Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Flashback » Спутница для Короля


Спутница для Короля

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Название: Спутница для Короля.
Время: За сутки до похорон Сальваторе Маскарди
Место: Бостон, отель "Либерти", Кабинет Туза.
Персонажи: Джонатан Альбери, Cтефан Робер.
Саммари: Его Червовое Величество вызвал Соню «на ковер», решив, что для появления на похоронах Туза – необходима спутница.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-26 22:11:53)

0

2

Утро – определенно худшее время, придуманное природой. Особенно, когда тебя будят стуком в дверь и приказанием явиться к мсье Роберу, Королю по неотложному делу.
Мало смерти мсье Маскарди, которую Натан даже не осознал до конца, так еще и срочный вызов в такую рань.
«За что? Боже, ну за что?»- взвыл Соня, не отличающийся особой набожностью, с трудом заставив себя встать, протереть глаза и потянуться. Судя по хрусту в спине – что-то встало на свое законное место, благодаря чему двигаться стало не в пример легче.
- Приказ есть приказ,- уныло пробубнил Девятка и начал сборы – быстрые, спешные – ведь перед Королем можно было не прятаться. Впрочем, знать это наверняка Натан попросту не мог – поскольку видел мсье Робера всего однажды, если то вообще был именно Король.
В комнате родился, вырос и вскоре затих настоящий ураган - Джонатан искал подходящую к случаю одежду.
Простая белая блуза, с уклоном в старинный крой, черные штаны, не смотря на спешку, аккуратно заправленные в высокие сапоги, заняли свое место на сонном юноше, после чего он кинулся к зеркалу – умыться и привести в относительный порядок волосы, пару раз проведя по ним щеткой.
- Вроде все,- Соня скорчил зеркалу рожицу, так, для проформы, и поспешил в кабинет начальства, где, по словам служанки, уже ждал Червовый Король.
Легонько постучав костяшками пальцев в дверь, Джонатан нажал на дверную ручку и изобразил на лице скорбную улыбку, соответствующую случаю.
- Мсье Робер, Вы хотели меня видеть?

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-26 23:13:52)

0

3

- Мсье Альбери, не надо делать такое лицо, как будто вам жаль, - сухо ответил Робер и кивнул на ближайший стул: мол, садитесь, разговор серьезный. - Сеньор Маскарди приказал долго жить, но приказал нам всем. И надо с этим справляться.
Он посмотрел в окно, не сразу сообразив, что поворачивается меченой стороной лица - шрам на левой щеке он всегда чувствовал почти физически, несмотря на то, что боль прошла лет двадцать назад.
Скоро его лицо будет еще более известным, и шрам в делах медийных может стать настоящей помехой. Робер поморщился и, развернувшись к мальчишке, оперся локтями на стол.
Какое-то время он рассматривал Альбери с легкой примесью недоверия: слишком молод, слишком строптив, слишком смазлив. И как, каким образом его можно было делать Соней? Но Старик обладал чутьем, а Робер всегда этому чутью следовал, постепенно обучаясь тонкостям психологии людей.
Вот и сейчас, Робер молчал, неотрывно глядя на мальчишку, прикидывая, как и каким образом построить с ним общение.
- Как вам известно, завтра нам предстоит пережить не самые приятные моменты. Похороны нашего дорогого сеньора Сальваторе, - он намеренно использовал имя Старика, чтобы достичь нужной степени интимности. - В связи с этим, я прошу вас позаботиться о двух вещах. Первая... Кларисса, - он выразительно посмотрел на Альбери, зная, что тот знает о последней отраде Старика. - Она должна выглядеть как женщина высшего света. И если хоть одна живая обывательская душа узнает, кто она на самое деле...
Робер снова посмотрел в окно и печально усмехнулся, давая понять, что очень сильно расстроится.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-26 23:44:03)

0

4

«А вдруг я действительно сожалею, а?»- хотелось спросить Натану, но он усилием воли заставил себя помолчать, состроить бесстрастное лицо, и послушать – начальство следовало слушать, это знание вбивалось у Червей, да и не только у них, буквально с первых дней.
Проследив за взглядом собеседника, Соня поспешил исполнить молчаливый приказ, присев на краешек стула. Изображать волнение ему не пришлось – сердце и так забилось испуганной птицей при виде этого странного мужчины со шрамом на лице, который стал заметен, когда тот ненадолго отвернулся.
Недоверие карих глаз не скрылось от наметанного взгляда, привыкшего самому изображать необходимые эмоции. За окном, в которое смотрел начальник, светило солнышко и прыгали довольные птицы, кажется воробьи.
«Зачем я ему понадобился? Сомневаюсь, что для того, чтобы выпить чашечку кофе».
- Кларисса?- Натан напряг память и вспомнил миловидную блондинку. Последнюю из тех «бабочек», которую содержали немногим хуже герцогини и многим лучше менее везучих девушек.- Первое задание ясно и это не будет проблемой.
«Подходящее платье… Наверное стоит или купить его самому или найти нечто подходящее в собственном гардеробе. Но манеры… И взгляд. И все за сутки?»- Соня понурился, мысленно «поблагодарив» всех известных богов за непростую задачку, о которой он только что так беспечно отозвался вслух.
- Я, между прочим, тоже живая душа и тоже по-своему обывательская. И, вы не поверите, но не сильно спешу стать мертвой,- юноша поднял голову и твердо взглянул в глаза Королю.- Какой будет вторая вещь?
«Если первое задание ТАКОЕ, то что он хочет чтобы я сделал вторым?»

