, что Робер вообще на что-то способен. Конечно, можно было обойтись без театральности, но Стефан любил удивлять. И кривляться. Сам Тучо гордился бы им.
- Тут ты прав, - Робер изобразил досаду и хотел было сказать, что найдет ублюдка во что бы то ни стало, но в этот момент в баре появился Дэвид.
- Добрый вечер, Дэвид, - вежливо сменил тему Стефан и улыбнулся. - Мы как раз говорили с Ричардом о том, что... Но, я думаю, дождемся Карлоса, чтобы продолжить... кстати, вот и он.
Трефовый наследник появился последним, отговорился пробками и в назидание всем отдал предпочтение соку. Робер нашел это забавным - Карлос, как настоящий наркоделец, не должен был бы принимать наркотики и алкоголь.
- Приветствую, Карлос, - благосклонно качнул головой Стефан и покрутил полупустой стакана на столе. - Итак, все в сборе.
Все были в сборе, и можно было начинать, поэтому Король Червей, положив руку на ноутбук, подтащил его к себе. Невовремя появился официант, принеся очередную порцию.
- Погуляй полчаса, мой мальчик, - ласково сказал Робер. Он допил стакан, поставил его на стол и обратил ясные очи Тузам. - Господа, во-первых, хочу поблагодарить вас за то, что откликнулись на мою просьбу. Ситуация знакомая, - он поджал губы, намекая на недавние похороны отца Карлоса, - но мне быть исполняющим обязанности внове. Поэтому я пришел сегодня не один.
Он опустил голову, коротко хмыкнув, как бы собираясь с мыслями, а на самом деле - наблюдая за реакцией Тузов.
Насладившись паузой столько, сколько требовало его самолюбие, он открыл ноутбук и, ожидая, пока загорится экран, продолжил:
- Думаю, что Сальваторе хотел бы провести свое последнее Каре лично. А я не могу ему отказать. Он заслужил больше, чем обычные соболезнования.
Стефан запустил тот самый ролик, который смотрел полчаса назад, и потянулся за сигаретами.

Маскарди, сидящий за столом в своем кабинете, выглядел как всегда блестяще. Насмешка в глазах, легкая полуулыбка на губах, блестящие черные волосы, безупречный костюм. Он смотрел в камеру, а, казалось - в самую душу. Во всяком случае, у самого Робера было именно такое впечатление.
- Приветствую, господа Тузы, - нарушил молчание Сальваторе. - Полагаю, что, как это любят говорить - если вы видите эту запись, я уже умер. Все мы смертны, но я убежден, что смерть - это только начало, - он довольно ухмыльнулся. - Поэтому не надо плакать обо мне,тем более, что ваши слезы не принесут мне облегчения. Уже. Давайте лучше поговорим о делах. Не так давно я составил завещание, согласно которому все имущество, которым я владею, переходит к моему сыну. Без всяких условий и экивоков - в завещании указано его имя. Если тебе, Ричард, понадобится подтвердить, что мой мальчик - твой нынешний компаньон, ты вправе потребовать у него все бумаги. Но я надеюсь, - он ослепительно улыбнулся, и стало понятно, от кого Робер унаследовал привычку вечно обнажать зубы, - что ты поверишь мне на слово. Мы же с тобой друзья.
Маскарди закурил, продолжая улыбаться, и лишь на мгновение между его бровями пролегла складка, но это произошло так быстро, что практически не могло быть замечено.
- Дэвид, Карлос, я надеюсь, вы также прислушаетесь к моим словам и будете добрыми друзьями моему сыну, - он повернул голову, заметив кого-то. - Да, а вот и он. Иди сюда, мой мальчик.
В кадре появился ухмыляющийся Робер и помахал зрителям рукой.
- Бумаги, подтверждающие его усыновление, он предъявит вам лично, - пояснил Сальваторе. - А я прошу вас помнить: Стефан Робер всегда был мне как сын. Теперь я подтверждаю это документально.
Стефан из кадра исчез, а Маскарди затушил в пепельнице сигарету и, сцепив пальцы в замок, положил на них подбородок.
- Всего доброго, господа. Удачного расклада.

