Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Flashback » Эксклюзив "а-ля Робер"


Эксклюзив "а-ля Робер"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название: Эксклюзив "а-ля Робер"
Время: за два дня до похорон Сальваторе Маскарди
Место: Бостон, офис газеты "Boston News", кабинет главного редактора
Персонажи: Стефан Робер, Рэнди Маршалл
Саммари: Главред вызывает к себе скандального журналиста. Неужели кадровые перестановки коснулись не только масти, но и газеты?

0

2

Утро буднего дня в редакции, как всегда, выдалось шумным и беспокойным.
Но самого Маршалла эта суета пока что обходила стороной.
Во-первых, он делил кабинет с одним из своих коллег-приятелей - небольшой, но все-таки изолированный. Это было заслуженной привилегией - первые полгода ему, как и многим другим, приходилось ютиться по углам в обнимку со своим ноутбуком.
Во-вторых, у него ничего не "горело". Рэнди ждал возвращения с вычитки своего последнего материала и допивал традиционный утренний двойной латте, когда приятный женский голос в рабочем коммутаторе сообщил ему о том, что его требует к себе начальство.
У молодого человека закололо в боку от волнения.
На то было несколько причин.
Начать с того, что главный редактор был личностью почти мифологической. Рядовой состав сотрудников даже мэра города видел чаще, чем своего непосредственного шефа, а уж о его связях и вовсе ходили самые противоречивые слухи.
Кто подозревал в редакторе ставленника от правительства или какой другой госструктуры, следящей за тем, что подавалось к столу читателей популярной прессы, кто намекал на его тесные контакты со знаменитой бостонской мафией, о существовании которой все прекрасно знали, но говорить об этом вслух в приличном обществе было дурным тоном...
Как бы там ни было, но Стефана Робера боялись и подчинялись беспрекословно любому мановению его руководящей длани.
А вызов в его кабинет мог иметь и вовсе непредсказуемые последствия...
Все это вертелось в голове у молодого журналиста, пока он поднимался на лифте в офис главного редактора.
Поделившись с исполненной чувства собственной неотразимости секретаршей жизнерадостной улыбкой, Маршалл дождался разрешения войти и открыл дверь "святая святых".
- Доброе утро, мистер Робер. Позволите?..

0

3

- Доброе утро, мистер Робер. Позволите?..
Главный редактор кивнул, не отрываясь от листков со статьями, чтением которых развлекал себя все утро.
- Проходите, мистер Маршалл. Дайте мне пару минут, - он даже не поднял головы, в данный момент выделяя маркером особенно удачную фразу.
Строго говоря, стук в дверь отвлек его от чтения этой самой фразы, а она была прекрасна: «Судьба ли то, что видим мы в этом незначительном эпизоде, или провидение смеется над нами?»
Робер с удовольствием перечитал абзац еще раз и удовлетворенно хмыкнул.
- Присаживайтесь, - продолжил он, бросая дежурные фразы, коими приветствовал тех счастливчиков среди подчиненных, которые удостаивались личной аудиенции. Робер знал, что является прекрасным управленцем – во всяком случае, первую заповедь он чтил свято: если можно делегировать полномочия, то надо это сделать и проследить. Именно поэтому редакторов «Бостон Ньюз» с руками хотели оторвать даже нью-йоркские газеты, но не могли в силу обстоятельств непреодолимой силы, которые из небытия мог вызвать Стефан Робер. Дирижировать этим сонмом великолепных специалистов было легче легкого, оставалось свободное время на работу в масти, а это означало полное удовлетворение текущими делами. За редким исключением.
Таким исключением, в частности, были статьи Рэнди Маршалла, все утро вызывавшие не в главном редакторе – в Короле Червей - много вопросов и недоуменных ухмылок. Выскочка и там, и сям вставлял в статьи намеки, которые мог пропустить главный редактор, но никак не Туз Червей.
Идея сформировалась почти моментально, но, к своему стыду, Робер многого не знал о молодом человеке и поэтому вызвал его к себе. Личная беседа была как нельзя кстати.
- Лично я не склонен доверять провидению, ибо оно может смеяться над нами, нарочно подсовывая не те доводы, но у меня есть глаза, и они вряд ли могут так зло надо мной подшутить и обмануть… – прочитал Робер вслух и, оторвавшись от бумаг, взглянул на молодого человека. – Это ваша статья, мистер Маршалл?
Очень немногие заметили бы, что последняя фраза была произнесена после чуть заметной паузы. И почти никто не заметил бы, как губы Робера на мгновение дрогнули.