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-27 00:32:06)

0

5

Когда Робер повернул голову, то уже улыбался.
- Я рад, что мы друг друга поняли. Кларисса мила и даже умеет хорошо говорить, но этого мало для последнего утешения Старика, - он слегка понизил голос, употребляя прозвище Маскарди, а вкупе с улыбкой это усилило интимность разговора. - Поэтому я вызвал вас, чтобы предупредить о некоторых особенностях мадемуазель. Ей не следует много пить, и в течение ближайшей недели я запрещаю кокаин, к которому девочка успела пристраститься. И она должна будет выполнить мое поручение. Но... - Робер нагнулся над столом, - поручение это будет деликатным. Я не уверен, что Кларисса при ее разбитом сердце способна соображать здраво. Ей нужно дать необходимые инструкции. В частности, она знает, что я был другом сеньора Маскарди, - он снова намеренно перешел на официоз, тем самым намекая на то, чего не знали непосвященные. - Я не хочу, чтобы она знала большее. И... найдите ей богатого поклонника. Это моя личная просьба. Сеньор Маскарди хотел, чтобы Кларисса ни в чем не нуждалась, но одна в большом доме, который он ей купил, она сойдет с ума. Ей нужен мужчина. Вы понимаете, о чем я, мистер Альбери? Я могу называть вас Джонатан?
Он намеренно тянул со вторым вопросом. В силу педантичности - вопрос с Клариссой занимал его еще до смерти Старика, а теперь становился все более актуальным: Тучо был тертым калачом и болтать в койке не стал бы, но тут чем черт не шутит. Робер внимательно посмотрел на мальчишку, пытаясь понять, обратил ли тот внимание на скрытые намеки. На Клариссу ему было откровенно плевать, она должна была лишь сыграть свою роль. Но если она начнет болтать... ее нужно будет устранить.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-27 00:40:49)

0

6

«Нельзя пить, запрет на наркоту. Неделя без кокаина…Такую как она - вполне может скушать ломка, какой мужик ему снится?»
Натан сосредоточенно кивнул, отмечая про себя мельчайшие паузы. Сознание вопило дурным голосом, подстегнутое инстинктом самосохранения – мозг у Сони работал и, к слову, работал неплохо, что позволяло сделать какие-никакие, но выводы.
« Инструкции, значит? Здравые мысли? И неделя без «облегчающих жизнь средств»? Что эта «бабочка» могла натворить? Или может?»
- Богатый и не болтливый поклонник не будет проблемой при достаточно хороших манерах, нашей протекции и милой мордашке,- переборов внутреннее смятение ответил Джонатан, но настолько сильную настороженность, без предварительной подготовки, было малореально скрыть – беседа и ее предмет оказались для Натана настолько неожиданными, что он уже начал нервничать.- Можно и Джонатан, мсье, как Вам будет угодно.
«Черт бы побрал это утро, похороны и смазливых девиц из-за которых тихому и безобидному мне не дают отдохнуть! Еще и возиться с этой дамочкой. Слушать истерики. Учить ее манерам, беседе. Будем надеяться, что она скорбит достаточно сильно, чтобы не бросать на шею всем тем, кто будет на похоронах Туза!»
- Так все же?- Натан поднялся, не в силах уже сидеть на месте, и прошелся взад-вперед, изредка переводя обеспокоенный взгляд со своих, сцепленных в замок, рук на Короля.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-27 01:01:32)

0

7

Что он так нервничает, подумал Робер. Достав из пачки сигарету, он прикурил, рассматривая Джонатана, который мерил шагами кабинет.
- Все же? - переспросил Робер, затягиваясь. - Джонатан, давайте я резюмирую то, что мы с вами только что обсудили. Кларисса завтра должна быть нервной и заплаканной дамой из высшего света. Это будет просто, если вы отберете у нее порошок. Неделю после этого она будет жить в своем доме и, возможно, познакомится с хорошим человеком. Из другого штата, например, - Стефан затянулся и с наслаждением выдохнул дым. - Вы лично проследите ее отъезд с этим хорошим человеком. Завтра еще один хороший друг Сальваторе Маскарди передаст Клариссе четыре красные розы и четыре конверта, - он склонил голову, намекая на то, что «хорошим другом» будет он сам. - Девушка должна следовать его инструкциям. И не болтать. Надеюсь, это понятно. Сядьте.
Робер все еще улыбался, но чем ближе он подходил ко второму вопросу, тем сильнее ему хотелось расхохотаться в полный голос. А все из-за Старика и его любимых шуточек, порой шокировавших окружающих. Чего только стоило завести себе любовницу, годившуюся ему во внучки, и влюбить ее в себя. Стефан, при всех его талантах, эпатаж не особенно любил, осознавая, что тот может выйти боком, но…
- Вторая вещь, которая мне понадобится от вас, Джонатан... - Робер довольно улыбнулся, делая паузу, - подобрать пару мне. Видите ли, я не имею… постоянной любовницы, но по статусу мне положена дама. Или… - Робер затушил сигарету в пепельнице, не отрывая взгляда от Сони, - я не знаю, что будет более скандальным при моей репутации. Моя фигура очень хорошо известна среди журналистов, вы понимаете. А их завтра будет много. Словом, мне нужна спутница. Или спутник. Я еще не решил, что будет более вычурно, но через пару часов жду от вас предложений. Джонатан, - он снова улыбнулся, очень неприятно, – моя пара должна демонстративно опоздать на церемонию и выглядеть очень, очень эпатажно.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-27 01:46:49)