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-23 23:23:18)

+3

10

- Тут ты прав.
Ричард собирался уже снова съязвить по поводу компетентности карт в колоде Червей, как появился Пиковый Туз собственной персоной. Дэвид Браун пожал руки Ричи, Стефану, подсел к ним за столик и заказал бурбон. Но не успел бармен отойти и на пару шагов, как тут же появился самодовольный Карлос Диас:
- Прошу прощения, господа, пробки.
«Невыносимый сопляк»- устало подытожил Ричард. Карлос тем временем заказал себе сок. «Утренник в детском саду ему, что ли?»- возмущенно подумал Ричи, пожимая протянутую руку.
Робер снова обратился к бармену «мой мальчик». «Здесь вообще есть кто-нибудь нормальный»?! – Ричард сидел с несчастным, скучающим видом, и уже жаждал окончания этой встречи, как тут Стефан снова всех удивил:
- Поэтому я пришел сегодня не один.
Поскольку все напряженно молчали, не пытаясь прервать театральную паузу Туза Червей, довольно раздражающую, между прочим, Ричард тоже ожидал продолжения молча. Только вопросительно изогнутая бровь говорила о том, что он вообще слышал последнюю фразу. «Надо сохранять невозмутимый вид. В противном случае Стефан поймет, как уже достал меня, и продолжит отплясывать ирландскую джигу на моих расшатанных нервах».
- Думаю, что Сальваторе хотел бы провести свое последнее Каре лично. А я не могу ему отказать.
Тут уж Ричард не выдержал:
- Стефан, я не думаю, что это подходящее место для проведения сеансов спиритизма. Увы, но я не захватил с собой кристалл – уж никак не подумал, что здесь будут снимать новый сезон «Зачарованных», - ухмыльнувшись, Ричард перевел взгляд на экран ноутбука. Усмешка так и застыла на его губах при виде Старика. «Ах ты, хитрожопый макаронник…» Маскарди тем временем начал распинаться о своем сыне, которому он оставляет все свое нажитое имущество. «Какой еще сын?» - Ричард удивился, поэтому забыл про свою «невозмутимость» и на секунду его лицо выражало полное недоумение.
- Но я надеюсь, что поверишь мне на слово. Мы же с тобой друзья.
«Вот мертвый сукин сын, и с того света достает», - мысль прервалась, когда в кадре появился сам Робер, улыбаясь и махая, как с дурацкой семейной фотографии. Конечно, Ричи ожидал, что «сыном» окажется Стефан. Кто еще, в конце концов? Но перед глазами было конкретное доказательство, свершившийся факт. «Ой, да ладно! Какой еще, к черту, сын?»
- Бумаги, подтверждающие его усыновление, он предъявит вам лично, а я прошу вас помнить: Стефан Робер всегда был мне как сын. Я подтверждаю это документально.
«Ну, вот и разрешилась великая загадка – ни хрена он не сын! Хотя, с этими Червами никогда нельзя быть уверенным… А, к черту! Мне-то какое дело!»
Маскарди попрощался и на этом семейный просмотр был закончен. Следовало что-то сказать, но в голову лезли только идиотские образы шекспировской трагедии: Стефан Робер, с выражением глубокой скорби на лице, смотрит на череп в своих руках…

Отредактировано Ричард МакПирс (2010-10-24 00:36:39)