0

4

Маршалл сел, безуспешно борясь с волнением.
За все время работы в одном из крупнейших изданий Бостона ему в основном удавалось избегать всевозможных спорных моментов в своих материалах - помогала хорошая правовая база, полученная им в колледже, благодаря которой он всегда знал, чем и как прикрыться и когда лучше не переходить границ.
Впрочем, он предпочитал называть это журналистским чутьем.
Что же могло пойти не так? Рэнди внимательно следил за сидящим напротив него за столом мужчиной - но Робер ни лицом, ни тоном не выдавал своего отношения к написанному.
- Судя по цитате - именно моя, - кивнул он, все еще теряясь в догадках.
Будь на месте кто другой, журналист со свойственной ему непосредственностью потребовал бы восхищенных отзывов.
Но сейчас он мог только ерзать в кресле и мучиться неизвестностью.
- Могу я поинтересоваться, чем она так привлекла ваше внимание? - осторожно спросил он.
Неужели ему наконец не повезло попасть под топор жесткой цензуры? Рэнди тешил себя единственной надеждой - ради обычного взыскания (равно как и для поощрения) его не стали бы вызывать так высоко. Для этого он был слишком мелкой рыбой. Значит, дело было в чем-то ином...
На смену волнению пришло любопытство - а это было уже более привычным для него состоянием. Эта небольшая смена настроения, занявшая последнюю пару минут, вернула молодому человеку самообладание - до того, как главред поднял на него пронзительный взгляд черных глаз.
Маршалл почувствовал себя бактерией на предметном стекле микроскопа и едва заметно поежился.

0

5

Какое-то время главный редактор изучал молодого человека, очень внимательно, с головы до ног и с ног до головы, и, наконец, остановился на его лице. Он посмотрел Маршаллу в глаза, положил листки на стол, прижимая к поверхности широкой ладонью.
- Достаточно того, что она меня привлекла, - сурово начал Робер. - Сейчас будем разбираться - чем.
Он разгладил листки на столе, покусал губы, якобы играя в негодование, что сделать было нетрудно: губы помимо воли тряслись от сдерживаемого смеха. Но - порядок есть порядок, надо руководить, а еще - тонко и ненавязчиво дать молодому специалисту задание. Когда Робер увидел статью, план в голове возник моментально. Около часа ушло на обдумывание деталей, еще около часа - на изучение досье Маршалла. Двадцать минут Робер довольно пил кофе и разговаривал по телефону с одним из своих многочисленных друзей-приятелей, поздравив по случаю с днем рождения и пообещав непременно быть на ужине.
Теперь мальчик сидел напротив, его статья лежала на столе под ладонью Робера, а сам Король Червей еле сдерживал смех. Воистину из Стефана, без ложной скромности, выйдет настоящий Чеширский кот, Маскарди был прав. Он уже чувствовал тот особый азарт, когда головоломка складывалась. Если бы не одна беспокойная мысль, Робер мог бы сказать, что все удачно, крайне удачно.
- Как вам известно, - сказал Робер, поднимаясь со своего места и делая успокаивающий взмах рукой - мол, сидите, - наша газета позиционирует себя как информационное издание, - в его голосе слышались скучающие нотки. - Новости, колонка редактора, колонка свежих сплетен, интересные факты, биржевые сводки - мы стараемся охватить широкий круг читателя и поэтому называемся "Новостями Бостона". Вы согласны со мной?
Робер сделал шаг по направлению к креслу, где сидел Маршал, но сделал вид, что по пути передумал, и потянулся к столу, забирая с него листки.
- Сплетни, мсье Маршалл, нам интересны. Когда их пишут таким прекрасным языком, как ваш, и не догадаться, где правда, а где вымысел, то - интересны вдвойне, - он сверился с листками и покачал головой.
После чего уселся на собственный стол и скрестил ноги в дорогих туфлях. Подумал, поправил задравшуюся штанину. Вздохнул.
- Но мы не газета, изучающая мифологию. Мы не печатаем непроверенную информацию. Тем более - когда она касается известного человека.