0

8

Предложение вернуться на стул, хотя скорее короткое «сядьте» нужно было воспринять как приказ, Натан встретил насмешливым и раздраженным «фырком», всем своим видом выказывая ярое нежелание снова воссоединить свое бренное тело с мягким «пузом» на деревянных ножках. Единственное действие, которое возымело это приказание – замедление скорости «маятника», хотя как показало будущее – ненадолго.
- Договорились. Я уже пообещал с этим разобраться, а значит – выполню, не сомневайтесь.- Соня нахмурился, наблюдая за тем, как будущий Туз прикуривает.- Другой штат – так другой штат. И не такие найдутся. Нужные инструкции будут выданы ей сразу же после окончания нашего разговора. И ее преобразованием я так же займусь лично. Вы удовлетворены?
Второе требование заставило собраться кожу на лбу Натана в несколько складок. Задумчивость, гнев?
« О, да. Очаровательно. Сначала из меня делают учителя этикета, стилиста и психолога, не говоря о злом цербере, а теперь еще и свата в квадрате! Что за день?!»
Но о таких мыслях не принято говорить вслух начальству и Джонатан позволил себе ответить улыбкой на улыбку мистера Робера.
- Эпатажная спутник или спутница? Выбор, на самом деле не очень богат. Вам нужен циркач или воздушная акробатка? В самом деле, не думаю, что вам подойдет девочка-подросток или же летчик верхом на истребителе.
Возможно, а вернее точно, Джонатан вел себя несколько несоответственно статусу, но с учетом столь нелюбимых ранних побудок и заданий, даже для обдумывания которых не оставалось времени, он еще вел себя паинькой.
- У меня только одно предложение, с учетом времени, которое есть в запасе, если вычесть то, которое придется затратить на Клариссу,- Натан прищурил глаза, а губы его, сами собой, изогнулись в коварной и подлой улыбке. Несколько шагов, чтобы обойти стол и Соня уже оказался рядом с Королем. Джонатан изогнулся в подобии поклона, с расчетом, чтобы его губы почти касались уха начальника.
«Эпатажно, говоришь?»
- Я к Вашим услугам, монсеньор. Мальчик или девочка?

0

9

Робер откинулся на спинку кресла, изучая лицо мальчишки и думая о том, что ему следовало быть более почтительным. В сущности, Король Червей не страдал манией величия, однако подобное пренебрежение простейшей иерархией было возмутительным, но отчего-то не сильно злило. Робер не страдал склерозом и помнил себя в возрасте Сони, да что там - на его собственном месте. Сразу вспомнился шрам.
- Джонатан, вы схватываете на лету, - продолжил улыбаться Лёруа, обрывая воспоминания. - Должен признаться, я крайне удивлен вашим способностям. - Стефан повернул голову так, что их лица оказались почти рядом. Словно в несмелом жесте приподнял руку, робко касаясь волос юноши, почти лаская их. - Так приятно, когда люди могут говорить на одном языке, верно?
Его губы были почти у самых губ мальчишки, вкрадчиво произнося все эти слова, взгляд Робера был прикован к его губам, пока он говорил, а ладонь уже почти легла на затылок Джонатана.
Робер знал мотивацию Старика, знал свою собственную, но отказать себе в играх никак не мог. Именно это позволяло ему так долго оставаться самим собой, с этим прекрасным шрамом, который всякий раз напоминал ему о том, кто он есть на самом деле. Очаровательный хамелеон, в любом обличье являвший собой изысканную смесь похоти и наслаждения, в данный момент был всего лишь подчиненным, который позволил себе лишнее.
- Верно... - продолжил Робер, внезапно сжимая волосы мальчишки в кулак.
Он дернул его за волосы, одновременно хватая за плечи и прижимая к столу щекой.
- Девочка, Джонатан. В прекрасном платье, которое будет сидеть небрежно. Так, словно платье нацепил мальчик. Вы понимаете?
Он продолжал говорить с ним так, словно не причинял боль сейчас, неудобно вывернув одну руку мальчишки и надавливая на его плечо ладонью, чтобы было больнее.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-27 02:36:28)