+1

11

Впрочем, Карлос не заставил себя долго ждать: бармен еще не успел дойти до своей стойки, чтобы выполнить заказ Дэвида, как вдогонку получил новый:
- Грейпфрутовый сок...
Дэвид неслышно хмыкнул. Карлос уже давным давно зарекомендовал себя как человек, который чихать хотел на соблюдение неписанных традиции. Заказанный сок, например, не шел ни в какое сравнение с его новой политикой в порту, перечеркивающей все те договоренности, что несколько десятилетий назад были достигнуты между Пиками и Крестями. Не то, чтобы такой расклад очень подорвал дела пиковой масти, но Дэвид собирался за это отыграться, чисто из спортивного интереса. И сегодняшнее каре как нельзя лучше подходило для первого раунда.
Впрочем, не будем лишать Робера его соло. Свое небольшое объявление Дэвид вполне мог озвучить и в конце встречи.
Наконец все получили свои заказы, бармен был ненавязчиво отправлен погулять, а каре началось.
Появившийся на небольшом экране ноутбука сеньор Маскарди, стал полной неожиданностью. Видя старого приятеля в полном здравии, все так же переполненного жизнью и энергией, Дэвид почувствовал прилив болезненного сожаления и ностальгии. Он не испытывал подобного даже сегодня утром, стоя на кладбище, потому что успел мысленно проститься с Сальваторе еще в день его смерти. Но сейчас, глядя на бывшего Туза Червей, Дэвид невольно вспоминал то время, когда Маскарди крепко стоял на ногах.
Но слишком погружаться в подобные размышления было бы непростительно большой роскошью. Старик записал этот ролик явно не для того, чтобы вышибить из собравшихся сентиментальную слезу. Уже через две минуты просмотра стало ясно к чему тот клонит. А когда в кадре появился и Робер, сомневаться уже не приходилось: Сальваторе действительно выбрал себе преемника. Причем сделал это, не оставляя другим возможным претендентами ни малейшего шанса.
И дело было, разумеется, не в том, что Стефан официально стал «сыном». Подобное родство в криминальном мире гроша ломанного не стоило и никем при назначении на должность не считалось. Кровные связи, конечно, имели влияние, но их главенствующая роль навсегда осталась в прошлом, уступая место холодному расчету мира бизнеса и выгоды. И Маскарди преследовал совершенно другую цель.
То, что Робер теперь являлся официальным наследником всего, вот что было самым главным в его сообщении. И в случае ухода Стефана по каким-то причинам из масти, Червы теряли почти все. И этот факт будет решающим при выборе нового Туза. Своим завещанием Старик пресекал на корню возможную смуту внутри масти в связи со своей смертью.
Умно. Дэвид отдал должное изворотливости Сальваторе, как только ролик подошел к концу. В зале повисло секундное молчание, каждый переваривал полученную информацию.
- Поздравляю, Стефан.
И поздравлять действительно было с чем – Роберу посчастливилось прийти к власти без особого труда.

Отредактировано Дэвид Браун (2010-10-25 23:33:28)

0

12

Робер закрыл ноутбук, сделал хороший глоток виски, с сожалением поболтал в стакане оставшуюся жидкость и обернулся в поисках бармена. Он не хотел слишком напиваться, но жалкие сто граммов виски - это только покатать на языке, вот и все. Наконец, понятливый мальчик подошел к их столу с бутылкой и стаканом, в котором лежал колотый лед. Стефан залез в карман, доставая пятьдесят баксов.
- Умница, мой хороший, - улыбнулся он.
Мальчишка кивнул и испарился.
Только после этого Робер, продолжая глумливо улыбаться, обратился к Тузам. При этом он наливал себе виски и говорил как бы походя.
- Итак, господа... Papa вам все рассказал, а мне остается только собрать аплодисменты и удалиться. Но не все так просто, - он посмотрел на Ричарда и мазнул взглядом по Дэвиду и Карлосу. - Как вы понимаете, формальности у меня в масти уже улажены. Остается только спросить вас, мои дорогие, не возражаете ли вы против моей кандидатуры, - он усмехнулся, давая понять, что вопрос риторический. - И раз уж у нас началась такая доверительная беседа, то должен сказать следующее... - он глотнул еще виски и, вперив в МакПирса насмешливый взгляд, сказал: - Туз Червей был убит, господа. И я собрал вас здесь не для того, чтобы хвастаться наследством и новым положением в масти. Незадолго до своей смерти Сальваторе оставил мне завещание и записал этот ролик. Я полагаю, Старик подозревал о том, что скоро умрет. Я хочу выяснить, кому понадобилось убивать моего отца, - он выделил голосом последние слова. Опустил голову, сделал новый глоток и заставил голос дрогнуть. - Клянусь, я своими руками задушу эту гадину. Буде она любого социального положения, хоть самим губернатором или президентом.
Робер снова закурил, устремив взгляд за плечо Ричарда. Его безупречная, блестящая игра нравилась. Он даже было подумал, что ночные бои можно просто посмотреть - необязательно идти на ринг. Удовлетворение было почти полным. Почти.
- Я к чему, - вернулся он в действительность и ласково посмотрел на Тузов. - Я начал расследование убийства Сальваторе. Поэтому предупреждаю вас сразу: если кто-то из вас замешан... - он сладко вздохнул. - Вы понимаете, да.

