Boston-city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Boston-city » Flashback » Дама Червей может быть мадемуазель


Дама Червей может быть мадемуазель

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Дама Червей может быть мадемуазель
Время: около восьми лет назад
Место: Кабинет Туза Червей, Отель Либерти
Персонажи: Стефан Робер, Марион Брюне, фоном – Сальваторе Маскарди
Саммари: Сальваторе Маскарди назначил новую Даму Червей вместо предыдущей. По убеждению Стефана Робера Дама не может быть мадемуазель, но у Старика свои планы на этот счет.

0

2

Старик порадовал с утра: вызвал к себе и сказал, ухмыляясь:
- А что, Стефан, не засиделся ли ты в девках?
Робер упал в кресло, прикурил и заинтересованно взглянул на Туза.
- Вы меня, никак, женить собрались, Тучо? – он вернул ему ухмылку, которую Сальваторе понял правильно.
- Пресвятая Мадонна, да разве я справлюсь? Ты опозоришь меня перед богом и людьми, Стефан. Ты опозоришь любую женщину, а меня хватит удар. От стыда, - добавил он. – Нет, мой мальчик, я не буду настаивать на твоей женитьбе, но ты, как мое доверенное лицо и Дама Червей одновременно, смотришься слишком комично.
Робер деланно возмутился.
- Я люблю свою должность. Никакой кодекс не запрещает мне быть Дамой Червей, я готов служить…
Старик махнул на него рукой.
- Много слов, а все без толку. Я уже все решил.
- Так если решили, разве я могу спорить? – развел руками Робер, почувствовав азарт.
Не то, чтобы он думал о понижении – с должностью (после стремительного взлета из Девятки в Дамы) он справлялся и даже испытывал гордость. Но повышение до Короля? Долгое время место правой руки Туза пустовало, а Старик все медлил, заставляя масть возбужденно шептаться по углам.
- Будешь Королем, - подытожил Сальваторе, играя зажигалкой. – Я уже и Даму присмотрел, скоро придет.
Стефан чуть не съехал в кресле от неожиданности.
- Тучо… Сальваторе… у меня даже слов нет… - начал было Робер, но его прервал очередной нетерпеливый взмах руки.
- Поблагодаришь потом. Передавай дела, что там, - он сдвинул брови, но глаза его улыбались.
Стефан поспешно поднялся с места и не преминул поцеловать Тузу руку, заслужив еще и похлопывание по щеке.
Они обсудили все насущные проблемы, дожидаясь Даму, и Сальваторе вскоре под благовидным предлогом отошел. Как потом понял Робер – это была очередная проверка лояльности.
Решения свои Старик обсуждать не любил.

0

3

Перед входом в фешенебельный отель  Либерти остановился черный Вольво и через минуту из приоткрытой дверцы водителя появилась женская ножка. Она была стройной, с изящной лодыжкой и в дорогом чулке. Туфелька на ножке так же была не из дешевых, но не выглядела при этом вульгарно, а скорее наоборот. Как только ножка вступила на тротуар рядом появилась ее сестра-близнец, такая же стройная, с плавными изгибами икр. Но вскоре появилась и сама обладательница таких богатств – молодая женщина в черном плаще и с сумочкой в тон верхней одежды. Отдав ключи парковщику и несколько банкнот в качестве чаевых Марион уверенной походкой направилась к стеклянной двери, ведущей в вестибюль отеля. В холле ее уже поджидал человек туза, молодой мужчина чуть старше самой девушки. «Член масти? Нет, скорее секретарь или помощник секретаря», -  размышляла про себя, когда тот сопровождал будущую Алису к кабинету Чешира. Перед самой дверью мисс Брюне отдала секретарю свой плащ и перчатки. И лишь затем достала из квадратной сумочки небольшое зеркальце в серебряной оправе. Она волновалась, это было заметно в той неловкости пальцев, когда она открывала незаменимый предмет женской сумочки. Убедившись, что ни один локон не выбился из общей массы прически и что губная помада не утратила своего цвета и не была «съедена» сделала глубокий вдох и на мгновение прикрыла глаза. Она всегда так делала перед важным выступлением или просто, чтобы побороть волнение. И лишь затем удали два раза по двери костяшкой указательного пальца, давая понять, что уединение обитателей кабинета будет нарушено, вошла в помещение – святая святых масти.

В кабинете никого не было кроме статного мужчины лет так тридцати с хвостиком, и  это никак не был Кот, поскольку с последним черва виделась не единожды и прекрасно знала, как он выглядит. «Стефан Робер» - пронеслось в сознании имя человека, чье место она займет в ближайшее время.  Данный факт немного удивил ее, но ввиду своей деятельности и воспитания на ее лице не проявилось ни единой эмоции.