0

10

Когда Король повернул голову – Натан невольно выдохнул. Неожиданно и странно. Он ожидал испуга, криков и недовольства, но только не добродушной улыбки и легкого, словно несмелого, касания к волосам.
Глупый Соня никак не ожидал, что новое начальство сможет играть на равных. Совершенно. И это заставило его замереть, как кролика перед удавом, когда рука на затылке сжалась, едва не вырвав белесые пряди. Сильные руки прижали юношу к столу, сразу срезав оставшийся кусочек добродушия и неплохую часть желания поиграть.
«Чертов сукин сын!»- взвыл мозг, когда рука оказалась вывернута, а стол, к которому был прижат предыдущим движением Натан, помешал присесть и вывернуться, чтобы хоть немного облегчить боль.
Глаза заметно увлажнились, но гордость не позволила разреветься cразу – приютские мальчики растут не на шишках с медом и слезы в приютах не могут стать спасением. Это Соня помнил прекрасно, а потому сейчас глухо и злобно прорычал, в то время как тело продолжало извиваться, в попытке вырваться, но создавая лишь дополнительный дискомфорт.
Голос Короля был мягким. До омерзения мягким, даже добрым настолько, что если бы у Джонатана была возможность – он бы попытался заставить этого человека кричать, зажимать руками кровавые раны или что-похуже, так хотелось стереть этот голос и заодно забыть про эту чертову боль, которая не давала мыслям оформиться даже в фразу, годную чтобы огрызнуться.
- А-а-а!- не выдержав, простонал Соня и из глаз скатились первые слезы – не столько от боли, сколько от бессильной злобы, которая была много страшнее. Тяжелые дни в приюте учили терпеть боль, но ничто не могло научить выдерживать невозможность сделать хоть что-то, что угодно.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-27 02:46:28)

0

11

- Вы снова поразили меня, Джонатан, - мягко продолжил Робер, не делая попытки отпустить мальчишку. - Вы настолько же умны, насколько приятны в общении, а это редкое сочетание для любого человека, тем более для такого молодого. Именно так, блестяще!
Наконец, он разжал стальную хватку, слегка оттолкнул от себя Альбери, но при этом продолжил всем видом излучать добродушие и даже некую заинтересованность.
- Именно так... - улыбнулся Робер, на этот раз намеренно поворачиваясь левой щекой к собеседнику и быстрым жестом доставая новую сигарету из пачки. - Моя спутница должна рыдать и кричать так, как вы сейчас изволили изобразить. Это очень важно, Джонатан. И не менее важно, чтобы в ее криках слышались такие слова, как "мой дорогой и любимый дедуся". Акцент итальянский, - он усмехнулся, прикуривая и расфокусированно глядя куда-то в сторону. - Это должен быть форменный балаган. Потом я провожу безутешную девушку до машины, а она будет биться в моих руках и кричать, что так этого не оставит и найдет убийцу. После представления девушку никто не должен видеть.
Он посмотрел на юношу, продолжая улыбаться, даже глазами - Робер научился этому у Старика еще тогда, когда тот не был Стариком, а всего лишь поклонником его матери.
Робер выдохнул дым и лениво подтянул к себе кружку с давно остывшим кофе.
- Черт возьми, кофе остыл, - пожаловался он Альбери. - О чем я говорил? Ах, да. Балаган, на фоне которого Кларисса будет смотреться прекрасно с ее розами и бледным лицом.
Он довольно зажмурился и все-таки сделал глоток кофе, на какое-то мгновение задумавшись о том, как мальчишка мог бы смотреться в белом платье старомодного кроя. Улыбка Робера стала шире.

0

12

Язвительные слова огнем жгли и так кипящего злобой Натана, а посему сразу, как только ослабла хватка, он уставился на босса полным гнева взглядом. Рука нещадно болела, словно с ней поработал заправский кожемяка, но все же оставалась надежда, что на коже Сони не останется синяков.
- Рыдать и кричать…- на лице Девятки появился немного безумный оскал. Джонатан не спешил отходить от Короля подальше, одновременно разрываясь между желанием ударить и чтоб посильнее, что, определенно, могло стоить жизни, и желанием отомстить позже, скажем на похоронах. Второе однозначно перевешивало из-за инстинкта самосохранения, но, тем не менее, не до конца устраивало злого Соню. Взгляд остановился на шраме новоиспеченного мучителя.
- Еще бы не остыл. Но балаган будет,- глаза вспыхнули еще более недобрым огнем, и Натан пообещал себе устроить балаган гораздо более грандиозный, чем хотелось до того. Но, тем не менее, такой, чтобы не повредить репутации Масти – в дань покойному.
Руки сжались, ногти впились в кожу на внутренней стороне ладони, принося боль, которая помогла немного отрезвиться, боль настолько не похожую на ту, которую только что «обеспечил» мистер Робер. Пострадавшая рука слушалась плохо и с неохотой.
- Кларисса будет действительно прекрасна.
Натан позволил себе отвести взгляд и рукавом блузы промокнуть влажные дорожки, оставленные слезами. Сейчас он ненавидел себя – позволить себе зареветь всего-лишь из-за того, что тебе завернули руку!
Любители-садисты определенно пришли бы в восторг от злых, немного покрасневших, глаз в обрамлении мокрых ресниц, нервно закушенной, едва не до крови, губы и дрожащего тела. Вот только даже маньяку Натан бы не позволил к себе просто так подойти - его сьедала злоба и, снова же, чувство собственного, почти абсолютного, бессилия перед начальством.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-27 11:49:04)