Отредактировано Стефан Робер (2010-11-16 11:14:34)

0

13

Ричард с нескрываемой тоской наблюдал за реакцией Тузов: Робер чуть ли не лопался от счастья, воспользовавшись возможностью поиздеваться над окружающими его людьми; Браун, как всегда, казался непринужденным, но очень внимательным; а Карлос, надо отдать ему должное, выглядел полностью расслабленным, словно сидит в домашнем халате и тапочках дома на любимом диване. Ричард решил все-таки присоединиться к всеобщим неискренним поздравлениям:
- Да-да, Стефан, поздравляю, - глубокомысленно выдавил он из себя, но большего добавить просто не смог. В конце концов, ему никогда не давались пустые фразы, не несущие смысловой нагрузки.
- Остается только спросить вас, мои дорогие, не возражаете ли вы против моей кандидатуры, - на это Ричи только глубокомысленно хмыкнул, уловив неприкрытый сарказм в голосе собеседника.
Робер никого конкретно не обвинял, но его недвусмысленные взгляды заставили кровь Ричарда забурлить от сдерживаемой злости. Конечно, ситуация была абсурдной, но МакПирс был ирландцем, а ирландцы не любят абсурдных ситуаций. Щелкнув костяшками пальцев, Ричи установил связь «глаза в глаза» с Робером,  и членораздельно произнес:
- У нас в Ирландии, за такие безосновательные обвинения, обычно получают по лицу, если вы понимаете о чем я, господа, - конечно, нарываться сейчас было глупо, но на сегодняшний день лимит терпения для Ричарда был уже исчерпан. Ярость ломилась наружу, хотелось просто-напросто, без всяких словесных дебатов, дискуссий и тому подобной ерунды, дать кому-нибудь по морде. Удивительно, как идеально для этой цели подходил Стефан.

+1

14

Обращение о подтверждении новой должности Дэвид оставил без должного внимания. Все давным давно подтвердили все, что хотел Стефан, уже только тем, что приехали сюда. Да и сам Робер это понимал, так как не стал особенно долго останавливаться на этом вопросе, выдержав лишь незначительную паузу и продолжив свою речь.
Хм... продолжив? Вот это уже было интересным. В какой-то мере Дэвид ожидал, что главным событием каре будет обсуждение именно правопреемства... с поправкой на видеозапись от сеньора Маскарди.
Похоже, что они наконец-то продрались через "официальную" часть этой встречи.
Чем ближе подбирался Стефан к сути, тем мягче и вкрадчивей становился его голос. Последние слова он разве что не промурлыкал. И хотя при этом Робер смотрел исключительно на МакПирса, угроза прозвучала для всех. И услышанное очень сильно не понравилось. Под предлогом организации убийства своего "отца" Стефан мог легко испортить отношения с любой из оставшихся мастей, не теряя при этом поддержки в своей собственной. Шииикарный ход...
Дэвид почувствовал как в нем поднимается волна глухого раздражения. Даже чисто теоретическая возможность того, что на него могут хоть как-то давить, заставила пальцы руки, держащей стакан с бурбоном, сильнее сжаться вокруг стекла. Но Дэвид быстро взял себя в руки, воспользовавшись тем, что внимание было переключено на выражающего свое недовольство МакПирса. Туз Пик понятия не имел, как там "у них в Ирландии", но стереть ласковое выражение с лица Робера очень хотелось. Поэтому Дэвид нехорошо улыбнулся:
- Мне всегда нравилось, что в этой стране соблюдается презумпция невиновности. Поэтому, Стефан, к этому разговору вернемся тогда, когда у тебя будут хоть какие-то доказательства. Но спасибо... что предупредил....