- Добрый день, мсье Робер! – не растерявшись деловито произнесла Мо подойдя ближе к мужчине. – Вас должны были предупредить о моем приходе. Марион Брюне, будущая Дама червей! – официально произнесла молодая особа, протягивая руку для пожатия. В ее голосе можно было услышать нотки наглости с неким оттенком надменности, поскольку она станет первой женщиной, которая займет место советника в червовой масти.

Отредактировано Марион Брюне (2010-10-22 21:01:25)

+1

4

Мадам Марион он знал не понаслышке - Старик не единожды превозносил ее личные качества, намекая, но Робер до последнего сомневался, что Сальваторе все-таки сделает это. Назначит на его место женщину. Это был удар ниже пояса, потому что Стефан уже определился с тем, что единственная в его жизни женщина, на которую он никогда не смог бы посмотреть косо или, чего доброго, усомниться в ее здравомыслии - его собственная мать. Все остальные женщины в жизни Стефана производили впечатление глупых амбициозных истеричек, а о душевном трепете говорить и вовсе было запрещено - шрам всегда напоминал о сердечных муках.
Кроме того, назначить на место Робера эту мадам говорило еще и о извращенном чувстве юмора Старика, который ввернул эту шпильку: с твоей работой и женщина справится. А она, судя по всему, очень гордилась этим: то, как она надменно представилась, словно Робер не знал всех членов масти поименно и не изучал все личные дела.
Все это пронеслось в голове будущего Короля Червей, пока он делал короткий шаг навстречу будущей Даме Червей.
- Мадам Брюне, - ослепительно улыбнулся Стефан, беря ее за руку и целуя тыльную сторону маленькой ладони. - Очень рад. Счастлив встрече. Покорен и очарован. Растоптан вашим величием.
Он склонил голову, как бы в немом восхищении, продолжая держать мадам Марион за руку и улыбаться.
Маскарди воспитывал в нем шута, немало в этом преуспел и порой даже злился, но такова была натура Стефана. Величественно хмурить брови и напускать на себя умный вид он не любил - подчиненные и так знали, сколько в его шутках могло быть яда или серьезности.
А проверку лояльности он завалил моментально, чувствуя колоссальное удовольствие: вероятно, Старик следил за кабинетом, все видел и слышал.
Поэтому следующая улыбка Робера предназначалась уже Тузу - легкое такое смущение ученика, который все делает правильно, но по-своему.
- Позвольте предложить вам кресло, шери, - спохватился Робер. - И капельку бренди с дороги? Наш дорогой Сальваторе скоро будет, попросил меня встретить нашу очаровательную Даму. Как я мог ему отказать?

+1

5

Прежде чем прийти на встречу, черва потратила не один час на изучение собранной информации из различных источников на своего предшественника.  Ее опекун еще давно привил у нее эту привычку, он и сам так делал и это помогало ему во многих вопросах, как в масти, так и в жизни. Вот теперь Марион идя по стопам своего учителя и опекуна была благодарна ему, поскольку, быть может, благодаря именно этой черте как и другим свои качествам доросла до статуса советника будучи еще столь молодой, но довольно амбициозной женщиной, первой женщиной на этой должности. Так что, переступая порог кабинета Чеширского Кота, она была можно сказать заочно знакома с мсье Робером.  К тому же сам Маскарди не раз в присутствии девушки как бы между делом любил упомянуть о своем советнике. Что порой в его словах Мо угадывала гордость за, если позволят сказать, сына. А можно ли считать Стефана сыном Туза червовой масти? Возможно да, все члены масти его сыновья и дочери, но Робер был неким исключением. Как говорили источники, Тучо сам ввел его в масть и практически воспитал его, взрастил как родного сына. Быть может недаром, люди говорят, что не тот родитель, который родил, а тот который воспитал.
- Мадам Брюне. Очень рад. Счастлив встрече. Покорен и очарован. Растоптан вашим величием.
Марион вертевшаяся в обществе, где лесть во всех ее проявлениях была обыденным делом, выработала некий иммунитет к ней. Но когда Алиса проявил раболепие, на пару мгновение Мо дала слабину и поверила ему, легкий румянец смущения на ее щеках стал тому подтверждение. Тут она сообразила о своей ошибке, последствия которой могли быть катастрофическими для нее. Она прекрасно понимала что мужчина, который сейчас приклонил голову целуя ее руку, сладострастно улыбаясь не очень доволен тем что на его место придет женщина, какой бы талантливой она не была. Да вообще кто будет рад, что тебя потеснила какая-то пигалица? Да никто, если он нормальный мужик с чувством гордости и собственного достоинства. Пусть она будет сто раз гением, тысячу раз мастером интриг или еще кем, но в его глазах она всегда будет женщиной – слабой, податливой, хрупкой. И она это продемонстрировала только что. «Черт!»
Но не все еще можно поправить и перевести свою оплошность в некую игру, игру по его правилам. Да именно так.
- Изысканность ума сказывается в умении тонко льстить, мсье Робер, - девушка выдавила из себя не менее искреннюю улыбку, что и он сам. – Вы преуспели в этом мастерстве, что я даже на некоторое время поверила в свое величие. – она призналась, говоря это как шутку. «Правде ведь не все верят» – Но давайте оставим величие великим, а нам простым смертным предназначено совсем иное.
- Позвольте предложить вам кресло, шери,
«Хм, мы не настолько близки, чтобы так фамильярничать, но если пожелаешь, мы будем играть сегодня по твоим правилам» - не удержалась от комментариев брюнетка,
- И капельку бренди с дороги? Наш дорогой Сальваторе скоро будет, попросил меня встретить нашу очаровательную Даму. Как я мог ему отказать?
«Еще бы, ты отказался», - сьерничала черва, но вслух она, конечно, произнесла совсем другое.
- Благодарю, mon ami! – будущая Алиса присела в ближайшее от нее кресло, ее движения были манерно ленивы. Как и положено воспитанной леди она присела на краешек сидения при этом повернув голень  немного наискосок. – Если вы не возражаете, я бы предпочла кофе, - легкая улыбка благодарности мужчине была послана тут же.