0

13

Мальчишка здорово разозлился, и это наполнило душу Робера теплотой - он сам несколько раз не мог сдержаться в его возрасте, горячая кровь заставляла творить глупости, о которых можно было пожалеть даже сейчас, спустя годы. Он вспомнил, как держался за щеку, а между пальцев струилась его собственная кровь, и хотелось хорошенько врезать по зеркалу, в которое он смотрел в тот момент. Осколки брызнули в разные стороны, он серьезно повредил тогда руку, но - дело молодое - раны зажили, а темперамент удалось подчинить.
В самом деле, подумал Робер, управляй своими страстями, иначе...
- Я уверен, что вы справитесь с этим блестяще, - качнул головой Король. - И раз уж вы посмели вторгнуться в мое личное пространство, - как бы между делом заметил он, намекая, почему рука мальчишки теперь болит, - то позволю себе вольность в выборе наряда. Ваше платье должно быть белым и старомодным. Все остальное - на ваше усмотрение, я не силен в женских прелестях, - он позволил себе смущенную усмешку. - И остывайте, Джонатан, последуйте примеру моего кофе. Нельзя позволять страстям управлять вами, это дурной тон.
Надо будет вызвать Валета, решил Робер. И проверить мсье Альбери. Если карты думают, что после смерти Старика ничего не изменится - еще бы, ведь Робер фактически сам вел все дела уже некоторое время - то... Всегда оставалось "но". И несмотря на то, что они с Тучо были похожи, Стефан отличался от него достаточно, чтобы увидеть: распустились, потеряли бдительность, а это могло означать крах. Простейшие правила, иерархия, выполнение своего дела и отсутствие ненужных вопросов - не такая большая цена за престижную татуировку в виде сердца.
- Я могу на вас положиться, Джонатан? - спросил Робер, глядя мальчишке прямо в заплаканные глаза. - Мне не нужно вызывать вас вечером и требовать полного отчета?

0

14

Натан молча кивнул, согнувшись в легком полупоклоне, заковывая злобу в цепи спокойствия. Мистер Робер был прав – сейчас было не время для того, чтобы идти на поводу у своей ярости. Да и Червы – вообще не то место, где надо давать им волю.
- К сожалению, белое платье подобного кроя у меня отсутствует, и качественно его пошить за один день не представляется возможным. Тем более, что белый цвет на похоронах считается дурным тоном. Если Вы пожелаете – то после похорон как раз время сдачи отчета. Могу принести его именно в той одежде, которую Вы только что озвучили, если Вас это устроит, конечно.
Высказав свои резонные соображения, которые по мнению Соня должны были прозвучать нейтрально и аргументировано, юноша снова согнулся в полупоклоне.
«Не время. Просто не время».
- Можете, монсеньор. Но если Вы все же пожелаете проверить – я готов предоставить отчетность о проведенной работе. Так же, как готов выполнить любые другие указания, которые могут последовать.
Девятка ощупал ноющую руку и недовольно скривился.
«Проигранная игра. Давно такого не было. Что ж. Уроком будет».
Да, Натан умел признавать чье-то превосходство. Но это не значило, что он собирался, в итоге, сидеть, сложа руки и без развития.
- Надеюсь за то, что я не могу выполнить Вашей просьбы – меня не ждет удар кнутом? Я поддаюсь воспитанию и даже с радостью, но я, все же, не лошадь.

Соня с плохо скрываемым любопытством воззрился на Короля, словно спрашивая будут ли еще указания, а так же наблюдая за реакцией на свои слова.

0

15

Ответом мальчишке послужил раскатистый смех - Робер умел радоваться мелочам, а этот диалог был приятной мелочью в череде последних неприятных событий.
- Вы не лошадь, мой дорогой Джонатан, скорее, мейн-кун с острыми зубами, - сказал он сквозь смех и даже покачал головой. - Кнут - слишком пошло, на мой взгляд, кроме того, я все еще надеюсь, что не ошибся в вас. Вы ведь понятливый молодой человек.
Какое-то время Робер рассматривал Альбери, но вскоре отвернулся, смял в пепельнице давно докуренную сигарету и сцепил пальцы в замок.
- Стало быть, белое некомильфо, - в его голосе послышался нарочитый французский акцент. - А вы знаете, что в Индии белый считается цветом траура, и именно его носят на похороны? Но мы не в Индии, вы правы. Вы правы... - задумчиво повторил Робер, потому что ему в голову пришла одна своевременная мысль, которая вызвала довольную улыбку.
Какое-то время он обдумывал ее, практически позабыв о юноше, мысль заняла его почти полностью, и Робер вернулся к разговору с большой неохотой.
- Отчет предоставите после похорон, - сухо произнес Лёруа. - Но не мне. Свяжитесь с Алисой, я после церемонии буду сильно занят и не смогу уделить вам достаточно времени, Джонатан.
Робер с сожалением посмотрел на полупустую чашку кофе и нажал на селектор, вызывая секретаря. Быстро заказал себе кофе, взглянул на часы, сразу решая, что в редакцию поедет только после встречи с Валетом, и только после этого вновь обратил заинтересованный взгляд на Соню.
- У вас еще остались вопросы, мой дорогой, или я могу вас отпустить?
Манера общения Робера шлифовалась годами. Он не поддерживал панибратства, но умел вальсировать от партнера - чтобы заставить того шагнуть в его сторону. И сейчас, отчетливо понимая, насколько мальчишка зол, Робер гадал, что именно могло привлечь Старика в этом импульсивном юноше и каким образом тот получил такую ответственную должность. Он помнил, что Старик любил ставить его перед фактом. Так, к примеру, назначение Дамы Червей Маскарди озвучил походя и лукаво взглянул тогда на Робера, как бы спрашивая: что, не угодил? Хорошо, что Валета Робер уже выбирал сам. А еще он поймал себя на мысли, что вопреки всему соскучился по Тучо.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-27 23:06:31)