Отредактировано Стефан Робер (2010-10-11 01:20:40)

0

6

Маршалл с уважительным интересом следил за перемещениями по кабинету его хозяина.
Не сказать, чтоб слова начальника успокоили нервы и совесть молодого журналиста.
Однако, пока Робер толкал свою эффектную вступительную речь, у Рэнди было время подумать над ответом.
Поэтому, когда шеф сделал паузу, взгромоздившись на стол и вперив по-отечески строгий взор в свою "жертву", Маршалл сверкнул лучезарной улыбкой:
- О, поверьте, я ни одной минуты не сомневался в респектабельности такого солидного издания, как наше... - он чуть заметно склонил голову в немом приступе пиетета.
Еще бы - это уже про себя - за теплое местечко в Бостон Ньюз любой писака отдал бы правую руку...благо, современные технологии позволяли печатать и одной левой.
- И я уверяю вас, что мне и в голову никогда бы не пришло проявлять ненужных инициатив без соответствующих согласований с моим непосредственным руководством, - он легко развел руками: мол - мы всего лишь выполняем приказы.
На самом деле, он и правда не вышел за рамки дозволенного. Аналитический отдел работал денно и нощно в поисках решений, как еще подтянуть рейтинги - свежие темы искали везде и всюду. Поэтому многочисленная армия редакторов помельче хваталась за любой материал, выявляя его пригодность уже в процессе.
За свои статьи Маршалл особо не волновался. У него всегда было припасено несколько резервных вариантов - в конце концов, желтую прессу еще никто не запретил, и хоть сам журналист относился к подобного рода оправе для своего творчества с известной долей брезгливости, это не мешало ему обеспечивать себя запасными аэродромами.
Пока что необходимости в этом не возникало, но береженого, как известно...
Рэнди с удвоенным вниманием поглядел на возвышавшегося перед ним начальника.
- Как бы то ни было, я рад, что вы нашли возможным затруднить себя дополнительной проверкой, - благодарно улыбнулся он. - Если вам кажется, что этому не место на страницах "Новостей"...Что ж, будем считать, что удалось предотвратить непоправимый промах.
Отстаивать достоверность своих источников Маршалл, разумеется, не стал. В ближайшее время у него и так хватит дел – например, полюбопытствовать, чем господин Робер обязан упомянутым "известным лицам". Не ради обличительной статьи - сугубо из собственного любопытства.

Отредактировано Рэнди Маршалл (2010-10-07 01:00:43)

+1

7

За витиеватыми речами Робер отчетливо различил характер - скрытые шпильки удалось почувствовать почти сразу, и от внимательного взгляда главного редактора не ускользнуло ничего. Ни чуть наигранный наклон головы, ни эта легкая улыбка с налетом благодарности. От молодого человека исходила уверенность, внутренняя сила, которую Стефан всегда уважал в людях, независимо от их положения. Он понял, что не ошибся.
- Мне кажется, что отнеси вы свою статью моему заклятому другу из "Только факты", он оторвал бы ее с руками, - добродушно сказал Робер, изгибая бровь. - И с радостью бы напечатал в ближайшем номере, присовокупив пару-тройку фотографий (а я ведь уверен, что с фотографиями проблем не будет). Вот и узнаем...
Он подхватил со стола мобильник и быстро набрал номер Тайлера Тайлера-младшего, которого ненавидел всеми фибрами души потому, что тот вечно совал нос не в свое дело и был крайне неприятен в общении.
- Тайлер, золотко мое, - сказал он в трубку, когда она отозвалась томным голоском главного редактора журнала "Только факты", - это Стефан.
Они несколько секунд уверяли друг друга в том, что сто лет не виделись и что надо обязательно встретиться на следующей неделе, выпить вина и обсудить информационную жизнь Бостона. Тайлер пожаловался, что сбился с ног из-за смерти Маскарди, которую надобно осветить максимально широко, и попытался выведать какие-нибудь свежие сплетни. При всей своей хватке Тайлер был туп как свой журнал, и Робер моментально перевел беседу в нужное ему русло.
- Ты же знаешь, нас слухи не интересуют, - мягко ответил он на поток вопросов. - Не далее, как сегодня я завернул очередную статью о домыслах, хоть и написанную гениальным репортером, - при этом он подмигнул Маршаллу.
Тайлер в ответ посетовал, что Стефан всех хороших репортеров забрал к себе, а ему приходится работать со всяким сбродом. А вот если бы Стефан эту статью прислал ему, а еще лучше - самого журналиста...
Ловушка захлопнулась.
- Ну, вот... - быстро закончив разговор, Робер по-отечески посмотрел на Маршалла и снова улыбнулся. - Видите, вашу статью готовы приобрести за любые деньги в крупнейшем желтом издании. Что, безусловно, говорит о том, что я ее не напечатаю.
Потому что ее напечатает Тайлер. Робер очень хотел верить, что Маршалл, произведший на него столь положительное впечатление, окажется вдобавок ко всему очень понятливым и воспользуется протекцией, которую Робер ему только что устроил.