+1

6

До чего было бы просто - продолжить флирт и добавить пару бархатистых ноток в голос, а потом... потом, возможно, случился бы ужин, на столе бы горели свечи, вино плескалось бы в бокалах. И дальше - к очаровательному флирту после, и Робер проводил бы даму до номера и, может быть, остался бы на ночь. А утром проснулся бы, ощущая запах ее духов. Она была бы сонная и трогательная, и Стефан, конечно, захотел бы ее потрогать.
Счастье Маскарди невозможно было бы описать.
Но всему виной проклятое "бы", которое не имеет возможности испариться из мыслей и планов.
Робер улыбался и делал это искренне, действительно. Потому что играть нужно было, искренне веря в то, что играешь. За доли секунд он понял, что правила приняты, но не смог не отметить легкий румянец на щеках женщины.
Как было бы просто - продолжить легкий флирт, но они сидели в кабинете Туза Червей, и Стефан проходил проверку лояльности, а Сальваторе наблюдал, а Марион вступала в новую должность.
Робер никогда не смешивал работу и развлечение, несмотря на то, что его работа была скорее развлечением, чем тяжким трудом.
- Изысканность ума сказывается в умении тонко льстить, мсье Робер, - начала Марион, подтверждая его мысли - игра, легкая пища для ума и прекрасное времяпрепровождение.
Чего еще желать?
- Вы преуспели в этом мастерстве, что я даже на некоторое время поверила в свое величие, - созналась она, сделав это так мастерски, что Робер почти поверил в то, что она шутит.
А потом она попросила кофе и назвала его "мон ами", и Стефан допустил мысль - сработаются. Возможно.
Он налил ей чашечку, продолжая играть в галантность.
- О, так вы знаете французский, - с легкостью перешел он на второй родной язык. - Прекрасно. У меня нечасто есть возможность попрактиковаться, хотя я безумно люблю его.
А еще его не знал Маскарди.
- Так, о чем мы говорили, - непринужденно продолжил он, доставая сигареты. - Ах, о смертных и их величии. Вам не кажется, что наш Старик величественно самонадеян? Посудите сами - он думает, что можно справиться с такой почетной должностью, имея ничтожно мало опыта и только кучу амбиций?