0

16

Первым делом Натан постарался вспомнить пушистого зверька, упомянутого мистером Робером,и едва удержался от улыбки, вспомнив очаровательных созданий с весьма специфическим, как говорили, характером.
«Они же почти как коты. Значит я кот? Теплый, пушистый, гуляющий сам по себе и сходящий с ума в марте?»
- Я тоже на это надеюсь, монсеньор.
«А что он подразумевал под невозможностью уделить достаточно времени?»- Джонатан, который уже окончательно подавил внутренние порывы, снова насторожился, пытаясь разгадать очередную загадку.
- Отчет через Советника, я запомнил. Но вопрос появился и, раз уж Вы разрешили мне его задать, я все же спрошу. Кнут – слишком пошлый. Тогда что Вы считаете годным для воспитания, монсеньор Робер?
Вопрос, на первый взгляд, прозвучал несколько глупо – но все же такие мелочи обычно и составляют часть психологического портрета человека. Привычки, желания и порывы. Любимые предметы. Методика воспитания. Все в сумме. И раз Король смог оказаться хитрее и доказал то, что сидит на своем месте совершенно не зря, то Соня счел разумным попытаться понять мотивы действий этого человека, дабы больше не проиграть по своей глупости и, заодно, спасти свою бренную шкурку от возможной разлуки с костями и душой.

0

17

Робер откинулся в кресле, удобно устроил голову на подголовнике и усмехнулся, глядя в потолок. Вопреки наглости мальчишки, было в нем что-то харизматичное - то, что с годами грозило перерасти в грозное оружие. Робер понимал в этом толк.
- Кнут, мой дорогой, является пошлостью, потому что его используют, например, в борделях, вы же знаете. В наше время его применяют с иной целью, и воспитание через секс это... - Робер приподнял обе брови, но фразу не закончил, сделав витиеватый жест рукой. - Не просите меня вас так воспитывать, тем более, я считаю это лишним, - Стефан прикрыл глаза, продолжая говорить. - Люди, с которыми мне посчастливилось общаться, кажутся мне вполне сформировавшимися личностями, воспитывать которых было бы оскорбительно. Эти люди понимают, - он выделил последнее слово, - когда вторгаются в личное пространство или, скажем, несут чушь. Нет, мой дорогой, я решительно отказываюсь заниматься воспитанием, у меня слишком много дел. У нас, - Робер опустил голову и потянулся за сигаретами, - много дел. Одна смерть Старика способна вытеснить из моего организма любые мысли о воспитании. Поэтому, к примеру, воспитанием Клариссы будете заниматься вы.
Он посмотрел на мальчишку, медленно прикуривая, и в этот момент дверь приоткрылась, являя на пороге секретаря, который тащил на подносе кружку кофе и кофейник.
- Взгляните, Джонатан, - продолжил Робер, - я один раз упомянул, что пью много кофе, и мой секретарь раздобыл вот такое чудо - кофейник! Это вам не кофе-машина с разбавленным пойлом, которому стыдно носить название благородного напитка. Спасибо, Роб.
Секретарь поставил кофе на стол и, слегка кивнув Роберу, вышел.
- Видите? Простое упоминание о том, что я люблю много хорошего кофе. Один раз. И теперь каждое утро я наслаждаюсь его ароматом и вкусом.

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-28 00:07:11)

0

18

«Еще бы не знать».
О средствах, которые использовали в борделях особо ретивые клиенты и о том, какие следы могли остаться после самых несдержанных из них – Соня, по причине специфики своей работы, мог рассказать довольно много. Тем более что сам, пусть и изредка, мог позволить себе некоторые из подобных «игрушек», пусть чаще всего и не в роли того, чья рука наносит удары. Тем более что иногда подобные действия диктовала очередная роль.
- Никто не говорил про секс. Простите, если я неточно выразился,- Джонатан изобразил на лице виноватую улыбку. Но под ней аккуратно спрятал маленькою искорку желания разгадать этого человека и победить – тем или иным способом.- Ведь воспитанием Клариссы, как Вы выразились, я тоже буду заниматься вполне цивилизованными методами.
Когда вошел секретарь – Натан послушно рассмотрел чашку и кофейник, вслушиваясь в речь своего будущего Туза, ведь в том, что мистер Робер станет Тузом - уже не осталось никаких сомнений.
- Я понял, монсеньор Робер. И обещаю Вас не подвести.
Соня, в очередной раз, спешно поклонился, дабы успеть спрятать легкую улыбку, за которую можно было вполне получить по голове.
«Белое платье Вы тоже упомянули всего раз. И я не я, если не приму во внимание буквальность. Вы ведь не против, монсеньор? Я ведь буду идеально исполнять свои обязанности. Так чтобы не к чему было придраться».