+1

15

Стефан насладился каждой секундой этого молчания и тремя достойными резкими ответами после. Он сдержанно улыбался. Ловушка с громким лязгом захлопнулась, и новоявленному Чеширскому коту осталось только решить, выпускать ли на свободу... трех хитрых саблезубых лисов, что так неосторожно попались. Робер покачал головой, закуривая сотую, кажется, сигарету и продолжая сдержанно улыбаться.
- Дэвид, - обратился он к Тузу Пик и постарался смущенно хмыкнуть, - я никого пока, - он выделил голосом последнее слово, - не обвиняю. Лишь предупреждаю, как ты справедливо заметил. Но хочу сделать акцент на том, что в данном случае убийцу не спасет никакая презумпция невиновности.
То, что Дэвид отреагировал спокойнее всех, Робера порадовало. Он подумал, что надо бы с ним встретиться за чашкой кофе, в более спокойной обстановке, и просто пообщаться. Делить что-либо с Тузом Пик Робер пока не хотел. И это слово "пока" заставило его губы растянуться в усмешке.
- Ричард, - обратился он ко второму лису, наиболее желанному из всех.
И это был такой, черт побери, правдой - Робер нечасто на боях ставил большие деньги, а сегодня хотел получить выигрыш. Для этого МакПирса необходимо было довести до ярости (что с его темпераментом упрощало задачу) и затащить на бои. Робер мстительно улыбнулся,  почти не играя раздражение, и позволил себе говорить неприятным скрипучим голосом:
- Ричард, я не знаю, как там у вас в Ирландии, но здесь, в Бостоне, найдутся люди, которые не подставят вторую щеку. А ударят в ответ. То, что ты так нервничаешь, заставляет подозревать тебя в первую очередь, мой дорогой, - он нежно улыбнулся Тузу Бубей.
Вероятно, со стороны это выглядело не очень привлекательно, несмотря на то, что Робер не был уродлив - но шрам в сочетании с нежной улыбкой должен был выглядеть кошмарно.
Посмотрев теперь на Карлоса, Стефан продолжил:
- Карлос, спасибо. Это очень ценный совет, я обязательно им воспользуюсь. Проверю всех внучек и дочек, безусловно. Мне это и в голову не могло прийти, - он затушил сигарету в пепельнице, одним махом допил оставшийся в стакане виски и откинулся на спинку стула, складывая на груди руки. - То, что вы, милые мои, не решаетесь произнести вслух, я нисколько не побоюсь озвучить: можете начать собственное расследование, если думаете, что убийца - я сам. Как безутешный наследник, если я правильно цитирую Карлоса. Кстати, Сальваторе отравили редким синтетическим ядом. Я вот в проститутках хорошо разбираюсь, господа, но в ядах - увы, нет.

0

16

Несколько пожалев о своей несдержанности, Ричард тут же забыл об этом. Он с уважением отметил, как держал себя Браун, и даже школота Карлос проявил себя с лучшей стороны.  Ричи наблюдал, как разгораются все ярче глаза Робера, как он почтительно отвечает Брауну, и, как его губы кривятся в неприятной усмешке, когда он обращается к Тузу Бубей. Злость не утихала, она разгоралась все ярче, словно проснувшийся вулкан, сжигая все внутри и заливая раскаленной лавой. Столь красочные описания иногда наталкивали МакПирса на философскую мысль: а что, если его миссия на этой грешной земле заключается в том, чтобы научиться терпению и самоконтролю? Но обдумывать эту идею было довольно скучно, поэтому чаще всего Ричард забывал о доводах разума, бросаясь напролом и сметая на пути все преграды. Правда, в этом случае было одно отличие: не смотря на всю свою педерастическую внешность и манеры, Робер не был тем, кого можно легко смести.
- Но здесь, в Бостоне, найдутся люди, которые не подставят вторую щеку. А ударят в ответ.
- Жду не дождусь, «Рокки», когда встречу таких людей. Если увидишь кого-нибудь из них – позвони, - для достоверности издевки, Ричард даже покрутил около уха рукой, имитируя телефонную трубку.
- То, что ты так нервничаешь, заставляет подозревать тебя в первую очередь, мой дорогой, - Ричард лишь скривился, и, чтобы как-то занять руки, решил закурить. Увы, это его ничуть не отвлекло. Стефан тем временем продолжил жеманничать, заглатывая виски, словно воду. Про свой стакан Ричард уже давно забыл. Алкоголь его только распалил бы. "Зная манипуляторские способности Червей, я бы совсем не удивился, если бы убийцей оказался сам Стефан. Жаль, что сейчас рядом нет Брай, она бы нашла, как меня утихомирить", - с тоской подумал Ричи, чувствуя, как уходят последние крохи самосохранения. Ведь нет ничего глупее, чем затеять драку с Тузом противоположной, а, возможно, теперь еще и враждебной масти, да еще и на Каре.
- Я вот в проститутках хорошо разбираюсь, господа, но в ядах - увы, нет.
- О, я так рад, Стефан, что ты решил поделиться с нами такими откровенными фактами из своей личной жизни, - агрессивно-издевательски вставил Ричи, деланно зевая,- Итак, если это все, что ты хочешь рассказать нам сегодня о себе, то я удаляюсь. Не могу себе позволить впустую тратить время, - Ричард резко поднялся из-за стола, чуть не опрокинув стул, и приблизился к Роберу почти вплотную, вроде  как собираясь прощаться, но руку не протянул. Как было приятно давить с высоты своего роста на этого червяка, меряя его снисходительным взглядом! «Попрощайся со спокойной жизнью, Ричи», - голосом Брай сладко пропело подсознание.