0

8

Неимоверным усилием воли Рэнди удерживал сейчас свою челюсть от окончательного падения на пол.
Нет, он, конечно, был немного наслышан о некоторой эксцентричности "мсье Робера", но такого не мог предположить даже в самых своих смелых фантазиях.
Онемев от первых же слов редактора, он с таким же непонимающим выражением лица выслушал его разговор с "коллегой", даже пропустив мимо ушей увесистый комплимент из уст большого босса. Впрочем, чего стоили такие похвалы, когда сильным мира сего нужно было тебя использовать, он знал и не особо обольщался на этот счет.
А то, что сейчас главред таким образом собирался "умыть руки", оставаясь при этом причастным через посредство самого Маршалла к возможному кулуарному скандальчику, было ясно и ежу.
Под слегка взлохмаченной шевелюрой молодого журналиста снова заработал мыслительный процесс.
Интересно-интересно...Насколько сильно Роберу нужна была эта статья? и насколько живое участие готов был принять в "левой" карьере своего же сотрудника господин главный редактор?..
Внезапно в его голову пришел забавный, но рискованный ход.
Ему без труда удалось трансформировать неподдельное удивление в несколько менее искреннее возмущение:
- Поверить не могу, что вы мне предлагаете такое! - ревнивым жестом уязвленного собственника он почти выхватил папку с черновиком статьи, которую протянул ему шеф. - Я готов принять конструктивную критику, отказ от публикации...не впервой, переживу. Но я не для того стремился к своей мечте - работать в Бостонских Новостях - чтобы потом так бездумно портить профессиональную репутацию.
Маршалл сильно рисковал - таким неожиданным благоволением начальника, его заинтересованностью, возможной незапланированной прибылью, в конце концов. Но, к сожалению, он был из породы людей, которых губит любопытство и азарт.
Вот и поглядим, удастся ли вам нас уговорить. Статья, конечно, достанется "Фактам", но набить себе цену оказалось слишком большим искушением.

0

9

Со стороны лицо Робера выглядело так, словно он не слушал молодого человека вовсе - Стефан смотрел, как шевелятся губы Маршалла и медленно собирал волю в кулак: он очень боялся, что улыбнется слишком умильно или - того страшнее - облизнет губы в предвкушении, потому лицо главного редактора на некоторое время будто окаменело, а сам "великий и ужасный" замер. И со стороны любому, кроме, наверное, это замечательного мальчика, могло показаться, что грядет страшная буря, но Робер знал, что Рэнди ему не поверит. И знал также, что он оказался еще более понимающим, чем Стефан предполагал с самого начала.
- Я? - переспросил Робер, картинно хмуря брови и зная, что Маршалл сможет разглядеть все, что нужно. - Да как вы смеете намекать на такое, мой мальчик? Вы заработались? Я, главный редактор одной из уважаемых газет Бостона - составляю протекцию моему собственному репортеру в желтую прессу? Как у вас язык повернулся такое сказать?
Он покачал головой и легко спрыгнул со стола, чтобы обойти его с правой стороны - и показать левую щеку со шрамом. Он скрестил руки на груди, подойдя к окну, все так же скорбно качая головой.
- Критика. Да, считайте это критикой, мистер Маршалл, - в его голосе слышалась скорбь по истинной журналистике. - То, что я нашел ваш язык цветистым, не говорит о том, что ваша статья примет иной цвет, нежели желтый. Мой дорогой мистер Маршалл... - медленно произнес он, - в этом кресле побывали многие журналисты, и каждый из них считал себя гениальным репортером...
...каковым я считаю вас...
- ...но разница, мой замечательный мистер Маршалл, заключается в том, что хороший репортер считает себя бездарностью. И работает над собой.
А также слушает внимательно...
- Я не стану печатать статью, основанную на домыслах. Но прекрасно знаю, что ее напечатает другое издание, буде вы предприимчивы.
Робер вздохнул и вернулся к столу, с которого подхватил пачку сигарет, вытащил одну и потянулся за зажигалкой. Только после этого он позволил себе посмотреть на Маршалла, чтобы оценить, произвели ли его слова правильный эффект, способен ли молодой человек играть по предложенным правилам. И главное... заметил ли Маршалл усмешку в его глазах.