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-28 00:45:05)

0

19

Очень понравился Роберу хитрый блеск глаз этого мальчишки. По всему выходило, что все слова нашли должное внимание, а жесты - были запечатлены на подкорке Сони. Король начал понимать Старика, этого насмешника, который носил свое прозвище по праву: Чеширский кот. Некстати вспомнилось то, что он сам сравнил Альбери с котом, имеющим длинный хвост и покладистый нрав. Мысль, так восхитившая его несколько минут назад, снова завладела Робером, и он помимо воли улыбнулся, больше не играя добродушие.
- Никто не говорил про секс, - повторил Стефан. - Мы сожалели о реалиях современного мира. Кстати, вы знаете, что кнутами хлестали рабов? - он взял в руки чашку и с видимым наслаждением вдохнул аромат, прежде чем сделать глоток. - Но я отвлекся. Завтра сложный день, рекомендую вам выспаться и привести себя в порядок. Я буду на кладбище загодя, Кларисса должна прибыть в числе первых. Вы - через полчаса. Постарайтесь, Джонатан, это очень важно для блага нашего общего дела.
Робер поставил чашку, закурил новую сигарету, сделал несколько затяжек. Только после этого он спросил то, что намеревался с самого начала.
- Джонатан... что вы думаете по поводу смерти сеньора Маскарди?

Отредактировано Стефан Робер (2010-09-28 23:42:02)

0

20

«Рабов»,- Джонатан мысленно опробовал это слово на вкус и оно ему не сказать, что понравилось. А уж стоило вспомнить историю – как Натана сразу передернуло.
«Никаких рабов в стандартном понимании. Да и вообще. Даже в образе раба надо держать ситуацию под контролем».
- Кларисса и я прибудем точно по расписанию. Я постараюсь обойтись без непредвиденных обстоятельств.- Джонатан помедлил с ответом на вопрос ровно столько же, сколько Король тянул с вопросом.- Смотря что понимать под моими мыслями, монсеньор.
Сеньор умер – да здравствует сеньор! Первым делом Соня убедил себя в окончательной смерти Туза, потом задумался и взвесил свои эмоции. Он не мог сказать, что готов умереть вслед за сеньором Маскарди, не мог сказать, что сильно расстроен. Слишком редко он видел этого человека и слишком спокойно этот человек относился к переменам в составе своих людей. Но одно Натан мог сказать точно – покойного он уважал и был ему верен.
- Я бы не сказал, что убит горем,- просто и коротко ответил Джонатан, решив не лгать насчет своего отношения к Тузу. К тому же Девятка не видел ничего плохого в том, что он только уважал босса, а не любил его как отца семьи. Сыновних чувств Натан совершенно ни к кому, никогда не испытывал.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-09-28 23:40:46)

0

21

- Отдаю должное вашей честности, Джонатан, - отозвался Робер, переводя взгляд на часы. Времени было достаточно, посему можно было продолжать разговор.
Король Червей должен был лично проследить за отношением к Тузу - небольшая дань уважения Тучо и бесценная информация о значимых членах масти. В частности - имела ли место неправдоподобная скорбь. Многое, очень многое в числе прочего характеризовало сейчас Соню в глазах нового Туза.
- Но я спрашивал не об этом, - тепло улыбнулся Робер. - Меня интересует, есть ли у вас подозрения относительно смерти сеньора Маскарди. Ваша работа, личные налюдения... вы вполне могли слышать разные разговоры. Джонатан... - он снова оперся локтями о стол, - не секрет, что смерть нашего дорогого Сальваторе была насильственной. Я в этом убежден. Долг Червей найти убийцу, и я склонен думать, что он мог быть среди нас, - Робер приподнял брови. - Так что говорят? Слышали ли вы, что думаете? Любая крупица сведений поможет нам, - он медленно провел ладонью по блестящей поверхности стола.

0

22

«Ах, вот оно что…»
Натан еще просто не успел задуматься о возможном убийстве. Только о самом факте смерти и то, мельком, просто чтобы понять, что можно теперь сделать.
- Я не думал об этом. Я, если честно, не пойму что человека нет, пока не увижу, как его закопают в землю. И уж тем более я не думал об убийстве. Возможно, я просто слишком мирный. Вариаций множество и я не в состоянии определить истинную причину, к сожалению.- Соня пожал плечами.
«Странные вопросы задает. Хотя вполне рациональные. Он действительно пытается узнать что-то или пытается что-то копать?»
Девятка краем глаза следил за движениями рук Короля, оглаживающего стол так, словно пытаясь излить на него свою нежность.
«Странный. Агрессивный. Но определенно хороший игрок».
В сердце проклюнулось подобие зависти, не той черной, которая сжирает душу в считанные минуты, а более светлой, которая вызывает желание стать лучше и победить. В который раз за сегодня? Натан улыбнулся своим мыслям, слегка облизнув подсохшие губы – нервничая и все еще не понимая мотивов подобных вопросов.
- Товар в замешательстве и не знает, как теперь все будет… Им страшно. Не всем, но страшно. Боюсь я бесполезен и не могу стать колодцем ценных сведений.