Отредактировано Ричард МакПирс (2010-12-06 09:57:51)

0

17

Хоть все они отреагировали на сообщение Робера по-разному, общий смысл был более чем понятен и схож. Но к сожалению сам Робер был к этому готов, и если кто-то и рассчитывал поубавить его самоуверенности, то чисто внешне это не удалось - Стефан как сидел, довольно улыбаясь, так и продолжал сидеть с таким видом, как будто ему преподносили один рождественский подарок за другим. А может так оно и есть? Безусловно, Робером руководило не только (или не столько?) желание отомстить и найти убийцу.
Карлос высказал здравую идею, но бросать силы и время на то, чтобы ее проверять очень сильно не хотелось. В конце-концов, пик вообще не касалось кто и кого там убил. Но вся паршивость ситуации была в том, что не касалось именно пока. И было бы чертовски приятно припереть Робера к стенке фактами о его причастности к организации убийства "отца". Но Дэвид хорошо понимал, что если подобное и было правдой, то Стефан надежно спрятал все улики.
Ну хорошо, что не застрелили. Скептически хмыкнул Дэвид про себя. Хотя метод убийства ничего в их век, когда купить можно все, что угодно, не значил.
- Возможная зацепка как минимум на производителя яда..
Первым не выдержал МакПирс, лучившийся радостью Робер действовал на него как красная тряпка на быка. И создавалось такое впечатление, что Стефан специально подливал масла в огонь. Дэвид подавил в себе иррациональное желание остановить МакПирса. Из этого бы вряд ли что-то вышло, Ричард все же уже давным давно не был неуравновешенным подростком, чтобы кто-то имел право ему указывать как себя вести. Оставалось только сидеть и молча наблюдать за тем, как один Туз планомерно доводит до красного каления другого. Хотя нет, встреча уже явно подходила к концу, а Дэвиду еще не сказал то, ради чего отчасти сюда приехал:
- Ричард, у меня тоже есть небольшое объявление, которое коснется вас всех. Оно, конечно, не такое... громкое... но важное, - Дэвид сделал небольшую паузу, не для того, чтобы добавить драматизма (тягаться в этом со Стефаном было бесполезно), а чтобы привлечь внимание. - С завтрашнего дня цены на оружие вырастут на 20 процентов. Нам надо как-то покрывать вынужденные расходы.
При последней фразе Дэвид посмотрел на Карлоса, хотя и так всем было понятно, что он имел ввиду относительно недавнее изменение расценок в порту.

+1

18

Стефан начал собирать сливки, еще не успев даже подоить корову...
- О, я так рад, Стефан, что ты решил поделиться с нами такими откровенными фактами из своей личной жизни. Итак, если это все, что ты хочешь рассказать нам сегодня о себе, то я удаляюсь. Не могу себе позволить впустую тратить время, - сказал Ричард и продемонстрировал то, чего Стефан добивался весь вечер - вызов.
- О, мон ами, я позволю тебе не тратить свое время без толку... - Стефан даже не удосужился встать. - Самое полезное, что мы с тобой можем сделать - это поговорить по-простому, как ты, очевидно, только и умеешь... - он полез в карман за визиткой с адресом клуба, которая была припасена заранее. - А чтобы ты не говорил потом, что Робер, этот грязный лягушатник, тебя обманул, я призываю господ Тузов в свидетели, - он протянул визитку МакПирсу, нагло ухмыляясь. - Сегодня ты перешел все границы, мон ами, и я, как это было принято говорить у моих предков, требую сатисфакций. Сегодня в полночь я буду иметь честь начистить твою самовлюбленную физиономию до блеска. Буду рад, если ты почтишь бои своим присутствием.
Он снова закурил, отвернувшись от Макпирса и всем видом демонстрируя то, что разговор с ним закончен. Сам того не понимая, Стефан действительно разозлился, но втайне надеялся все же, что Ричард был того хуже - в ярости.
При этом он напрочь забыл о Тузах, об их гипотезах и возможных шпильках, которые те могли вставить в разговор - откровенно говоря, Стефан попросту пропустил их мимо ушей.
- Помощь, да... - рассеянно ответил он Карлосу. - Да, спасибо. Пришли мне своего спеца, будь так добр, - он улыбнулся, осознав, что такое сказал, но оно было к месту - подсознание работало на славу и пока вместо Робера, все еще кипящего от гнева. - Дэвид, рискую показаться легкомысленным, но меня твоя новость совершенно не расстроила... - продолжил он уже более спокойно, обращаясь к Брауну. - Позволь только поинтересоваться, с чем связано твое решение? - уже совсем легко закончил Стефан.
И последняя фраза уже была обдуманной провокацией.