0

10

Рэнди поймал себя на том, что снова следит глазами за мужчиной.
Приходилось признать, что Робер умел подать себя с самой выгодной стороны - и бывший предметом множества сплетен шрам его ничуть не портил.
Когда начальство закончило свою пламенную речь, он встрепенулся:
- Что ж, если вы... - его голос дрогнул именно в нужный момент. - Если вы настаиваете на таком решении вопроса, я вынужден подчиниться.
Да-да, считайте это большой жертвой с моей стороны.
Получив такую суровую отповедь, Маршалл решил больше не искушать судьбу - что, впрочем, не мешало ему тихо кипеть от веселой злости.
Молодой журналист знал, что его статьи хороши. Черт побери, если бы это было не так, их заворачивали бы еще в предварительной вычитке, а уж на столе главреда они вообще никогда бы не оказались.
Ну ничего...Он еще заставит Робера вспомнить свою "конструктивную критику". Злопамятный? Ничего подобного. Ему всего лишь хотелось отстоять профессиональную честь.
Рэнди уже не терпелось заняться делом - еще столько всего нужно было узнать...
- Разрешите идти? - с выражением почти такой же театральной скорби, каковую он парой минут раньше успел заметить в голосе начальника, Маршалл поднялся из кресла. - Мне пора отправляться работать...над собой.
Из-под трагически сведенных бровей на Робера смотрели смеющиеся серые глаза.

0

11

Мальчик все понял, и это привело Робера в истинный восторг. Он нечасто встречал людей, способных играть и выглядеть при этом так натурально в своей роли. Маршалл не разочаровал его ни словом, ни жестом, а его смеющиеся глаза и вовсе вызвали неконтролируемое восхищение. Стефану даже взбрело в голову то, что молодой человек, несмотря на возраст, будет способен на игру куда интереснее, чем все эти журналистские дела, но решил не торопиться.
- Я не разрешал вам уходить, мистер Маршалл, - сказал Робер, когда Маршалл поднялся со всей театральностью, и это снова вызвало восторг. - В сущности, я вызвал вас не за тем, чтобы отчитывать или объяснять, почему завернул вашу статью. Я смею надеяться, что не обязан объяснять свои действия, верно?
Он бросил на стол сигаретную пачку, присовокупив к ней сигарету, и снова присел на стол.
- Прочитав ваши творения, я понял, насколько вы охочи до сенсаций, мой мальчик. А у нас тут такие дела творятся, что только успевай записывать... - он усмехнулся, как бы беря паузу - словно подбирал слова. - По непроверенным данным на похоронах Сальваторе Маскарди случится скандал. Кажется, появится кто-то из его наследников или что-то похожее. Не знаю, - он развел руками и улыбнулся. - Мне нужно, чтобы толковый журналист был на похоронах и написал статью о том, как все прошло. Не домыслы, а правду. Вы понимаете, мой дорогой? Даже если эта правда окажется неприятной.