0

23

- Завтра вам представится возможность проводить сеньора Маскарди в последний путь, - качнул головой Робер. - Может быть, тогда и осознаете бренность бытия.
Вопреки пафосным словам он улыбнулся и сделал новый глоток кофе, подняв чашку на манер бокала и салютуя ей Джонатану. Это дало несколько лишних минут, чтобы поразмыслить. Что-то резануло слух, очень сильно резануло, и от этого благодушие слегка померкло. Как он назвал девушек? Товар?
Робер рассматривал юношу с легким любопытством. Какая ирония - мирный человек, но людей не ценит. Вернее, не ценит женщин. Именно так. В публичных домах превалировали женщины разных сортов, но были там и мужчины - для богатых сучек или особенных ценителей.
Робер вскинул подбородок и рассматривал Джонатана, сузив глаза. Где врет? Или - наговаривает? С молодежью такое часто бывало - могут где-то сбиться и поплыла легенда...
- Я хочу знать подробности, - сказал он. - Слушайте, спрашивайте, подмечайте детали. Я должен знать, о чем говорят, когда думают, что вокруг все свои. Шлюхам часто рассказывают полезную информацию, и наша задача с Вами - услышать ее. Тогда товар, - он выделил это слово, - станет по-настоящему ценным.
Робер давно и думать забыл, чем занималась его мать, но в такие моменты как сейчас он мог себе представить Катрину в вызывающем платье, улыбающуюся очередному клиенту...
Стефан поставил чашку на стол и даже отодвинул ее от себя.
- Вы свободны, Джонатан.

0

24

- Возможно, монсеньор.
Альбери настороженно следил за движениями босса. После недавней ситуации – Натан все еще не разобрался в этом странном человеке, а потому опасался, не зная чего от него ожидать. Посему не ускользнуло от обостренного внимания и легкое изменение настроения… растерянность, недовольство? Точно Девятка сказать не мог, но вот то, что что-то изменилось после его слов – мог сказать с уверенностью.
«Шлюхи?»- Натан скривился. Он яро не любил этого слова – грязного отпечатка на телах и душах, которые чаще всего не по своей воле работали на Червей. Сам Соня старался не применять по отношению к подопечным подобного обращения. И очень не любил, когда это делали другие.
Испортившееся вконец настроение отобразилось на лице скошенной, искривленной улыбкой, которая прямо таки кричала «я лгу».
- Я знаю о ценности товара и, подозреваю, сеньор Маскарди с успехом пользовался информацией полученной от меня и моей предшественницы. Хорошего вечера.
Натан поспешно поклонился и, уже открыв дверь, довольно явственно буркнул под нос:
- Шлюхи, как же. Тогда все мы здесь – проклятые миром уроды.
С трудом удержавшись от того, чтобы громко захлопнуть двери, Натан поспешил к себе – подбирать платье Клариссе и попросить, чтобы она приехала в отель.

Отредактировано Джонатан Альбери (2010-10-07 00:20:15)

0

25

Оставшись один, Робер допил кофе, выкурил еще одну сигарету и попросил секретаря пригласить Валета.
А пока ждал его, успел сделать несколько звонков, в том числе и в редакцию, пообщаться по телефону со своей прекрасной Дамой Червей и немного подумать о том, кому в масти стоит доверять, в кого - проверить.
Поразмыслив, он решил проверить всех, включая Шляпника. А для этого необходимо было независимое лицо, которому, опять же надо было доверять.
- Сам, все сам, - неподобающе фыркнул Робер и перевел взгляд на портрет Тучо, который запечатлел туза в период его расцвета. - Старик, задал ты мне задачку, - проговорил вслух Стефан. - Последняя шутка великого насмешника удалась.
Какое-то время он смотрел на портрет так, словно тот мог ему ответить, но почему-то медлил. Робер с удовольствием поговорил бы сейчас с Маскарди, даже несколько претензий бы высказал.
Он вспомнил, как приехал из колледжа уже будучи обладателем шрама, как была шокирована мать, а Тучо рассмеялся и сказал, что Стефан будет первым политиком с лицом киллера. Он очень хотел, чтобы Стефан стал политиком, но потом изменил свое мнение, пропихнув его в редакцию газеты, где Робер начал с должности младшего редактора и почти сразу хорошо себя зарекомендовал, так как всегда обладал врожденной грамотностью. Старик умело направлял его по жизни и как-то так оказалось, что занимал в ней большую часть. Теперь что-то внутри Робера пустовало...

...Вскоре телефон снова зазвонил, и Роберу стало не до рефлексии.
Игра начиналась.

0


Вы здесь » Boston-city » Flashback » Спутница для Короля