0

19

Ричард понимал, что нарвался, понимал, что именно этого Робер и добивался и понял, наконец, что легкомысленно угодил в расставленные ловушки. Ловушки были самые примитивные, но при этом и самые действенные. Всего лишь надавить на несколько слабеньких мест, раздразнить, а потом показать красную тряпку. МакПирсу стало невыносимо стыдно за то, каким глупцом он себя выставил при всех,  теперь ему казалось, что все роберовские ловушки были настолько очевидны, что только он, Ричард, их и не заметил. Поэтому он молча принял предложенную визитку, и только потом гневно прошипел сквозь стиснутые зубы:
- О-о, я приду, не сомневайся. Как можно отказаться от столь любезного предложения?
Стефан закурил, и Ричард, сделав пару шагов назад, зеркально отразил его. Ярость постепенно затухала, а настроение было хуже некуда. Он бы сейчас с удовольствием закрылся бы в своем тайном кабинете и просидел бы пару лет там, куря, бухая и ни о чем не думая. Но такой поступок был бы проявлением слабости, а сама мысль о том, что это слабость, была для Ричарда невыносимой. Кроме того, ему было интересно послушать, что теперь с ценами на оружие у Брауна. Двадцать процентов – это не шутка, особенно, если учитывать те суммы, на которые Ричи закупается для ИРА. Блуждающий по бару взгляд наконец наткнулся на официанта, вернувшегося из своей получасовой ссылки. Вышколенный персоналец тут же подтащил ему Джек Дениелс и лед. Ополовинив свой стакан, Ричард неподвижно замер, слушая объяснения Туза Пик.

0

20

Определенно, противостояние между Робером и Ричардом вышло на новый уровень. Применение подобного метода решения конфликтов среди старших карт на практике Дэвид не припоминал, хотя и не сомневался, что у многих руки чесались. А судя по тому, как незамедлительно отреагировал Стефан со своим приглашением, то у бывшего Короля идея в голове давно зрела. Ричард может собой гордиться: одно дело разово вывести кого-то из себя, и совсем другое надоесть так, чтобы заставить строить планы. Правда сам Ричард наверное вряд-ли сейчас это осознавал, его недовольный вид говорил о том, что он только начал остывать.
- И все-таки вас тоже заботит прибыль, мистер Браун?
- Альтруизм хорош только в деле благотворительности, - Дэвид слегка улыбнулся. Косвенно они обсуждали этот вопрос не один раз.
Поднятие цен на оружие не должно было никого из присутствующих заметно огорчить, в этом Дэвид был согласен как со Стефаном, так и с Карлосом, одобрившим (спасибо большое) резонность такого шага. Пики, в отличие от остальных, работали больше не на город, а на сторонних покупателей. Прибыль от продаж оружия трем оставшимся мастям была лишь каплей в море. И расплачиваться за изменения расценок в порту приходилось гораздо более серьезным клиентам. Но Дэвид должен был отреагировать на решение Карлоса, и он собирался... в полной мере.
- Позволь только поинтересоваться, с чем связано твое решение?
Дэвид почувствовал, что в чем-то с Ричардом в отношении к Роберу солидарен, определенно.
- Ну как, мировой финансовый кризис, изменение цен..., - но зачем же ходить вокруг да около? - видимо, вызвал рост стоимости солярки. По крайней мере мне этот вариант в качестве причины увеличения расценок в порту нравится больше, чем просто нелюбовь Карлоса к оружию.

+1


Вы здесь » Boston-city » Общедоступная часть отеля » "Тюремный" бар