0

12

- ...смею надеяться, что не обязан объяснять свои действия, верно?
- Разумеется, нет, сэр, - улыбнулся Рэнди, радуясь, что Робер не слышит, как это было произнесено мысленно.
Маршалл остался стоять на ногах, все еще прижимая к себе пресловутую папку с черновиком статьи.
По мере того, как шеф вещал, в глазах журналиста появлялся нездоровый блеск.
- Я отнюдь не гоняюсь за сенсациями, - вставил он слово в короткой паузе, покачав головой. - Я просто стараюсь следить за тем, что может понравиться читателям.
Сказал он это искренне. На самом деле, Маршалл и сам в это верил. Иногда. А иногда, соответственно, нет - в зависимости от обстоятельств. Но сейчас на него снова накатил приступ журналистской праведности - все для публики...
Поэтому, усмотреть в тот момент в его словах что-либо наигранное не смог бы никто.
Впрочем, эта уверенность совершенно не помешала ему почувствовать привычный профессиональный зуд. Так же как хорошая охотничья собака становится в стойку, когда чует добычу, так и он напрягся, обратившись в слух и внимание, пока Робер излагал ему версию предстоящих событий. В голове уже роились абзацы будущей статьи - Маршаллу даже пришлось одернуть себя, чтоб тут же не кинуться записывать за собой...
- Что ж. Почтить память такого уважаемого в городе человека - это мой гражданский долг, - кивнул он с улыбкой. - И я уверен, что не одному мне это небезразлично.
Рэнди внимательно поглядел на главного редактора. Что же за всем этим стояло?..

+1

13

- Что ж. Почтить память такого уважаемого в городе человека - это мой гражданский долг.
Это прозвучало музыкой для ушей. Робер давно ни с кем не разговаривал так - чтобы за словами стоял другой смысл, потому что...
- И я уверен, что не одному мне это небезразлично.
Он слишком много понимал, этот мальчик с горящими глазами. Как они зажглись при его рассказе, как загорелись предвкушением - о, Стефан знал, что сможет его заинтересовать. И польются слова, сплетутся в предложения, а дальше... дальше будет статья, за которую "Бостон Ньюз" раскупят в мгновение ока. Но раньше, пока главный редактор будет читать гранки, раньше он насладится божественным хитросплетением слов, фактов и еле заметной иронии, которая будет пронизывать текст.
Король Червей почувствовал азарт.
- Рэнди, - он произнес его имя, неожиданно по-французски смягчив букву "р".
Ему - уроженцу Бостона - даже при матери-француженке не досталось мягкого акцента предков, но тот неожиданно вспомнился сам. И "р" прозвучало мягче и так не по-английски.
- Рэнди, - повторил Робер, быстро продолжив, стараясь замять эту оплошность, - статью покажете мне лично. Не стоит пересылать ее моему заместителю или кому-то еще. Я должен сам ее прочитать.
И это было логично, черт побери, но почему Робер почувствовал тревогу? Словно он сделал что-то не так - что-то, открывшее его тайные намерения, а ведь они еще пять минут назад были другими...
- Можете идти, - холодно улыбнулся он, отворачиваясь - показываю щеку со шрамом, и на сей раз это была защитная реакция.

0

14

"Вау..." - внутренний голос был как всегда ироничен. - "К нам уже по имени, как мило..."
Маршалл не знал, радоваться ему или огорчаться. Судя по всему, он продолжал производить на вышестоящих впечатление провинциального идиота, который способен растаять и вывернуться наизнанку от усердия за любое доброе слово...
Конечно, это было частью имиджа, так тщательно вылепленного за последние годы, но изредка ему все-таки хотелось, чтоб его воспринимали чуть серьезнее.
- ...статью покажете мне лично. Не стоит пересылать ее моему заместителю или кому-то еще.
Рэнди выдал последнюю на сегодня свою обезоруживающую улыбку:
- Само собой, сэр.
Он не стал спрашивать, не озадачит ли его непосредственное руководство (то, которое сидит пониже) такой ход через голову. Коли уж приказ исходил лично от главного редактора, им точно останется только прижать хвост.
А вот с коллективом будет сложнее...Любимчиков нигде не жаловали - придется, наверное, придумывать какой-нибудь убедительный отмаз...
Кстати, о коллективе.
Уже стоя в дверях, он намекнул Роберу насчет фотографа и, получив царственное благословение, поспешил ретироваться - такое продолжительное общение с начальством слегка выбило молодого журналиста из колеи. Пора было восстановить душевное равновесие и немного поработать - это всегда ему помогало.

Отредактировано Рэнди Маршалл (2010-10-25 22:49:59)

0


Вы здесь » Boston-city » Flashback » Эксклюзив "а-ля Робер"