+1

7

Пока мужчина наливал кофе Мо решила осмотреть кабинет, в котором как она поняла, была впервые, несмотря на то, что раньше она неоднократно посещала отель. Это роскошное здание с таким трагичным прошлым, поражало своим великолепием. Всматриваясь в превосходную отделку помещений, в этот лоск и респектабельность присущую заведения такого уровня никогда не поверишь, что в его стенах некогда располагалась тюрьма, что люди здесь испытывали страдания, сгорая в ненависти и отравляя свое существование переполняющей их злобы. Марион уже давно донимал вопрос, почему именно это здание в итоге стало «домом» для всей червовой масти? Неужели в этом архитектурном строении Туз некогда нашел некий символизм или же само расположения Либерти повлияло на решение Чеширского Кота? Но каким бы в итоге не оказался ответ на интересующий девушку вопрос логово червовой масти так и останется своеобразным центром, сердцем Бостона.
Девушка скользила оценивающим и несколько любопытствующим взглядом по стенам, картинам, мебели и конечно же по спине пока что «Алисы». Высокий рост, ширина плеч, статность и величественность, даже шрам, который Марион успела разглядеть во время знакомства не портила общей картины, скорее наоборот придавала этому мужчине мужественность. В голове этой молодой женщины на мгновение проскользнула мысль о … Нет, у них никогда не будет совместного будущего, даже длиной в одну ночь. Слишком несбыточно, слишком нереально. Но если предаться столь приятным размышления о неосуществимом будущем, то в воображении Марион их история походила на горящую спичку. Вот она резко вспыхивает. Горит ровным светом, наивно борясь с темнотой их сердец. Затем обжигает пальцы и с тихим шипением гаснет под гнетом обстоятельств, имя которых работа и долг перед семьей, оставив после себя изуродованный кусок золы ни на что не пригодный.  И это напомнило о некогда случившемся с ней романе, таком же ярком и обжигающим, после которого осталась искореженная душа наполненная болью, разочарованием и огромный амбарный замок на ящике, в котором черва заперла надежду на простое женское счастье. Поэтому она установила для себя правило, никогда не совмещать работу и личные чувства, которые всегда мешали здраво мыслить, затуманивая разум. Она все же была их того типа людей которые не привыкли наступать на одни и те же грабли дважды
- Благодарю, – она приняла маленькую чашку с ароматным черным варевом, которое непременно должно было взбодрить ее сейчас. – Французский это язык моих предков, – она плавно, несколько играючи перешла с одного языка на другой. -  Мой дед вместе со своей семье эмигрировал в штаты во время  второй мировой. Так что было бы кощунством, если бы я не знала его. У вас тоже вроде в роду были французы или я ошибаюсь?
«Неужели у нас так много общего? Ну, одно радует, что мы нашли общий язык» - усмехнулась в мыслях черва.
Вам не кажется, что наш Старик величественно самонадеян? Посудите сами - он думает, что можно справиться с такой почетной должностью, имея ничтожно мало опыта и только кучу амбиций?
Тон мужчины, который собирается закурить ей не особенно понравилась. А на что она надеялась? Он же не все время будет корчить перед ней шута? Конечно же, нет. Марион отбросила непринужденный тон и легкомысленную полуулыбку обнажая свою личину – холодной, расчетливой и несколько эгоистичной молодой женщины.
«Ну что ж, перейдем к делу»
- Не нам обсуждать решение мсье Маскарди, – проговорила она, несколько холодно глядя в свое отражение в черной глади в окантовке из белоснежного обода фарфора. -   Но если Туз остановился на моей кандидатуре значит он, – она подняла взгляд и стала вглядываться в глубины глаз пытаясь увидеть там его мысли, проявление эмоций на ее слова, -  разглядел во мне то, что, по его мнению, подходит для, как вы выразились, «почтенной должности». Хотя вы, как его советник и доверенное лицо могли бы посоветовать ему более лучшую кандидатуру, если вас что-то не устраивает, – на долю секунды она хищно прищурилась, - Или вас поставили перед фактом?!

0

8

- У вас тоже вроде в роду были французы или я ошибаюсь?
- Моя мать была француженкой, - ответил Робер и не стал ничего более пояснять.
Все и так знали, что отца он никогда не видел... что касается занятий матери и ее взаимоотношений с Маскарди - возможно, догадывались, возможно, знали, но говорить об этом было не принято.
- Видите, у нас с вами есть что-то общее, - продолжил он, улыбаясь.
- Или вас поставили перед фактом?!
Ловушка с легким щелчком захлопнулась, и маленькая красивая бабочка заметалась по ней в негодовании. Робер оценил и холодный взгляд, и сухой тон, и мгновенную смену настроения будущей Дамы. Он улыбался, весьма довольный собой, но улыбка его не была самодовольной - Стефан искренне радовался тому, как мадам Марион реагировала на его слова. Французский можно перевести, и Старик это сделает непременно. Прекрасная мадам только что прошла проверку лояльности не только Тучо, но и Робера, а также... позволила продолжить игру.
- О, - он сделал вид, что смутился, - вы подумали... бог мой, вы подумали, я говорю о вас, ма шери? - Робер покачал головой. - Что вы, дорогая, я имел в виду себя. Сальваторе слишком опрометчив, по моему скромному мнению. Я - Король Червей. Это огромная ответственность, и я не чувствую себя готовым взваливать такую ношу. Но... как вы только что справедливо отметили - не нам обсуждать решения нашего прекрасного и умного Туза.
С кончика его сигареты закручивался дым, Робер продолжал улыбаться, ласково глядя на Марион и предчувствуя насмешки Туза, а также его отеческое "Стефан, когда ты остепенишься?!"
На миг он задумался только - а не пригласил ли Тучо Даму для собственного удовольствия? Но в таком решении Робер всегда поддержал бы дорогого Сальваторе. И не стал бы оспаривать его решения.

0


Вы здесь » Boston-city » Flashback » Дама Червей может быть мадемуазель